Наверх
Репортажи

Петербурженка рассказала, как уже четыре года снимает с деревьев кошек и выручает утопающих во льду уток

В преддверии Международного женского дня «ПД» публикует историю Татьяны Скородумовой из знаменитого отряда «Кошкиспас»
17.03.2019
Она все время на телефоне, готовая по первому звонку сорваться на помощь. Она скромничает и практически не говорит о себе, все рассказы – о деле, которое называет своим хобби. На ее счету свыше сотни спасенных жизней. И не только человеческих. Знакомьтесь – Татьяна Скородумова, волонтер поисково-спасательного отряда "Экстремум".

– Сегодня вызовов пока не было. Их может два-три дня не быть, а потом сразу несколько штук, – будто извиняясь, говорит Татьяна, встречая корреспондента «Петербургского дневника» у себя дома.

И сразу бросается «спасать» засыпанного снегом гостя горячим чаем.

– Туся сейчас к нам придет. Она не боится людей. А Олли – пугливая. Мы с напарником недавно ее с понтона вытащили, – рассказывает Татьяна. – Приехали вместе с поисково-спасательной службой, выставили кошколовку – это клетка такая, мой напарник в гидрокостюме добрался до понтона и переправил животное на берег. Не смогла я с ней расстаться. Теперь у меня две кошки.
В спасательный отряд "Экстремум", частью которого является знаменитый "Кошкиспас", Татьяна пришла 4 года назад. Отучилась на курсах спецподготовки и теперь, чтобы помочь животному, застрявшему на дереве, может забраться на любую высоту.

– Естественно, у меня есть специальное снаряжение: веревки, крепления, шлем… В моей машине всегда лежит лесенка. Пятиметровая. Но, как правило, кошки – а именно их чаще всего снимаем с деревьев – на такой высоте не остаются. От страха лезут еще выше, – поясняет Татьяна.
Животные могут ждать помощи несколько часов. Когда наступает обезвоживание, обессилев, падают с высоты и зачастую получают травмы, от которых потом умирают. Чтобы спасти забравшегося на дерево четвероногого беднягу. как правило. волонтёрам-высотникам необходимо спецнаряжение. Обучение спасению на высоте и работе с оборудованием Татьяна прошла в отряде "Экстремум".
Обычныйдень Татьяны Скородумовой
А так выглядит подготовка к спасению вмерзших в лёд птиц. В основном это облюбовавшие петербургские реки и каналы утки.
Но птицы застревают не только на льду. Нередко пернатые попадают в беду фактически у себя дома: снимать с деревьев несчастных птиц приходится не реже, чем кошек.
– Так они же, наверное, не шибко вам рады… Поди, кусаются, брыкаются?

– Конечно, – улыбается Татьяна. – Но мы же понимаем, что животное в стрессе. Голодное, напуганное. Чтобы не схлопотать, надеваем плотные перчатки, очки. Просто иногда действительно без нас не обойтись. Три года назад кота доставали с сосны. Он там 9 дней просидел. Пожарная машина не могла к дереву подъехать, и заявители вызвали нас. Достали кота. Прошлым летом похожая была история. Тоже все благополучно закончилось.

Отряд, в котором состоит Татьяна, хоть и называется «Кошкиспас», выручает из беды всех пернатых и четвероногих. В числе «клиентов» – провалившиеся в вентиляцию волнистые попугайчики и шиншиллы, раненые филины, совы и лебеди, упавшие в яму собаки. На помощь нашим соседям по планете приходят волонтеры-спасатели и добровольные помощники. Все это – в свободное от работы время.
Эта шиншилла провалилась в вентиляцию. Чтобы её спасти, пришлось продолбить стену у соседей двумя этажами ниже. Благо, люди пожалели несчастную зверушку и пошли навстречу спасателям.
График Татьяны – сутки через трое. Она трудится диспетчером в пожарной охране. Рассказывает: пока не грянул кризис, работала агрохимиком, увлекалась велотуризмом. На двухколесном «коне» исколесила полмира, была велогидом. Сейчас, говорит, люди нечасто могут найти время и возможности для велопоходов, и это занятие пришлось на время оставить. И нужно было новое «активное» хобби.

