Исследования

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС УКРАИНЫ

(О ВЕКТОРАХ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ)
20.11.2016


1. ШАНС «НЕЗАЛЕЖНОСТИ»

В 1991 году История дала Украине очередной шанс стать «незалежной». Гигантский Советский монстр разлагался, разъеденный милитаризмом, паразитизмом, ложью и некомпетентностью его политической элиты.

Не от хорошей жизни. Не в приступе гуманизма Кремль пожаловал Киеву волю. От бессилия удержать в рамках разваливающейся империи. И от понимания, что далеко от России Украина по-любому откочевать не сможет — география не позволит и ментальность не допустит. Потому и отпустил по-хорошему: дескать, иди себе, с Богом, все равно далеко не забредешь.
Но (!), отпуская, наказал соблюдать правила:
1) труба — моя; тебе за транзит — скидки и респект;
2) Севастополь — мой; тебе формально — аренда и — никто снаружи тебя не обидит, зуб даю; а изнутри — сама старайся;
3) никаких НАТО и тому подобных глупостей — внеблоковый статус незыблем; захочется в блок — со мной всегда пожалуйста;
4) никакой торговли общими стратегическими секретами с потенциальными врагами России;
5) за долги по вложенному в Украину «золоту партии» - регулярные отчеты «братве» (кто от кого сколько получил на развитие и на сохранение) с своевременными и соответствующими «пацанским» договорам заносами «доли малой и справедливой» куда и кому конкретно укажут...

Не стану упоминать менее заметные посторонним, но не менее существенные пункты. Оставлю их полный реестр для украинского «Нюрнберга».

Пока во главе Украины были управленцы, прошедшие школу высшего советско-партийного администрирования, пункты джентльменского соглашения худо-бедно исполнялись. Часто со скрипом. Нередко после вежливого принуждения (вроде расстрела кортежа одного авторитетного человечка из автоматов и гранатомета в ходе которого авто были превращены в решето, но (!) ... никто из пассажиров не пострадал).

Однако, с каждым годом «конвенция» исполнялась все хуже. Пьянящая иллюзия «незалежности» необратимо размывала мозги украинского политикума. Истончалась суровая память о том, на что способна государственная машина России, даже изрядно проржавевшая, обветшавшая и переглюченная, если ее все-таки раскрутить и завести. Вбитая в спинной мозг Кравчука и Кучмы, эта память долго жила на дне сознания в качестве условного рефлекса, предостерегая от стратегических ошибок. И хотя иногда самые смелые вякали «с бодуна»: «Украина не Россия!», базовые пункты конвенции соблюдались неукоснительно. И никаких стратегических вольностей, типа «Украину в НАТО» — упаси Господь! В лучшем случае — сдержанное гостеприимство к американскому фрегату, зашедшему погостить на пару-тройку суток в Одессу или в Ялту.

Однако то, что Москва великодушно и хронически прощала Киеву целый ряд тактических эпизодов кредитного и общаковского крысятничества, занятая процессами реставрации и укрепления пошатнувшейся в 90-е годы собственной государственности, в «незалежной» воспринималось однозначно: «руки коротки». И порождало сопутствующее желание перегрызть «поводок», оскорбительный наследникам казацкой вольницы.

Но не с тем, чтобы следом за поводком избавиться от ошейника. А чтобы передать освободившийся конец другому хозяину. Правда уже не турецкому султану, не великому князю литовскому, и даже не шведскому королю. Нынешние мазепы нашли своего сеньора за океаном.

С точки зрения Киева подлинный смысл «незалежности» с самого начала был не в свободной самостоятельности, предполагающей ответственность, творчество, инициативу в создании собственной государственности, а в смене хозяина и в сохранении, таким образом, привычной роли верной шлюхи могущественного владыки.
До недавнего времени украинскую политическую элиту всецело устраивали ее отношения с Кремлем. Пока Советский Союз был силен и не оставлял надежд на прощение даже таких шалостей, как культурная автономия. Пока обеспечивал выдвиженцам из хуторской босоты высочайший социальный статус, международное признание, почет и уважение, царские стандарты гособеспечения, блестящее бесплатное образование и научное сопровождение, всестороннюю защиту шкуры — от военной, уголовной и медицинской угрозы — качественную и безвозмездную. При этом не требуя взамен ничего невозможного. Достаточно было благодарной лояльности и чувства меры при воровстве из неисчерпаемых «закромов Родины».

