Наверх
Герои

Побег оказался убийством 

История москвича, который второй год ждет суда в филиппинском СИЗО (часть II)
12.08.2018
Осенью 2016 года в аэропорту Манилы был задержан 31-летний московский инженер Юрий Кирдюшкин. Его обвинили в транспортировке, ввозе и хранении свыше 8 кг кокаина. В деле достаточно нестыковок и противоречий. Тем временем Юрий второй год ждет суда в местном СИЗО и второй раз делится с нами своими заметками. (Первую часть истории читайте здесь).      
Амфетамин 
Спецназовцы ворвались в камеру рано утром в субботу. Все произошло стремительно – привычные обыски и рядом не стоят. У соседей по камере нашли пять пачек сигарет и зарядник для телефона. Парнишка не успел хорошенько спрятать свои вещи и растерялся при виде силовиков. Теперь нас могут лишить посетителей на месяц как минимум. Начальник СИЗО вернется только утром в понедельник, тогда и узнаем о последствиях.
Даже в городских тюрьмах, где люди спят друг на друге в переполненных камерах, а за лежак на полу в коридоре нужно платить «пахану» 100 песо за ночь, даже там был телефон, с которого я звонил в Москву. Но в СИЗО, где нахожусь сейчас, можно лишь писать письма и получать по настроению охранников на них ответы через посетителей.
Сейчас у меня появилась возможность выглядывать в интернет: я помогаю прятать в своем тайнике телефон знакомым и могу им пользоваться ночью. Контрабандой я его не считаю.
Камера, в которой сейчас находится Юрий. Через решетку можно видеть лавочки для посетителей. Они общаются с заключенными через решетку.
Сегодня воскресенье и часы посещения начинаются в 9 утра. К этому времени мы должны вернуться в камеры, которые открывают в 8. Пришло время возвращаться. В этот момент охранники вошли к нам. Изъяли телевизор «на неопределенный срок». Логично, что всю следующую неделю они будут приходить с обысками. И если что-то еще у нас найдут, то наказания расширятся на несколько месяцев.
Но тревожит другое. Этот «звоночек» никак не поменял моих соседей, их представления о жизни. Вот уже вечер воскресенья. Всех посетителей за эти два дня развернули домой в наказание нам. Однако моих соседей это не заботит. Они думают лишь о том, как поскорее бы расфасовать амфетамин и продать его другим зависимым. Они платят женщинам, чтоб те приносили внутри себя наркотики. Знают, что на них заведут еще одно дело, если найдут это дерьмо. Но даже такой риск не останавливает их. Риск при этом есть и для меня. 
Юрий Кирдюшкин.
В женском корпусе находится Анастасия Новопашина, тоже из России. Девчонок из ее корпуса как-то поймали за курением амфетамина. После всех их отправили в те самые городские тюрьмы, где по 90 человек в камере. У нас, например, шесть человек. Вот вам и картина маслом, что происходит с теми, кого здесь ловят с наркотиками.
Да, понятно, что для некоторых из них это единственный источник дохода. Но почему не срабатывают тормоза?
У нас с «единомышленниками» или просто братьями во Христе здесь установился порядок: во время, отведенное для прогулок по коридору, мы собираемся раз в неделю на встречу. Делимся мыслями, своими проблемами, обсуждаем наши тревоги. А потом, сидя в кругу, по очереди на английском языке молимся друг за друга.
Двое из четверых рассказали про свою амфетаминовую зависимость. Они употребляют эту химию каждый день. Но полны решительности бросить.
Поколение
Все мои родные и близкие за океаном. И нет никакого четкого понимания, когда мы увидимся. Я только представляю, как мы встречаем новый 2019 год и утешаюсь.
Но самый близкий из родных человек не дождался моего возвращения. Мама ушла из жизни в начале этого года. Ей было всего 53. Для нашей семьи это лишь середина пути. Когда узнал, что ее не стало, я начал писать о ней, для нее и ей все, что хочу сказать. Стало получаться что-то типа книги, посвященной их поколению.  
СИЗО, где Юрий провел год. Место рассчитано на 280 заключенных, но их здесь в десять раз больше.  
