Интервью

Экспертные мнения

О границах применимости фотографической типологии сегодня
16.05.2018
В предыдущей статье «Возможности типологии» мы постарались привести примеры тех случаев, в которых типология является наиболее удачным и оригинальным решением в  реализации творческой идеи, а в ряде случаев даже более удачным способом, чем традиционный фоторепортаж. 

Но в поисках границ применимости типологий мы пошли ещё дальше и обратились за мнением к экспертам.
Андрей Безукладников
Фото: photofest-uglich.ru
Андрей Безукладников
Российский фотограф, руководитель интернет-ресурса Photographer.ru

«/…/ Сразу скажу только одно — этот формат кажется несложным, поэтому так популярен среди молодых фотографов, из-за чего почти девальвирован, примерно, как слово «гуманизм» после чрезмерно частого употребления по любому поводу.

Поводы для обращения к этому формату могут быть разными, хотя, по моему мнению, на первом месте здесь мода. Нынче это модный формат. 

По-моему, в искусство «типология» вошла благодаря «Дюссельдорфской школе» и в частности Бехерам, хотя сами они долгое время не признавали искусством то, чем занимались. Их первоочередной целью было сохранить для потомков артефакты уходящей индустриальной эпохи… (Подробнее об этом мы рассказываем в статьях «Что нужно знать об истории формата» и «Фотопроект - «каталог»»).
Считаю, что часто автор прибегает к формату типологии, как к наиболее простой форме иллюстрации идеи, взволновавшей его, или к наиболее быстрому способу сформировать заявку на грант, или оказаться внутри иллюзии собственной нужности, желания принести пользу, указав на проблему, например, несовершеннолетние матери, родившие в тюрьме, или киоски, которые завтра снесут и т.п. Любую тему можно отразить тысячей разных способов. Типология — самый быстрый и доступный способ. Допускаю, что часто формат типологии интуитивно используется современными авторами с той же целью, с какой Август Зандер или Вильям Каррик снимали своих персонажей — документ времени. 
Те же Бехеры — об индустриальной эпохе сохранилось бесконечное количество документов, включая фотографию, но Бехеры с помощью своего метода создали цельный исчерпывающий образ эпохи. Попытку повторить их подвиг предпринял Данила Ткаченко в серии «Закрытые территории». Увы, это несколько очень красивых фото, поверхностно отражающих идею Бехеров
Данила Ткаченко — «Закрытые территории», 2014
Источник: http://www.danilatkachenko.com/projects/restricted-areas/
Я люблю этот формат на уровне естествоиспытателя, стремящегося познать мир в многообразии форм. Типология идеальна для этого в своей универсальности. 
Самым первым и сильным типологическим впечатлением стал для меня Карл Блосфельдт, когда тридцать пять лет назад я увидел в книжном магазине Кёльна книгу с его фотографиями. Уже после этого я заинтересовался историей фотографии и подтверждаю, что типизация существовала и до фотографии, существует и будет существовать как наиболее удобный способ каталогизации артефактов меняющейся реальности. Но в качестве искусства формат типизации девальвирован, скучен и бесперспективен /…/».
Влад Сохин
Фото: http://rusrep.ru/images/upload/237864_photo.jpeg
Влад Сохин 
Российский фотограф-документалист

«/…/ Что касается моего проекта с аборигенами, мне показалось, так будет проще показать портреты и эволюцию того, что происходит с этим племенем. Но я давно уже отошел от всяких классификаций чего бы то ни было. А как снимают остальные я даже не в курсе.
Мне кажется, что у каждого фотографа есть какая-то своя идея проекта и, если человек что-то снимает, я не думаю, что это происходит от лени. Наверное, это просто то, как он видит. /…/
Михаил Сидлин
Фото: http://iskusstvo-info.ru/authors/mihail-silin/
Михаил Сидлин
Куратор, критик, исследователь фотографии, преподаватель Московской школы фотографии и мультимедиа им. Родченко

«/…/ Сейчас уже другие медиа, другое восприятие, другой контекст фотографии. Многое зависит именно от контекста, в котором фотография была создана. Утратилось определенное доверие к фотографии, ушёл наивный взгляд. Типология предполагает наличие критического подхода, поскольку претендует на то, чтобы быть квазинаучным методом. 

Нередко и документальные фотографы обращались к этому формату. К примеру, Игорь Мухин, когда начинал работать фотографом. Его серия про разрушенные советские скамейки и монументы, одна из лучших серий у него. Притом, что это совершенно документальный фотограф. И этой типологизацией — через разрушение советско-предметной среды — он показывает целую эпоху. Он идёт от замысла — нужно показать разрушение великой империи. 
Игорь Мухин — «Скамейки: трансформация для будущего», 1994 
Источник: http://igormukhin.com/album/skameyki/ 
Ещё один пример — серия фотографий светильников в метро – типология осветительных приборов московского метро Владимира Куприянова
Владимир Куприянов — Из серии о метро, 1981
Источники: http://www.artnet.com/artists/vladimir-kupriyanov/untitled-4-works-from-metro-w4L6b1H_gQvw4tp2dAQpNw2 | http://www.artnet.com/artists/vladimir-kupriyanov/untitled-4-works-from-metro-n6ahW_PLOXlPMdg0ktnV3Q2 http://www.artnet.com/artists/vladimir-kupriyanov/untitled-4-works-from-metro-aJT5IOBFwSAhvPPHM3bqDA2
Вообще это формат, идущий от влияния концептуальной и минималистичной фотографии. В этот период такой приём становится привлекательным для фотографов, поскольку вырабатывается критическое отношение к языку советской фотографии, который полностью исчерпал себя и умер уже к началу 90х.
На сегодняшний день, типология в современной фотографии — это достаточно рутинный и привычный формат. Как правило он используется для публикации в интернет-журналах, и это работает, потому что здесь уже по-другому работает фотография, это совсем другие медиа.
А вообще я считаю, что очень мало авторов, которые работают с гипертекстами, а ведь именно это и интересно. Будь то традиционный репортаж или типология, в этом смысле фотография как медиа немного устаревает и не очень отвечает сегодняшнему типу восприятия. То, к чему следует переходить — это потоковое видео /…/».
Ирина Чмырёва
Фото: http://archives.colta.ru/docs/18795
Ирина Чмырёва
Кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Института теории и истории искусства Российской академии художеств, член Международной ассоциации искусствоведов, куратор