– Я про этот отряд давно знала. И когда появилось время, подумала: «Почему бы не попробовать?» – делится Татьяна. – Попробовала. Теперь этим живу. «Кошкиспас» – это всего лишь одно из направлений работы. Главный наш профиль – поиск людей в лесу.

Здесь-то Татьяне и пригодились навыки, наработанные за 10 лет велотуризма: умение ориентироваться на местности, работать с навигатором, прокладывать маршрут. Как правило, людей губит «тихая охота»: как только наступает сезон грибов и ягод, народ устремляется в лес.
– В основном ищем пожилых людей, которым 70-80 лет, – рассказывает Татьяна. – Они порой не берут с собой телефоны, боятся их потерять. А теряются сами: ведь, чтобы сбиться с курса, достаточно начать обходить упавшее бревно. И хорошо, если у человека есть родные или соседи. Они его хватятся рано или поздно. Но есть же и одинокие старики. Одного такого мужчина, приехавший в лес погулять, у болота нашел. И сразу нам позвонил. Оказалось, человек пробыл в лесу 11 дней, у него уже ноги отнялись. В последний момент успели в больницу его доставить.

– Но бывает и более благополучный исход, – продолжает Татьяна. – Приехали мы как-то в Бокситогорский район. Бабушка ушла за грибами. Соседка всполошилась, что, мол, ушла и до сих пор не вернулась. Мы поблизости все прочесали – нет ее. Потом пришла вводная: бабуля – бывшая лыжница, очень упертая. Сказала, что будет выходить сама. И вышла через три дня. В деревне в Новгородской области. Деревня эта – в 8 километрах от той, где ее искали. Я так думаю, километров 40 за три дня бабушка намотала, учитывая, что шла-то не по прямой…

– Вот это женщина!

– Да, из таких людей гвозди можно делать! – смеется Татьяна.

Сезон «потеряшек» у спасателей начинается весной и заканчивается осенью. Волонтеры ездят по всей Ленобласти. Иногда в день разные группы одновременно ведут 20 «поисков». Но все же отдых не менее важен, чем работа. Чтобы не перегореть.

– Спасатель не должен гореть на работе, – поясняет Татьяна. – Иначе кто спасать-то будет? Должно быть равновесие. Мы это стараемся очень строго соблюдать. Конечно, и тяжело, и устаем, но чувствуем, что дело наше – полезное.
Этого экстравагантного мужчину спасатели искали целый день. Пробирались к нему через болота и завалы. Однако своим доброжелателям этот джентльмен не особо обрадовался. Пока его выводили из леса, все время ворчал. У дороги, где он оставил свою машину, его уже ждала карета скорой помощи. Но дедушка тихонько выругался, сел за руль автомобиля и был таков. "Зато живой!", - улыбаясь, философски отметили волонтёры.
– Но поиски же порой далеко не один день длятся. Бывает, и неделями ищете. Имеет ли значение, кого спасаете: синичку или человека? Всегда выкладываетесь на сто процентов?

– Обязательно. Иначе нет смысла этим заниматься. Я считаю, что любая жизнь достойна спасения. И если мы можем помочь сохранить эту жизнь, мы это сделаем. Ведь животное может несколько дней находиться без воды, еды, под дождем, на холоде… Оставлять его в беде – негуманно. Многие считают, что гуманность только к людям применима, а я думаю, что гуманность и милосердие должны быть по отношению ко всему живому. А на тех, кто нас как-то «уколоть» пытается, мол, чего это вы из-за какой-то кошки рискуете, мы не обращаем внимания.

– А домашние ваши вас поддерживают?

– Моя вторая половинка – со мной в отряде. Напарник. Когда на вызовы едем, лазаем на деревья по очереди. Чтобы не обидно было. А сын у меня уже взрослый. Когда я собираюсь выезжать, говорит: «О! Ты опять к своим кошкам!» – улыбается Татьяна, поглаживая мурчащую Олли.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • @Leybin
    6 months ago

    Спасибо большое!