Родители мамы – это поколение победителей. Первые в Космосе, пионеры техники и технологий, разработанных нашей страной.
А мои родители – поколение свободолюбивое. Своенравное. Они сумели прочувствовать, что в придуманном этом стандартизированном мире нет места свободе личности.
В спорте они реализовали свои молодые амбиции. Мама у меня КМС по спортивной гимнастике и настольному теннису. Папа – мастер спорта. Но постепенно они осознали, что их обманывают. Все это, конечно, отразилось на нас с братом. Мы имели полную свободу делать то, что хотим. И это освобождало родителей во многом.
Сегодня я осознал, что мы с мамой были не только близки, но и очень похожи. Она научила меня быть чувствительным, но не притягивать, то есть не требовать к себе слишком много внимания. Эта отстраненность стала развиваться во мне со временем. И часто бывало, что малознакомые люди воспринимали меня как сноба. Думаю, люди в нашем обществе скорее будут оставаться закрытыми, чем свободно высказывать свое мнение и отстаивать во всем свою правду.
Все эти мысли приходят лишь после ареста: эта закрытость выработана в нас десятилетиями. Поэтому так туго до сих пор в нашем обществе со свободой.
Вот сегодня и нужно всему учиться сначала. Учиться говорить о себе. Почти также, как с исповеданием грехов. 
Убийство
Сточные воды из трех бараков сливаются в одну речку. На нее выходили окна кухни, в которой я сидел, когда услышал непривычный шум воды. Выглянул на улицу и увидел, что в вонючую реку прыгает толпа заключенных. Я решил, что это побег.
Оказалось иначе. Это было лишь второй убийство за полнедели.
После того, как меня перевели в отдельный корпус с иностранцами, бандитская среда меня практически не касается. Но контакт с поделенным на банды миром не прошел бесследно. Их образ жизни позволил мне увидеть все несовершенство человека. Я понял, что если ежедневно не совершать над собой усилие для развития духа, то воля атрофируется. Все решения за тебя будут принимать другие. И постоянно все будет зависеть от обстоятельств. 
Один из корпусов на территории СИЗО.
Чуть больше года назад я жил в корпусе с 2800 филиппинцами. Рассчитан он был на 280 заключенных. Именно там произошло тройное убийство.
Несмотря на жуткую переполненность людьми, в том месте был плюс: мы могли весь день гулять по территории между корпусами.
В начале июня 2017 года в нашем бараке шел обыск. Он неожиданно прервался: трансформационная подстанция вышла из строя из-за продолжительной жары и запаздывающего сезона дождей.
В камере нашли пять мобильных телефонов. Трое заключенных сознались в контрабанде, и их увели в карцер. Хозяева других телефонов не нашлись, за что охранники заперли в бараке 800 человек.
Здесь даже ночью температура не опускается ниже 50 градусов. В закрытом помещении, где все лежат друг на друге, влажность и жара растут в геометрической прогрессии. Да, я люблю баню. Но когда из нее нет выхода в течение двух часов, то кажется, что это конец.
К вечеру стало ясно, что подстанцию не восстановят. Тогда нас выпустили из барака. Мы высыпались как рыба из сетки на борт.  
Нет электричества, а значит, не будет вентиляции и воды: она в каждый барак подается своим электронасосом. Так было две недели. Люди стали закипать.
На середине второй недели в барак, подконтрольный группировке «Спутник», пришел заключенный – член банды Bahala, он же помощник администрации СИЗО. Таких помощников здесь называют trustie.
Ребят из «Спутника» не смутило, что его сопровождал охранник, который еле унес ноги, когда на помощника набросились со всех сторон. Его затащили в туалет одной из камер. Несколько раз ударили заточкой в горло.
По воле Божьей, незадолго до этих роковых событий, словно предчувствуя страшное, я познакомился с ребятами из группировки BCJ (Batang city jail). Там был принят в качестве гостя правой руки (Adviser) главаря (Mayores) банды. У него была отдельная комната (тарима) с кухней, решетка которой выходила во двор между бараками и на ту самую сточную реку, где парни из Bahala в отместку убили члена «Спутника».