«/…/ Для нашей фотографии постсоветского периода подобный язык был абсолютно новым. И для Игоря Мухина это была, во-первых, проба языка, а во-вторых, возможность попытаться найти соединение между типологией в чистом виде — в бехеровском — и рассказом, когда визуальные превращения подобных объектов выстраиваются уже в какую-то историю, и возникает нарратив.  
Мотивация для обращения к типологии очень субъективна, очень глубинна, потому что есть какие-то темы, насчёт которых ты понимаешь, что типологически они правильнее будут сняты, чем в виде репортажа в классическом документальном смысле. Поэтому всё зависит от стыка темы, личности фотографа и его собственного языка. И, наверное, отчасти временные возможности на это влияют. Потому что это только кажется, что типологию снять проще и быстрее. В принципе всё зависит от темы. Потому что, если мы снимаем типологию о вещицах, забытых молодыми людьми, то мы, условно говоря, достаем коробку из-под туфель с полки и начинаем снимать, — то это одна история. Но если речь идёт, например, о типологическом портрете участников войны в Афганистане — то это уже совсем другая история. Это тот пример, когда этот приём действительно оправдан и работает.

На самом деле, в 90е годы в нашей стране было очень много типологий в фотографии, и возможно, поскольку этот подход казался таким больше художническим, у нас до сих пор в журналистике к нему нет доверия.  
Владимир Куприянов — «Памяти Пушкина», 1979 
Источник: https://www.ultravie.co.uk/blog/wp-content/uploads/2013/05/Lot-910.-Kupriyanov-i.jpg
Типология очень связана со словом, с концепцией. Например, Владимир Куприянов и его знаменитые серии, сделанные на стихи А.С. Пушкина, где на каждую строфу — портрет очередной работницы фабрики, где работают только женщины. И эти лица — они чудовищны, с одной стороны, но, с другой стороны, эта очень крупная выкадровка лиц позволяет читать мимику, губы, глаза. И в купе со стихами это начинает работать уже совершенно иначе.  
Владимир Куприянов — «Памяти Пушкина», 1979
Источники: http://old.paradox.nl/paradox/files/06/3908_bgr_i_see_the_shorel.jpg | https://artinvestment.ru/content/download/news_2013/20130515_Photo_auction2.jpg

Ещё один его же проект — «Не отвержи мене от лица твоего», (1989 — 1990): портретов рабочих — просто разложенный групповой портрет на отдельные части, где в каждой части одна из фигур этого группового портрета оказывается центральной. И вот это «Не от  е отверж  ержи ме  и мене о  е отъ ли  ица Твое  воего», которое проговаривается как бы с запинанием, начинает ещё сильнее работать. Потому в случае, когда у нас чётко прописана концепция, мы постоянно возвращаем в неё зрителя, заставляя под определенным ракурсом рассматривать изображения — это начинает работать. 
Владимир Куприянов — «Не отвержи мене от лица твоего», (1989 — 1990)
Источник: http://glasstire.com/wp-content/uploads/2012/04/Kupriyanov_11_Perestroika-600x273.jpg?x55595
Уильям Юджин Смит (William Eugene Smith) — Доктор Эрнест Кериани пешком отправляется на вызов
Источник: https://zabzamok.livejournal.com/188700.html
Время. Как ни странно, типология в каких-то случаях экономит ресурсы. Это определенный плюс метода, если он правильно использовался. Потому что, тот же самый классический пример — полгода съёмки сельского доктора у Юджина Смита (Eugene Smith) — в наше время репортёр (если это не документальный проект, когда фотограф сам управляет своим временем, и, если эта работа заказная) практически не имеет возможности так близко и так надолго сопровождать своего героя. 
Из того, чего уже нет, мне нравятся типологии Владимира Куприянова, Сергея Браткова. И каждый раз, что меня в типологии всегда привлекает — это пластичность проектов.   
Иногда типология кажется прибежищем для не совсем визуальных людей. Но это не проблема типологии. Это естественно проблема того сообщества, которое позволяет людям, не имеющим способностей к визуальной выразительности, как-то себя реализовывать. Но списывать это только на простоту этого метода я бы не стала, потому что, на самом деле, метод сам по себе достаточно сложен. Например, для Сергея Максимишина с его портретами это лишь игра в метод, имитация, которую он мастерски умеет делать. Но типология всё-таки предполагает внутреннее понимание автором тех основных категорий, которые он сохраняет внутри типологии, чтобы позволить зрителю по ним сравнивать и визуально их чувствовать.
Вопрос в том, что мы иногда воспринимаем типологию, как какой-то лобовой приём. Но на самом деле она таковой не является потому, что при кажущейся своей простоте она требует очень высокой визуальной культуры. /…/ 
Редакция выражает большую благодарность экспертам за ценные рассуждения и аргументированную позицию. Отдельное и особенное спасибо мы говорим уважаемой И.Ю. Чмырёвой за интерес к дипломной работе, отзывчивость и кураторство наших исследовательских поисков!

Рецензии Е.Я. Березнера и А.С. Чежина на дипломную работу и творческий фотопроект Александры Анисимовой доступны здесь.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...