Но в начале 90-х годов ХХ века Кремль ослабел и перестал соответствовать привычным ожиданиям удельного начальства. И киевским холопам пришлось помимо исполнения воли и директив Москвы, учиться вырабатывать собственные. И это им шибко не понравилось.

Делать что-то самостоятельно они никогда не умели и не любили. Не тому учились. И не за то отбирались противоестественным бюрократическим отбором. Но послушная исполнительность и умеренность в воровстве из «закромов Родины» вдруг оказались недостаточны. В новых условиях воровать приходилось у самих себя. И исполнять — свою собственную волю. И что теперь оставалось делать, если вся воля была направлена на то, чтобы поменьше «заморачиваться», а «мороки» все прибавлялось и прибавлялось?!

И тогда украинская политическая элита решила: ищем нового Хозяина и … продолжаем воровать. Ведь надо же что-то кушать до прихода нового господина. И ничего, что воруем сами у себя. Новый хозяин пожалует новыми подарками.

2. ДВА ВЕКТОРА УКРАИНЫ

Полутора десятков лет хватило чиновным бандам Кравчука и Кучмы, чтобы распродать, пропить, распилить и распылить гигантское советское наследие Украины, созданное кровавым трудом ее населения. Куда-то делись танки, пушки, ракеты, корабли, самолеты, вертолеты, миллионы единиц огнестрельного оружия, сотни тысяч тонн боеприпасов, черноморский флот, две китобойные флотилии, азовский флот, авиация, сотни заводов, фабрик, шахт, автотранспортных предприятий...

Куда делись и как? - узнают в лучшем случае внуки. Если они будут у жителей Руины. И если их воспитают так, чтобы их интересовала история ничтожества своей страны. И если к тому времени эта страна сохранит свою принадлежность «им».

К середине 1-й декады ХХI века «незалежная» панночка профукала все или почти все, что оставила ей в приданое ее щедрая и ненавистная советская мамка. А новый хозяин все не появлялся. Даже на горизонте. И возник коварный вопрос: как жить дальше? Воровать даже у самой себя было уже нечего. В результате пришлось выбирать между:
1) попробовать заставить заработать все, что было «нажито непосильным трудом» в подлючие 90-е так, чтобы оно как-то приносило прибыль;
2) усилить поиски нового лоха, способного и готового «на халяву» содержать проворовавшуюся и обнаглевшую шлюшку.
По первому пути пошли олигархи Юго-Востока, а по второму — элита Центра и Северо-Запада.

Расклад закономерный.

Олигархи Юго-Востока росли и воспитывались среди шахт, рудников, заводов, портов, элеваторов... - в индустриальной среде и неизбежно прониклись ее ментальностью. Они заменили отправленных на свалку истории красных директоров, взяв в свои руки рычаги отечественной индустрии. И та заработала! Этот экономический «подвиг» совершили каталы, наперсточники, беспредельщики 90-х — уличная шпана, чье знание конкретной жизни «на земле» было не искажено академической премудростью вузовских букварей с мертвыми экономическими схемами и законами «правильного хозяйничания», где прямая выгода, пахнущая живыми деньгами, терялась в тени заумных формул иллюзорного колебания «оборотных средств» и «основных фондов». Сохранив основной индустриальный потенциал страны — угольную промышленность, металлургию, наземный транспорт и сообщив ему новую жизнь, они по-праву стали экономической элитой страны.

Социально-исторические корни элиты Центральной и Северо-Западной Украины — в сельском черноземе. В отупляющей каторге унизительно примитивного аграрного быта. В рабском статусе злобно-раскуркуленного крестьянства, чьи потомки не забыли и не простили голодных казней своих предков, принесенных из «клятого» москальского города на штыках ЧОН и прочей «чеки». Спасаясь от «кретинизма крестьянского быта», самые ловкие и смекалистые со всех ног бежали из пасторальной колхозной благодати в город. Чтобы за себя и за всех замученных колхозами предков насытиться потребительскими благами цивилизации. Чтобы стать Человеком, а значит, Начальником! Любой ценой!

Путь в начальники это диплом вуза, это искусство оказывать услуги и умение верно служить. Чтобы выслужиться. Поэтому в СССР так ценили «хохлов» (особенно там, где носят погоны): за услужливость, за умение и желание служить.

