Из архива

Как брали Берлин?

Осознать цену важнее, чем повторить
09.05.2018
Современная Россия существует благодаря объединяющей роли истории, из которой мы черпаем вдохновение для того, чтобы идти вперёд, развиваясь и строя мощное государство, опираясь на науку, экономику, культуру, веру. За двадцатый век народы, объединённые исторической судьбой, прошли огромный путь: от аграрного общества, через индустриализацию к полётам в космос и запуску первой орбитальной станции. Без жертв нельзя было обойтись, если признать угрозу существования 70% населения на этом пути… 
Этот текст о тех, на чью судьбу выпало штурмовать Берлин. Это не попытка взглянуть на операцию глазами её участников, не компиляция из воспоминаний. Это рассказ о боевых событиях, интенсивность и плотность которых может помочь как представить характер войны в целом, так и осознать цену всех достижений 20-го века и современности.
Эту цену мы заплатили потерей огромного человеческого потенциала. Только с 16 апреля по 8 мая 1945 года Красная Армия вместе с 1-й и 2й армиями Войска Польского потеряла более 300 тыс. человек. Однако многие ветераны признаются, что предпочли бы сложить голову в бою, ведь погибшие не пережили ужасов и трудов, которые выпали на долю выживших. Символично, что взятие Рейхстага и победа над Германией затмевает окончание Второй Мировой, когда Красная Армия, выполняя обязательства перед союзниками, разгромила Квантунскую армию, предопределив развитие Азиатско-Тихоокеанского региона на долгосрочную историческую перспективу. 
Осознать цену важнее, чем повторить.
День 1 – 16 апреля – закат Тысячелетнего Рейха
16 апреля 1945 года – начало Берлинской наступательной операции. В первые дни военной кампании решающее значение для советских войск играли 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты. С 16 по 19 апреля основной задачей был штурм Зееловских высот. Захватив их Красная Армия, получала стратегическое превосходство над противником и могла обстреливать почти весь город. 
Артиллерийская подготовка началась еще до рассвета – в 3 часа ночи по берлинскому времени. 1-й Белорусский фронт включил 143 мощных прожектора, которые заставили паниковать противника: немецкая система ночного видения Infrarot-Scheinwerfer была выведена из строя. Но уже через два часа расстановка сил изменилась: войска противника провели перегруппировку и довольно успешно контратаковали Красную Армию.
Маршал Конев, непосредственный участник событий, критиковал маршала Жукова в 1957 году за ошибочное определение направления главного удара и проведение артподготовки на пустом пладцдарме, что привело к контрнаступлению немцев. В воспоминаниях артиллерист наводчик Р.В. Кабо, служивший в частях 1-го Украинского фронта, описывает схожую ситуацию. Успех Красной Армии в первый день операции выглядел неубедительно – немцы отчаянно сопротивлялись. 
Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев (1897—1973) и американский генерал Омар Брэдли (Omar Bradley, 1893—1981)
Красная Армия к 1945 году располагала колоссальными человеческими ресурсами, ведь были подключены 1-я и 2-я гвардейские танковые армии. Немцы отчаянно защищали Зееловские высоты. 
Василий Николаевич Гордов
Если Красная Армия возьмёт их, то целесообразность сопротивления растворялась даже в затуманенном психотропными препаратами мозгу фюрера. Наступление 1-го Украинского фронта было успешнее: 16 апреля переброшены мосты через реку Нейсе*, войска продвинулись на 13 км. 

И солдаты, и полководцы были охвачены эйфорией от ощущения близкого конца войны. Не осознавая масштабов немецкого отчаяния, командующий 3-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта Василий Николаевич Гордов отдаёт войскам приказ атаковать пригороды Берлина в первый же день (после войны он будет арестован по обвинению в терроризме и расстрелян в 1950 году).
*Нейсе - река, протекающая по территории трех государств – Чехии, Польши и Германии, левобережный приток реки Одер. Рядом располагается река Альте-Одер.
«Есть ли у вас уверенность, что завтра возьмете Зееловский рубеж?» – спросил с раздражением Иосиф Сталин Жукова вечером 16го апреля. «Завтра, 17 апреля, к исходу дня оборона на Зееловском рубеже будет прорвана», – обнадежил главнокомандующего маршал. Руководство партии неоднократно вмешивалось в дела военных. Берлин нужно было взять к первому мая, но история всегда вносит свои коррективы и всё расставляет по своим местам.