Мы могли спокойно беседовать, готовить, есть, играть в шахматы. Adviser на тот момент был главным механиком при гараже СИЗО. И главным электриком. В его тариму был проведен отдельный провод, на который он подавал электричество от генераторов, обеспечивающих электричеством барак администрации. Там я и скрывался от окружающих почти две недели, пока во всем лагере не было электричества. Выходил оттуда только, когда на общем корте проводился пересчет. И снова прятался, читал «Братьев Карамазовых». 
Я сидел в шалаше с палкой в руках пока не стемнеет. Ожидал, что придется защищаться. В это время члены BCJ, чьи штаб-квартиры были вокруг моего шалаша, активно извлекали из тайников всевозможные виды оружия. Заостряли заточки и так далее. Было страшно даже не от возможной атаки, а оттого, что неясно, кто за кого вообще.
В лагере в это время творился хаос. Люди после пересчета спали между бараками на улице, где практически не было тени. Ночью все, кто не хотел париться в здании, спали на голой земле, на бетоне баскетбольной площадки и везде, где можно было приткнуться.
Третье убийство случилось во время массовых беспорядков, спровоцированных первым убийством. Опять погиб участник «Спутника».
Погромы внутри и между бараков продолжались до тех пор, пока на территорию лагеря не вошел спецназ вместе с полицией. 
Позже выяснилось, что компания, которая отвечает за подачу электричества и исправность оборудования сети, не спешила разрешать ситуацию. Так вышло, что СИЗО ей задолжало несколько миллионов песо. 
Но и СИЗО не торопилось гасить этот долг, рассовав деньги по карманам и, ожидая, что долг погасит государство. 
Вот вам и психология. Человек (в данном случае администрация) в таких условиях перестает осознавать себя, когда есть простой доступ к ресурсам, за которые с него не спросит никто, и максимум какие-то заключенные заплатят ценой своей жизни.
Конец сезона дождей       
В Маниле заканчивается сезон дождей. Приходится он обычно на май-июль. Этим летом дожди начались – вот такие настоящие – примерно в конце июня и продолжаются до сих пор [конец июля].
Половина города затоплена, и в тех районах, где проехать невозможно, люди перемещаются на лодках, а вместо маршруток курсируют лодки крупнее, которые за 10 песо доставляют народ из района в район.
И сегодня я вдруг поймал себя в моменте, когда стоял в самом углу коридора, где сходятся две стены с оконными проемами – в них нет стекол. В моменте, когда набегающий ветер приносил с собой капли дождя и разбивал их об меня. Я чувствовал запах ветра, запах сырой земли, листьев, дождя, деревьев.
Вспомнил, как раньше, бывало, оказывался вот так один на один с природой. Дождь шел или начинался, и я не спешил укрываться от него. Только хотел почувствовать атмосферу всецело.
Когда собирается дождь, а я на природе, во мне, как помню, пробуждается какая-то живость. Такая глобальная. Она вырывается из-под кожи. Живость, которая соотносится с естественной средой нашего обитания.
Дождь будто примиряет между собой небо и землю через воду, в которой ты находишься. Ты как будто зависаешь между ними.
И вот, стоя в коридоре СИЗО у окна без стекол, я почувствовал, что всецело улетаю отсюда с этим ветром.
Но стоял я так недолго.     
СПРАВКАСегодня Юрий находится в камере СИЗО повышенного режима безопасности. Здесь содержат как убийц, так и террористов. Раньше москвич мог весь день гулять на улице между бараков. Теперь для прогулок есть лишь несколько часов в коридоре. Однако условия содержания лучше прежних. В прошлой тюрьме Юрий делил камерный пол почти с сотней арестантов, сейчас их всего шестеро. Сюда Кирдюшкина перевели спустя два месяца после встречи российского премьер-министра Дмитрия Медведева с президентом Филиппин Родриго Дутерте. Последний обещал лично проследить, «чтобы условия содержания были надлежащими». Тогда же министры юстиции обеих государств подписали договор о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Дело москвича примерно через полгода после этой встречи добралось из прокуратуры в суд. Первое заседание с участием Юрия состоялось спустя полтора года после его ареста. Кирдюшкину назначен график слушаний. На сегодняшний день состоялись два из них, где стороны защиты и обвинения всего лишь познакомились с судьей и заявили ходатайство об освобождении россиянина под залог. Решения по этой просьбе до сих пор нет. Примерно два месяца ходатайство лежит на судейском столе, а интервал слушаний увеличился из-за сезона дождей.