И если элита Юго-Востока заботилась о развитии экономики, о доходности предприятий, о рынках сбыта, об источниках дешевого и качественного сырья, элита Центра и Северо-Запада служила — в меру сил и способностей — тем, кто нуждался в ее услугах и кто готов был за них платить. Чиновники рангом поменьше продавали свои услуги небогатому местному бизнесу. С ростом чиновного ранга рос и платежный потенциал клиентеллы. Губернаторы и депутаты обслуживали кошельки крупного бизнеса и оттуда же кормились. Но самыми жирными были синекуры, обслуживающие международный капитал и зарубежные политические силы — привилегия президентов, премьеров и их ненасытной аппаратной своры.

Так за два десятка лет украинской «незалежности» сформировались два основных вектора эволюции украинских элит — рыночно-индустриальный (Юго-Востока) и спекулятивно-компрадорский (Центра и Северо-Запада). Их взаимоотношения определяют векторы исторического развития Украины. Их конфликт лежит в основании войны на Донбассе, где расклад сил формируется двумя могучими центрами гравитации — емким, жадным и криминализованным рынком России и Таможенного союза и капризным, узко монокультурным и зарегламентированным рынком Европы — гибельным для молодой рыночной экономики Украины.

Победа рыночно-индустриального вектора Юго-Востока означала экономическое процветание, работу, пенсии. Мощная кредитная и административно-политическая поддержка его Москвой не оставляла никаких шансов компрадорскому спекулянту. Но на беду судьба Украины очутилась в руках тупого, жадного и патологически вороватого донецкого урки — В.Ф.Януковича, которому Кремль помог стать президентом, но которого так и не сумел заставить играть свою роль по сценарию — без отсебятины и дурацких импровизов.

3. СУДЬБА ПОТАСКУХИ

Оба вектора губительны для страны. Она обречена и в случае победы одного из них, и в случае их гармонизации. Потому что это не нормально, когда олигархи правят страной. В России это вовремя поняли. Променявшие было власть на деньги российские чиновники опомнились и жестко вернули себе монополию власти. В знак великого отрезвления российской власти сел на нары олигарх Ходорковский. Остальные из капиталистой своры нехотя согласились с новым раскладом сил. А куда деваться, если на стороне власти, как и полагается, «человек с ружьем», готовый, согласно присяге, «не щадя живота»? Что поделать, если власть опять стала настоящей?

Возврат России к исторически привычному статусу «империи чиновников» в абстрактной исторической перспективе конечно хуже, чем если бы она стала «гражданским государством». Но что же делать, если граждан в ней раз-два и обчелся? Продолжать жить иллюзиями «гражданского общества» пока олигархи разворовывают страну? А не хватит ли этой креативной психиатрии? Пора понять, что не бывает много граждан сразу в стране, которая всего пару десятков лет, как перестала быть концлагерем бредовой мечты. Неоткуда им там взяться в изобилии среди изолгавшихся и спившихся рабов и воров. Нужно время. Нужны усилия. Нужны старания. Тысячелетнее рабство не проходит само собой. Без волевого умного труда. Сам собой приходит только Майдан. И неминуемая смерть его взбесившихся победителей.

Олигархия это такая концентрация власти и денег в одних руках, где деньги — цель, а власть — главный инструмент их приобретения. То есть у олигархов власть — на службе у денег. Но это неправильно. Власть на службе у денег перестает быть сама собой. Она коррумпируется — разлагается изнутри! Чиновник, служащий не ради карьеры, а ради денег, покупающий себе карьеру за деньги — плохой чиновник. Он не сделает себе харакири, не исполнив приказа командира. Он либо откупится, либо предаст — сменит одного командира на другого. Власть долга, власть закона, став властью предателей, продающихся за деньги, не бывает сильной и долгой. Потому что всегда рядом найдется другая власть — настоящая и воспользуется чужой слабостью. И тогда — развал слабой власти. Сначала она теряет самостоятельность и становится шлюхой, спрос на которую падает быстрее, чем растет ее готовность на все новые и все более унизительные услуги. Затем она теряет по кускам свои территории — Крым, Донбасс... В развязавшейся драчке она теряет даже деньги — те самые, которые ценила превыше всего и ради которых все это... Но поздно. Развала уже не остановить.