День 2 – 17 апреля – успешнее, чем первый
Во второй день Берлинской наступательной операции 5-я ударная и 2-я гвардейская танковая армии 1-го Белорусского фронта на всем фронте наступления вышли на рубеж реки Альте-Одер. Установка переправ для танков и артиллерии шла под артобстрелом противника и была завершена только к вечеру 17 апреля. 
В тоже время 3-я и 4-я танковые армии 1-го Украинского фронта уже утром выполнили задачу форсирования р. Нейсе на участках, определённых планом наступления. К середине дня на запад шли танковые армии советских военачальников П.С. Рыбалко и Д.Д. Лелюшенко. К концу дня они добрались до реки Шпрее и начали ее форсирование*. Общая глубина обороны противника, через которую прошли бойцы Красной Армии, достигала 90 км. Подступы к Берлину перекрыты системой каналов рек Одер, Нейсе, Даймы, Шпрее. Население города было мобилизовано на строительство огневых рубежей. Внутри города было 9 оборонительных секторов и 3 обвода**. Немецкое командование предполагало использовать шлюзы, чтобы затопить огромную территорию, существенно помешав продвижению войск. 
 *Форсирование — преодоление войсками с боем какого-либо естественного препятствия 
**Обвод - Круговая линия укреплений
В 20:30 из штаба фронта пришло письмо:
«Если допустить медлительность в развитии Берлинской операции, то войска истощатся, израсходуют все материальные запасы, не взяв Берлина». 
Отчасти Ставка излишне торопила участников операции: немецкая оборона уже дала брешь, а артиллерийские удары методично уничтожали очаги сопротивления. 
Результатом второго дня наступления стал прорыв немецких линий обороны в полосе 5-й ударной армии. Наметилось направление, на котором вскоре был осуществлен прорыв обороны 9-й армии на подступах к Берлину. 
День 3 – 18 апреля – неужели «захлебнемся»?
На третий день операции 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта пришлось преодолевать лесные массивы и несколько озер (Леттин-зее, Кессель-зее, Штаф-зее, Биркен-зее). За день войска продвинулись вперед на 4 км и вышли к западному ответвлению главной полосы обороны. Однако наметившийся прорыв на этом направлении был ликвидирован частями немецкой дивизии «Нордланд»* и 18-й танкогренадерской дивизии, что стало причиной остановки наступления. 
 *В дивизию «Норланд», образованную в 1943 году, входили Финский и Норвежский легионы, а также добровольческий корпус СС «Дания»
Войска 1-го Украинского фронта рвались на помощь боевым товарищам: 18 и 19 апреля его танковые армии в быстром темпе наступали на Берлин – они преодолевали 35-50 км в день, что соответствовало темпу немецкого наступления в 1941 году Громя подразделения противника, Красная Армия сковывала оперативную переброску войск к главному направлению удара. 
18 и 19 апреля 1945
В 21.00 18 апреля появилась новая задача – совершить прорыв на фронте Меглин — Бацлов и начать наступление на Претцель и Бернау. Немецкая оборона под Вриценом провалилась.
В течение дня войска 1-го Белорусского фронта совершали попытки прорыва немецкой обороны на позициях, преграждающих путь в Берлин. Для защиты территорий гитлеровцы использовали в бою последние резервы, благодаря чему предотвратили прорыв фронта. В тылу отступающие немцы и диверсанты СС распространяли листовки «Wehrwolf», (Оборотень), в которых содержался призыв к созданию диверсионных групп из местного населения для войны в русском тылу.  
Сталин считал, что никакие потери не должны сдерживать атаку: «Наступление на Берлин у вас развивается недопустимо медленно. Если так будет операция и дальше проходить, то наступление может захлебнуться». Стремление к демонстрации силы на глазах у союзников происходило вне осознания того, что мир стоит накануне атомной эпохи, когда отвага солдат и мудрость генералов отойдут на второй план, освободив место силе расщепления атома. 
День 4 – 19 апреля – за нами Мюнхеберг
На четвертый день Берлинской операции Жуков решил серьезно изменить план наступления. Ранним утром 19 апреля из штаба фронта в войска пришла директива, в которой радикально менялись направления и разграничительные линии для армий правого крыла фронта. 47-я, 3-я и 5-я ударные армии должны были повернуть на югозапад и наступать непосредственно на столицу. Задача формулировалась такими словами: «на плечах противника ворваться и захватить Берлин». Целью стало также взятие Рейхстага. 