Чего ждать 
Александр Бойков, адвокат общественного движения «Путь домой»                                           
Пока дело Юрия тянется, может случиться все что угодно. И самое худшее, что ему грозит – это смертная казнь. В настоящий момент там действует мораторий. Это значит, ему могут назначить наказание в виде смертной казни, но не приводить его в исполнение, пока действует запрет. По действующему там законодательству мера ответственности за те обвинения, которые ему вменяют, составляет от 20 до 40 лет.
На счет затягивания дела и постоянного переноса слушаний: я так понимаю, это общая проблема на Филиппинах. Потому что дело Кирдюшкина попало в суд только недавно. А дело Новопашиной [россиянка, оказавшаяся в аналогичной ситуации] в суде всю дорогу. У нее всего три или два свидетеля и они до сих пор не допрошены. Ее приводят к судье, например, а тот в отпуске оказался или на повышении квалификации, или прокурор не может явиться, свидетелей не известили повесткой, адвокат не пришел. Там никто не сидит, не ждет. По любой из этих причин откладывают слушание на два месяца.
В то же время, как рассказал мне филиппинский адвокат, у них есть нормы о разумных сроках судопроизводства, затягивании процесса и так далее. Ссылаясь на них, чисто юридически, возможно освобождение Юрия под залог. Но как оно на практике бывает – не совсем понятно
Со своей стороны я пытаюсь в России различными заявлениями и письмами привлечь внимание к ситуации Кирдюшкина и других россиян, находящихся в том же положении. Есть все правовые основания, чтобы здесь возбуждать дело в отношении вербовщиков Юрия. И если дело будет возбуждено, то документы об этом должны быть направлены в Филиппины. Там суд должен принять во внимание, что они смотрят на проблему узко. Есть Юра и есть наркотики, которые у него нашли. Но есть еще другие люди, которые Юру вводили в заблуждение, и как раз-таки их злой умысел был направлен на перевоз наркотиков в Таиланд.
Российские правоохранители могут возбудить дело. Но не сделали этого, наверное, по объективной причине: у нас нет правоприменительной практики по 127 статье. По ней привлекают исключительно за организацию проституции. Но на самом деле эта статья может гораздо шире применяться. Она появилась в силу того, что Россия подписала протокол против торговли людьми, который включает в себя и использование людей, обманом, вслепую в точно таких же случаях.
И в Украине эта статья, которая также сформулирована, работает и в случаях с «курьерами поневоле», «слепыми мулами». Не так давно в Таиланде проходила пресс-конференция с участием украинских заключенных, представителями консульства, генпрокуратуры и так далее, где прокуратура официально заявляла: «Мы считаем, что эти заключенные в Таиланде украинцы – это жертвы торговли людьми. Они тут обвиняются просто в умысле ввоза наркотиков в Таиланд. А мы будем добиваться пересмотра их дела». Украина так поступает. Россия так не делает.
Это должно происходить на каком-то определенном уровне. И я уверен, что, так как проблема Юры уже не новая и многие СМИ о ней говорили, в верхах о ней знают, но, тем не менее, такой довольно простой способ облегчения ситуации никто не использует. Взять для примера статью об экстремизме. Сейчас чуть ли не каждый следственный отдел считает своим долгом хотя бы раз в год кого-то по этой статье привлечь. Потому что у всех есть определенная статистика: надо отрабатывать все преступления. А 10 лет назад эта статья, также как сейчас 127 статья, не работала. А здесь пока у нас новая практика применения еще не сложилась.
И у нас 24 июля дума в первом чтении уже приняла закон о ратификации подписанного в ноябре договора о правовой помощи по уголовным делам между Россией и Филиппинами. Если после всех чтений этот закон будет подписан президентом, тогда начнет работать механизм обмена информацией доказательствами допросами, законами между нашими правоохранительными органами и филиппинскими. Это может очень помогать как раз в аспекте торговли людьми и того, что у нас должно расследоваться вовлечение Юры в преступную деятельность.   

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...