Сейчас судьбу Украины решают — без нее — два могущественных государства: Россия и США. Одно из них чуть богаче. Но в споре двух держав исход решается не преобладанием богатства одной из них, а преобладанием власти — силы государства. Победит та, чьи лидеры окажутся правильнее в строительстве своего государства. А значит та, где больше самураев проявят подлинную верность владыке и где владыка окажется достоин своих самураев.

В Украине самураев не было никогда. Там были лишь казаки — степные уголовники, военные проститутки, так и не способные за триста лет выбрать окончательно своего сутенера. Смущал ассортимент предложений — Польша, Литва, Крым, Турция, Швеция, Австрия, Германия, Россия, а теперь вот и США. Изобилие соблазнов и продажная сущность сгубили, в конечном итоге, украинскую государственность.

Шлюхи принадлежат не тем, кто платит больше. И даже не источникам предоплаты. Шлюху имеет тот, кто способен силой поставить ее в надлежащую позу и, использовав по назначению, отправить на место — в бордель — предел мечтаний уличной потаскухи.

Европа — комфортабельный бордель. Как окажется там Украина — по доброй воле или по разнарядке, выписанной в канцеляриях Кремля и Белого Дома — не суть важно. Важно, чтобы жители Украины понимали, что сегодня они выбирают свое будущее. Только от них, на самом деле, зависит кем станут они и их потомки — половыми подстилками гендерно толерантных европейских торгашей или подданными свирепой и коварной военно-полицейской сверхдержавы с туманной перспективой когда-нибудь стать ее хозяевами.

Крым и Донбасс свой выбор уже сделали.

Что теперь решит остальная Украина?

4. ЕСТЬ ШАНС

Судьба Украины не безнадежна. Теоретически у нее есть шанс не только реанимировать государственность, но и обогнать Россию в политическом развитии, шагнув из дикости майданной анархии в общее для всех русских гражданское будущее. Тому есть предпосылки в лице зачатков гражданской государственной самоорганизации, проявленные и в борьбе с бандитами Януковича в Киеве, и в снабжении ВСУ, воюющих в Донбассе, и в малоизвестных локальных актах гражданского противостояния бюрократическому и олигархическому произволу...

Гражданская государственность это когда непосредственно сами граждане через общественные организации, созданные по собственной инициативе и на свои средства, управляют своей политической жизнью. В гражданском государстве коррупция эффективно и неукоснительно преодолевается, а чиновники верно служат Закону и нанявшим их для этого гражданам.

В стихии Майдана слились и смешались в едином общем протесте все враги олигархического режима Донецких уголовников. И оппозиционные олигархи, конкурирующие с Партией Регионов за монопольный доступ к кормушке. И фашиствующее радикально-националистическое отребье — эхо позорного прошлого. И эмбрионы гражданской самоорганизации, за которыми будущее этой страны.

Кто из них победит? Кто кого одолеет? Чьи лидеры выдвинут программу развития страны, в которую поверят здоровые силы украинского общества? И не будет ли в очередной раз раздавлена и потеряна трудовая Украина в бездне взбесившихся вооруженных паразитов?

Все это мы очень скоро узнаем. Потому что война всегда ускоряет ход политических процессов. А в Украине сегодня идет война. Пока что это война между российскими и украинскими олигархами за передел уже разделенного советского наследства. В ее мутной стихии США и Европа пытаются чужими руками и чужой кровью обслужить собственные интересы.

Если бы украинские и российские олигархи хоть немного знали историю! Может быть тогда бы они поняли, как рискуют, вооружив народ и, не сковав его железной армейской дисциплиной, погнав на убой в степи Донбасса. Сто лет назад правители Российской империи вооружили «на свою голову» одиннадцать миллионов российских крестьян и умыли их в крови бессмысленной мировой войны. И получили — революцию 1917 года и чудовищную гражданскую войну, в которых потеряли — власть, собственность, жизни, Родину, веру... Это же ждет и нынешних обитателей руин Советской империи. Даже если они об этом не подозревают.

Чтобы стать олигархом в Украине или России не нужны ни ум, ни образованность. Достаточно воровского инстинкта и умения делиться с чиновником, позволяющим воровать из казны. Поэтому если найдется горячая и умная голова, отважное волевое сердце, способное возглавить и верно направить энергию стихийного бунта вооруженного и озлобленного народа, слабая олигархическая государственность, или что там от нее осталось, рухнет неизбежно. А что вырастет на ее руинах — покажет История.

Никита Мирошниченко

17.03.2015 Донецк

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...