19 апреля была одержана победа над противником в районе лесного массива Претцелер Форст. Началось преследование нацистов. В то же время войска 61-й армии на правом крыле 1-го Белорусского фронта продолжались бои за расширение плацдарма на западном берегу Одера.
Самым значительным результатом боевых действий 19 апреля стал успех 1-й гвардейской танковой и 8-й гвардейской армий 1-го Белорусского фронта. Они сумели прорвать оборону в районе Мюнхеберга. А вот армии на правом крыле фронта не смогли продвинуться глубоко из-за серьёзного сопротивления противника.
Красной Армией за 19 апреля на всех фронтах было повреждено и уничтожено 129 немецких танков, а также было сбито 140 вражеских самолетов. 18 и 19 апреля стали ключевыми днями для взятия Зееловских высот, так как именно тогда удалось открыть огонь непосредственно по центральным районам города, провозглашённого столицей «Тысячелетнего рейха».
День 5 – 20 апреля – Zum Geburtstag viel Glück !   
Прорыв «позиции Вотан»* позволил Красной Армии увеличить темпы наступления на город. Помимо этого, 20 апреля был разгромлен полк «Берлин». Одной из текущих задач был захват города Бернау, и к полуночи пятого дня наступательной операции он был взят.
*Оборонительный рубеж немецких войск
20 апреля был нанесен мощный артиллерийский удар по Берлину. Необычный салют на день рождения Гитлера*, не так ли? 
*Фюрер родился 20 апреля 1889 года
К концу 20 апреля главная ударная группировка 1-го Украинского фронта глубоко вклинилась в расположение противника и полностью отсекла немецкую группу армий «Висла» от группы армий «Центр», объединения которых советские войска старались избежать. Немецкое командование не могло мириться с такой расстановкой сил – подступы к Берлину начали быстро укрепляться. 
Утром того же дня в наступление перешла и основная часть соединений 2-го Белорусского фронта. Форсирование Одера происходило под прикрытием артиллерийского огня и дымовых завес. 20 апреля помощь инженерных войск армии была более весомой, чем когда-либо. К вечеру 20 апреля был захвачен плацдарм* противника шириной 6 и глубиной 1.5 километра.
 *Плацдарм - участок местности, на котором развертывается военная операция.
День 6 – 21 апреля – над Берлином наше знамя
21 апреля советские солдаты ворвались в столицу с востока, и на окраинах Берлина начались бои. Первыми атаковали войска генералов П.А. Фирсова и Д.С. Жеребина. Ефрейтор А.И. Муравьев установил первое за время операции советское знамя в столице Германии. Вечером того же дня с юга к городу подошли передовые части 3-й гвардейской танковой армии П. С. Рыбалко (1-й Украинский фронт). 
Если в первые четыре дня продвижение Красной Армии происходило крайне медленно, то 20 и 21 апреля все было уже иначе – за сутки соединения проходили десятки километров. Все боевые действия в полосе 1-го Белорусского фронта на 21 апреля шли по плану.
Входящие в состав 2-го Белорусского фронта подразделения занимались расширением плацдармов на западном берегу Одера. Дивизия, которой в будущем предстояло штурмовать здание Рейхстага, 21 апреля захватила пригород Берлина – Каров.
День 7 – 22 апреля – путь к Геннигсдорфу 
22 апреля в ставке Гитлера* состоялось совещание высшего военного руководства, на котором было принято решение о снятии армии Вальтера Венка – одного из самых молодых генералов Германской армии – с Западного фронта и направлении её на соединение с армией Теодора Буссе. В штаб армии Вальтера Венки прибыл фельдмаршал Кейтель – опытный военный деятель. К такому шагу пришлось прибегнуть, потому что к концу 7 дня наступления Красной Армии войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов успешно окружали противника на юго-востоке и западе от Берлина. 
*Общее название командных пунктов главнокомандующего вермахтом Адольфа Гитлера во время Второй мировой войны .
Утром 22 апреля лежащий близ столицы поселок Хенов, в котором уже находились подразделения Красной Армии, был контратакован пехотой и танками. К 18:00 контратака была отражена, в итоге было подбито сразу несколько «Пантер».
