Наверх

В моей семье родился особенный ребенок, это тоже меня повернуло лицом к проблеме

текст: Дарья Гречанникова, фото: Дарья Гречанникова
Междуреченск, Кемеровская область
Время события: 19:27 25.11.16
19:30 Междуреченск, поселок Усинский
Мы вместе с руководителем конного клуба «Галатея» Натальей Черноусовой и ее шестилетним сыном Костей возвращаемся из города в поселок, где и расположен клуб. У Кости в детском саду, был утренник посвященный Дню материка. А я как раз смогла побывать на празднике у своих детей.
- Как хорошо получилось а то я переживала, что пропущу праздник у детей в школе, - говорю я.
- Да, иной раз думаешь, хорошо, что удалось.
- Мама, сможешь поиграть со мной в «Майнкрафт», перебивает Костя.
- А да мы же вчера не поиграли. Напомни - поиграем.
- А не бывает мыслей, что из-за занятости свои детям что-то не додаешь?
- Может, я себя так успокаиваю, но считаю что главное не количество проведенного времени, а качество. Можно весь день проводить с ним весь день, но просто быть рядом. Или час, но поиграть, почитать, вместе что-то поделать.
- Но был период когда расстраивалась, что детям внимания не уделила.
-Да на протяжении нескольких лет мы ходили в бассейн, раз в две недели по воскресеньям. Но потом в прошлом году прекратили. Выходные - жаркая пора, и перестали ходить. Но в этом году я четко решила, что мы выкроим время, договорилась с мамой, которая водила ребенка в это время, - говорит Наталья.
- Семья помеха или нет? Иногда говорят, вот если бы не дети…
- Отговорки, - отрезает Наташа. – То, что в моей семье родился особенный ребенок, это тоже меня повернуло лицом к проблеме.
Старшая дочка Наташи двенадцатилетняя Алина – аутист.
-Кто знает, стала бы я заниматься иппотерапией, если бы так не сложилось, заканчивает она.

«Не бывает неудач, бывает обратная связь»

Междуреченск, Кемеровская область
Время события: 19:26 25.11.16
19:10 Междуреченск, Кемеровская область

Мы с руководителем конного клуба «Галатея» Натальей Черноусовой и ее сыном Костей возвращаемся из города обратно в поселок. На улице темно, снег метет.
— А были дети, с которыми не удалось добиться результатов?
— Девочка была три года с ДЦП. Нельзя сказать, что она была маленькой. В три года ребенок уже понимает, можно договориться. И она жутко боялась лошади. С трудом я уговорила ее сесть со мной. Лето было, мухи и лошадь кожей стряхивала их. Объясняли, но страх иррациональное чувство, никакие объяснения не действуют. А она была прям принцесса, бантики, юбочки. И мы договорились, что она будет на гриву лошади ей одевать резиночки. Но иногда лошадь может, как собака трястись как собака. А занятия я заканчивать всегда стараюсь на позитивной номе, когда у ребенка пик интереса.
— Как-то жестоко, нет?
— Нет, это уловка. Формируется у детей желание предстоящей встречи. И вот по конец занятия надо же было Карамели так сделать. И все больше она не села на лошадь.
— Ты сильно огорчилась?
— У нас психологов есть фраза: «Не бывает неудач, бывает обратная связь». Я всегда радуюсь даже малейшему успеху, погладил ребенок лошадь, подошел к ней. А если не получается, я анализирую, и пытаюсь над этим работать.
— Но в этом случае от тебя ничего не зависело?
— Иногда и не все от меня зависит, к сожалению или к счастью.

Предприниматель Наталья Черноусова: «Иппотерапия – это дорого»

Междуреченск
Время события: 18:50 25.11.16
8:40 Междуреченск, поселок «Усинский», конный клуб «Галатея»
В помещение для переодевания холодно. Руководитель конного клуба «Галатея» Наталья Черноусова берет дрова и топор и выходит на улицу. Спустя несколько минут возвращается, она возвращается, бросает дрова в печь.
— А сколько стоят занятия иппотерапией для детей?
— 350 рублей занятия, — отвечает Наталья и мнет газету в руках.
— А бесплатно почему нет?
— Бесплатно удается только за счет участия в благотворительных проектах. И основной вид деятельности у нас все-таки иппотерапия, поэтому это и основная услуга. Но себестоимость высокая она включает не только содержание, уход за лошадью. Но иппотерапевт должен раз в два года повышать квалификацию. Даже в образование это требуется делать раз в три года. (Наталья работала в детском саду психологом до 2015 года). Если быф я включала в стоимость и все курсы, то цена была бы 1000 рублей за занятие.
— А как удается выживать, если плата, дешевле себестоимости?
— Я ходила на всякий бизнес курсы, — говорит и тут же легонько смеется Наталья. — Везде говорили, чем больше разных источников дохода, тем больше шансы развиваться бизнесу. С одной иппотерапией мы бы не смогли зарабатывать. Поэтому обучаем детей основам верховой езды, прокат в Новогодние праздники, массовый прокат в детских садах. Вообще, я не люблю прокат, считаю, что лошадь должна работать там, где есть условия, а не в городе на асфальте. Но я стараюсь во всем видеть положительное, есть плюсы и у проката, я вижу как радуются дети. Для лошадей стараемся, чтобы все было максимально комфортно, если на дорогах асфальт привозим ее на машине, зимой надеваем полоны (специальная теплая накидка для лошади – прим. авт). Основной вид деятельности – иппотерапия, становится возможным благодаря именно этим источникам.
В печки трещат дрова, и в помещении постепенно становится тепло.

Предприниматель Наталья Черноусова вернула лестницу школе

текст: Дарья Гречанникова, фото: -
Междуреченск, Кемеровская область
Время события: 07:43 25.11.16
7:43, Кемеровская область, Междуреченск

На улице еще темно. Меня по дороге подхватывает предприниматель Наталья Черноусова. Два года назад она вместе со своей семьей открыла конный клуб в Междуреченске, специализирующийся на иппотерапии. 

В машине с нами еще ее двенадцатилетняя дочка Алина и папа Владимир Иванович.

— Алина, а ты что музыку выключила? — спрашивает Наташа.

«У природы нет плохой погоды» играет из телефона. Алина одевается. Песня заканчивается и начинаются снова.

Наталья уже отвезла младшего сына в детский сад и теперь везет дочку в коррекционную школу. Поворачиваем на проселочную дорогу и едем в горку. Школа находится далеко на горе. Машина в горку заезжает с трудом. 

— Давай милая, — говорит Наташа, за рулем она. Перед нами идут пешеходы.

— Вот пешеходы идут, а остановишься, начинаешь съезжать с горки. — В этом году лестницу сделали не без нашего участия. Мы пошли к директору, она сказала, что раньше была отдельная лестница для пешеходов, но потом из-за ремонтных работ ее убрали. А здесь дети ходят, и родители детей, которые плохо передвигаются, довозят на машине. Зимой очень сложно, машина в снегу, дети идут навстречу,  ты тормозишь, машина скатывается назад. Тогда мы пошли к директору школы, она признала, что проблема есть, но денег у школы нет. Тогда мы с родительским комитетом пошли на прием к главе города. И вот, в этом году лестницу нам сделали.