9-му гвардейскому танковому корпусу командующий С. И. Богданов приказал выполнить следующую задачу: «Всеми силами пробиваться в западном направлении и к исходу 21.4.45 овладеть Геннигсдорфом*. После выхода в район Геннигсдорф и овладения переправами через Гогенцоллерн-канал, оставив прикрытие на север, главными силами резко повернуть на юг и овладеть Шпандау**». Следуя приказу, 9-й гвардейский танковый корпус обогнул Берлин и к 8:00 22 апреля оказался на восточном берегу Гогенцоллерн-канала. На его противоположной стороне находился Геннигсдорф – цель этого этапа наступления. К 19:00 канал был форсирован мотопехотой***, и началась постройка переправы. 
*Или Хеннигсдорфом в зависимости от перевода.
**Административный округ Берлина. Существует также одноименная тюрьма. 
***Мотопехота - род сухопутных войск , в котором роме основных мотострелковых, имеются танковые, ракетные, артиллерийские, зенитно-ракетные, а также специальные подразделения и части.
День 8 – 23 апреля – зловещий канал Тельтов
23 апреля немцы нанесли 1-му Украинскому фронту второй сильный контрудар (первый пришелся на 20 апреля). В результате пострадала одна из армий Войска Польского, и возникла угроза, что нацисты окажутся в тылу фронта. 
Составу 1-го Украинского фронта 23 апреля предстояло перебраться через канал Тельтов, который представлял из себя больших размеров ров с высокими бетонированными берегами. Северный берег канала Тельтов был очень хорошо подготовлен к обороне: там находились железобетонные доты, стояли самоходки, и были вырыты траншеи. Над каналом возвышались дома с толстыми, толщиной в метр, стенами. Из стен торчали дула артиллерийских орудий. Командование, памятуя о первых днях операции, перед наступлением приказало подготовиться к форсированию канала, поэтому весь день 23 апреля 3-я гвардейская танковая армия Украинского фронта прорабатывала детали штурма.
В то же время подразделения Красной Армии стояли в районе Котбуса – большого населенного пункта на востоке Германии. В ночь на 23 апреля противник перебрался по Шпрее и начал наступление на город. Начался очередной оборонительный бой.
День 9 – 24 апреля – и снова немцы торжествуют
Во второй половине ночи с 23 на 24 апреля командир 294-й стрелковой дивизии Г. Ф. Короленко, оказавшись в окружении, принял решение прорываться из Вейсенберга (часть Баутцен-Вейсенбергского сражения, которое началось еще 21 апреля). В журнале боевых действий верхмата написано: «Вейсенберг снова освобожден от противника. Захвачены многочисленные трофеи». В этот день в немецкий плен попало восемь десятков человек – враг торжествовал. Общие потери 294-й дивизии составили 1358 человек, 215 раненных, 105 убитыми и 1038 пропавшими без вести (на самом же деле значительная доля пропавших без вести красноармейцев погибла). 
В ночь с 23 на 24 апреля на южную окраину города Баутцена была переброшена одна из наших танковых бригад. Однако в 17.00 группа из 7 «Пантер» и 9 бронетранспортеров вышла к советским войскам в тыл. Красная Армия стала отходить к центру Баутцена под угрозой окружения.  
Ужасная участь постигла 24 апреля отряд генерала СССР Максимова: он был окружен, в результате чего на поле боя пало около 70% личного состава, в том числе и многие одаренные военные СССР.
В журнале боевых действий одной из армий 2-го Белорусского фронта было отмечено: «Очищение кварталов Берлина от войск противника затрудняется наличием неэвакуированного населения. Снайперы и отдельные группы солдат противника переодеваются в гражданскую одежду и скрываются в массе берлинских жителей». Продвижение у 2-го Белорусского фронта было приостановлено отчаянным сопротивлением противника.
 День 10 – 25 апреля – Штурм? Поехали!
25 апреля началась важнейшая часть Берлинской наступательной операции – штурм столицы Германии. Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль еще задолго до наступления Красной Армии планировали сделать то же самое. В итоге союзники СССР все же отказались от такого шага, как штурм и захват Берлина, но точные причины отступления от этих планов не известны до сих пор. В принятии решения особую роль сыграли политические мотивы, однако, с другой стороны, очевидная сложность этой задачи объясняется и тем фактом, что страны «Большой тройки» за 6 лет и 1 день войны понесли потери, сопоставимые с потерями Красной Армии за время Берлинской операции, т.е. за 23 дня.
Немцы хорошо готовились к противостоянию советской армии. В городе находилось около 200.000 солдат и офицеров. Подключился фольксштурм – народное ополчение, располагающее 3-мя тысячами орудий и 250-ю танками. В Берлине создали девять секторов обороны, восемь из которых располагались вокруг города, один – в центре. Город был оснащен несколькими сотнями многоэтажных бункеров и дотов, улицы перекрыты мощными баррикадами. Даже окна и двери многих зданий заделывались и превращались в амбразуры для ведения огня. Противником использовалась и система метро для ведения скрытых действий и спасения от обстрела.
Первым делом во время штурма 1-й Украинский фронт занялся форсированием реки Хафель. Советские войска методично брали столицу в кольцо; общая протяжённость фронта советских войск в Берлине на момент 25 апреля приблизилась к 100 км. Генералом В.И. Чуйковым была избрана тактика штурмовых групп, каждой из которых выдавались несколько танков, артиллерия, самоходное орудие, связисты и т.п. Вокруг города была развернута сеть радиолокационных постов наблюдения. Советские солдаты начали свой нелегкий путь к победе.
День 11 – 26 апреля – всё идет по плану
26 апреля, на 11-й день Берлинской наступательной операции, в штурме принимали участие шесть армий 1-го Белорусского фронта и три армии 1-го Украинского фронта. Учитывался предыдущий опыт взятия крупных городов, так что создавались штурмовые отряды в составе стрелковых батальонов или рот, усиленных танками, саперами и артиллерией. Перед действиями штурмовых отрядов происходили короткие артиллерийские подготовки, которые корректировались командирами наступающих подразделений. 
2-й Белорусский фронт заблокировал 3-ю немецкую танковую армию, которая была вызвана немцами для помощи сражающимся под Берлином. В этот же день, 26 апреля, штурмом взят город Штеттин, располагающийся на границе Польши и Германии. Обобщая, армии 2го Белорусского фронта продолжали громить подтягивающиеся резервы немцев и целеустремленно продвигались на запад. Налаживалась связь с одной из британских армий.
 День 12 – 27 апреля – кульминация
К 27 апреля в результате действий армий 1-го Белорусского и 1го Украинского фронтов, глубоко продвинувшихся к центру Берлина, группировка противника в столице вытянулась полосой с востока на запад — шестнадцать километров в длину и 2-3 километра в ширину. Бои шли не только днем, но и ночью.
Вильгельм Кейтель писал: «Битва за Берлин достигла своего кульминационного пункта». Немецкий военачальник понимал, что спасти положение своих будет не так-то просто. Он предлагал соединение двух армий – 9-й и 12-й. Однако 27 апреля даже первый шаг на пути реализации этого плана не обещал быстрого успеха.
Попытка прорваться — через деревню Хальбе — была предпринята немцами в половину одиннадцатого вечера 27 апреля. В итоге врага постигла неудача. Часть пехоты противника была перебита, часть сдалась сама: бессмысленность сопротивления становилась очевидна. 
За день частями 21-го стрелкового корпуса, принимавшего участие в бою 27 апреля, было захвачено в плен почти 2000 человек, 3 танка, 3 зенитных установки. Потери же противника оценивались в 2500 человек, 5 танков, 3 САУ, более 700 автомашин. Немцы потеряли две сотни лошадей. Потери самого 21-го корпуса были далеко не такими внушительными: погибло 42 человека и около 120 было ранено.
День 13 — 28 апреля — бои за немецкую звездочку
В ночь на 28 апреля немецкие части в районе Шпрее получили подкрепление и приказ Гитлера: стоять до последнего человека. В этот день шли бои в районе Моабитской тюрьмы. По форме она представляла собой звезду — пять корпусов ровно расходились от центральной башни, образуя сильнейший узел обороны, где по слухам находился Геббельс. Был отдан приказ окружать здание и выходить к реке Шпрее. К одиннадцати часам 469-й полк овладел заводским кварталом южнее Кляйн Тиргартена, а 756-й полк вышел к тюрьме, находящейся в квартале от парка. 
4-я рота старшего лейтенанта Печерских пошла к тюрьме через дворы и подвальные помещения. За ней наступала 5-я рота младшего лейтенанта Баранова. К 12 часам тюрьма была полностью окружена, а в три часа бой за нее завершился. Сотни заключенных были освобождены, но Геббельса в здании не было. Следующей задачей было блокирование мостов через реку, которые соединяли Моабит с центральными районами. 
В это время войска 1-го Белорусского фронта надвигались с запада, севера и востока Берлина. В южной части действовали армии 1-го Украинского фронта. Девятый сектор обороны был взят в кольцо. 
К шести-семи часам роты достигли Шпрее. Ее отвесные гранитные берега еще только предстояло форсировать. Генералы Переверткин и Шатилов находились на ближайших к реке наблюдательных пунктах. Батальонам было приказано захватить Министерство внутренних дел («дом Гиммлера») и в дальнейшем — Кенинсплатц, чтобы подготовить позиции для штурма Рейхстага. 
Задачу значительно осложнило частичное разрушение моста Мольтке. Когда артиллерия разрушила укрепленные позиции гитлеровцев в парке Тиргартен, на набережных Кронпринценуфер и Шлиффенуфер, войска смогли начать форсирование. Мост был взят, Шпрее осталась позади, войска подошли вплотную к центральному сектору обороны города — вот итог двенадцатисуточного наступления. 
День 14 — 29 апреля — в шаге от берлинской цитадели 
Всю ночь на 29 апреля под непрерывным артобстрелом шла ожесточенная борьба за расширение плацдарма от реки Шпрее. Роты старшего лейтенанта Панкратова и лейтенанта Гранкина овладели зданием швейцарского посольства, что дало возможность в семь утра по Москве начать обстрел «дома Гиммлера», Кроль-оперы и огневых точек противника в районе Кёнигплаца и в Тиргартене. С большими потерями помещением Министерства внутренних дел удалось овладеть только ночью.
29 апреля стрелковые корпуса 3-й ударной армии вышли в район Рейхстага. 
29 апреля стрелковые корпуса 3-й ударной армии вышли в район Рейхстага.
120-й гвардейский стрелковый полк двумя батальонами форсировал канал Ландвер и овладел частью Тиргартена, однако, вместо выхода к Рейхстагу, для удержания рубежа стремительное движение вперед было приостановлено. У 79-й гвардейской стрелковой дивизии шел бой за Потсдамский вокзал. 
Под деревней Хальбе советскими войсками был образован котел, вырваться из которого смогли лишь от 30 до 40 тысяч солдат и офицеров 9-й армии и несколько тысяч беженцев. 69-я и 33-я армии взяли в плен около 25 тысяч человек.
В этот же день летчики 82-ого бомбардировочного полка прекратили боевые вылеты, дожидаясь белого флага Берлинского гарнизона — настолько ослабевшим был противник. 
День 15 — 30 апреля — впервые в Рейхстаге
В районе Вендиш-Бухгольц и Хальбе небольшие отряды гитлеровцев продолжали сдаваться советским войскам. 33-й армией было захвачено в плен 3735 солдат и офицеров. В Берлине советские войска находились в нескольких десятках метров от Рейхстага.
«30 апреля 1945 года навсегда останется в памяти советского народа и в истории борьбы с фашистской Германией, — вспоминал годы спустя Георгий Жуков. — В этот день войсками 3-й ударной армии генерала В. И. Кузнецова была взята основная часть здания Рейхстага. Непосредственный штурм Рейхстага осуществлял 79-й стрелковый корпус генерала С. Н. Переверткина. Главный удар наносила усиленная 150-я стрелковая Идрицкая дивизия генерала В. М. Шатилова. Ее поддерживали 23-я танковая бригада и другие части корпуса. Вспомогательный удар наносила 171-я дивизия».
В пять утра гитлеровцы еще удерживали значительную часть центрального Берлина, но советские войска уже готовили наступление. По свидетельству лейтенанта Котова, командира седьмого огневого взвода батареи, первый выстрел по Рейхстагу был произведен в полдень из гаубицы-пушки №1804. В 13:00 началась массированная артподготовка, не давшая результата. В 14:25 в окне, выходящем на Кёнигплац, флаг был установлен бойцами взвода разведки 674-го стрелкового полка под командованием лейтенанта С.Е. Сорокина (старший сержант В.Н. Правоторов, старший сержант И.Н. Лысенко, рядовые Г.П.Булатов, С.Г.Орешко, П.Д.Брюховецкий, М.А.Пачковский, М.С.Габидуллин, Н.Санкин и П.Долгих). Одной из первых в немецкой цитадели после очередной массированной артиллерийской подготовки оказалась штурмовая группа капитана В.Н.Макова, которая в 22:40 установила знамя над парадным фронтоном. Однако на этом список героев-знаменосцев не закончился. В это время отчаянная перестрелка в здании не прекращалась: бои шли за каждый квадратный метр. 
День 16 — 1 мая — война, труд, май
С утра перестрелка около и внутри Рейхстага не утихала. Две роты батальона Неустроева начали очистку северной части первого этажа, чтобы прорваться к лестнице на второй этаж. 
В этот день старший сержант А.П.Берест, сержант М.А.Егоров и младший сержант М.В.Кантария закрепили на конной скульптуре Рейхстага знамя №5, вошедшее в историю. 
4-я и 6-я роты 2-го батальона Клименкова должны были перекрыть восточный вход и лишить противника лазейки в район Бранденбургских ворот. Очистить южную часть первого этажа было поручено батальону Давыдова из 674-го полка.
10 часов два этажа были практически в наших руках. Гитлеровцы начали обстрел здания, из-за чего начался пожар. Огонь был потушен к трем часам дня. Шли бои у Бранденбургских ворот и в южной части Тиргартена. Советские парламентеры, предлагающие сложить оружие, были дважды обстреляны. В 19 часов солдаты вермахта был заблокированы в Рейхстаге, а в 9 вечера здание было почти очищено от гитлеровцев — относительное затишье. Бои, не прерывающиеся в течение 38 часов, подошли к концу.
Именно в этот день, 1 мая, генерал-полковник Кребс прибыл на командный пункт командующего 8-й гвардейской армией В. И. Чуйкова с известием, что Гитлер застрелился, а Борман и Геббельс предложили перемирие. 
День 17 — 2 мая — конец конца
Командующий берлинским гарнизоном генерал Вейдлинг подписал приказ о капитуляции всех частей и соединений Берлина. Недалеко от «хальбского» котла фронт окончательно был прорван. 
Немецкими саперами из дивизии СС «Нордланд» был взорван тоннель метро, и вода хлынула в подземелье, где пряталось множество людей – мирных жителей и раненых. Точное число жертв до сих пор неизвестно. 
В 6 часов утра германские войска начали складывать оружие, и к 20:00 войскам 3-ей ударной армии сдалось 20150 солдат и офицеров. 11-ый танковый корпус принял более 21 тысячи человек. Советские полки выслушали сообщение Верховного Главнокомандующего о взятии города. На стенах Рейхстага бойцы начали оставлять память о себе — многочисленные рисунки и надписи. 
День 18 -23 — 3-8 мая — вдохнуть свободно
Третьего числа в Рейхстаг прибыл Маршал Советского Союза, командующий 1-ым Белорусским фронтом Георгий Жуков, чтобы передать личную благодарность войскам. 

Армия Венка перешла Эльбу и начали переговоры с американцами. Войска 1-ого Белорусского фронта подошли к Эльбе. 2-ой Белорусский фронт разгромил 3-ю танковую армию, выйдя к Балтийскому морю и встретившись с английскими частями. 
День последний — 9 мая
В Москве в честь победы над Германией прогремел салют из тридцати артиллерийских залпов. Первые минуты мирной жизни описал генерал армии Чуйков: «Мы вышли на улицу. Вокруг тишина, от которой мы так отвыкли. С непривычки она кажется звенящей. И вдруг мы услышали, как где-то недалеко чеканит шаг строй. Даже не верится, что это наши гвардейцы могут маршировать так торжественно. Из парка Тиргартен вышла рота 79-й гвардейской стрелковой дивизии. Роту ведёт гвардии-капитан Н.И. Кручинин. <…> И вдруг песня, песня широкая, певучая, наша русская». 
***
С 1995 года Парады Победы стали постоянными. В 1945 году Парад Победителей состоялся 24 июня, затем 7 сентября прошёл совместный Парад с союзниками. Теперь настанет новый мир, то свободное и светлое настоящее, за которое было отдано так много жизней. 
Осознать цену важнее, чем повторить.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...