Репортажи

Сплав 

Металлургия времени
25.11.2016
Выходная пятница (4 ноября «День народного единства») встретила снежными переметами. Снег заваливал город с таким видом, будто бы уже и не собирался таять до весны. По крайней мере так мне казалось в полшестого утра. Дойдя до снаряженной и оставленной на стоянке машины, я обнаружил, что снег достаточно мокрый и почти сразу превращается в мокрую кашу. Все-таки мы живем в городе, и чистый рассыпчатый снег – большая роскошь, даже когда для этого есть все погодные условия. Тогда я еще не знал, что мы скоро попадем в такие места, где общения со снежными кучами было предостаточно.

Мы собирались посетить Каргалинское меднорудное месторождение, которое по сути своей является огромным, очень мало исследованным многослойным археологическим памятником с одной стороны, и полем для поиска новых (рукотворных и естественных) пещер с другой.
Шахта рудника Р-41
В книге первопроходца и основного исследователя этого памятника, доктора исторических наук, профессора, член-корреспондента Российской академии наук. Еврения Черныха написано: «Данный гигантский комплекс уникален по масштабам и глубокой древности своего производства для всей Северной Евразии. Более пяти тысяч лет назад здесь начались добыча руды и выплавка меди. В развитии культур огромных пространств Евразийского континента Каргалинский комплекс дважды играл совершенно исключительную роль: первоночально для племен бронзового века, а затем, спустя три тысячи лет, для Российской империи 18-19 веков.». 
— Лес.медиа
— les.media
Ученые оценивают площадь памятника в 500 км2. Мои друзья – спелеологи провели несколько поисковых экспедиций в этом районе, ища забытые временем,и еще не обнаруженные вновь рудники. Мой же интерес был в том, чтобы наконец почувствовать место, насквозь пропитанное тремя бесценными для меня темами: исторической, технологической и спелеологической. Две великие тайны земли: тайна прошлого и тайна скрытых пространств переплелись на этой территории. Оставалось добавить к ним третий ингредиент, поэтому мы везли с собой «кочевую кузницу». Очень нужно, чтобы в этом древнем месте вновь полился своим магическим бардовым светом расплавленный металл, будя в подсознании, гул могучей реки истории нашей общей Евразии, тот гул который слышит каждый и в славянских напевах, и в тюркском горловом пении, и в мягкой финно-угорской речи… Я не мог пропустить такое. День народного единства же.
Маршрут был выбран тоже не случайно. Нам предстояло доехать от Самары до Оренбурга весьма старой дорогой: вдоль речки Самара. 

Алексей Топорков "Оренбургская линия"
(http://vestnik.otradny.net/items/3517):
В веке XVIII река Самарка являлась восточной границей Российской империи. Земли по правому берегу уже были заселены пришлыми крестьянами, а левобережные просторы оставались вотчиной киргиз-кайсацкой орды, кочевавшей за Яиком (Уралом). Нередко небольшие отряды ордынцев совершали набеги на русские селения. Но в 30-х гг. того же века Россия пошла в глубь восточных окраин.
В 1734г. по указу императрицы Анны Иоанновны в Самарскую степь отправилась экспедиция обер-секретаря Сената Ивана Кирилловича Кириллова. Он основал городок Оренбург и распорядился построить по правому берегу Самарки крепости, «чтобы одна от другой в верстах 30-40 были». Оборонительные укрепления стали называться Оренбургской линией, связавшей г.Самару с новой степной столицей. 
— Лес.медиа
— les.media
Самарская линия укреплений (Алексей Топорков "Оренбургская линия"
(http://vestnik.otradny.net/items/3517).
Так, ехали мы мимо бывших Алексеевского городка (Пос. Алексевка, Самарская Обл.), стоявшему на берегу Большого Кинеля, мимо бывшей когда-то на Самарке крепости– Федоровская (р-н пос. Красносамарское Самарская Обл.), крепости Борской (село Борское, Самарская Обл.), крепости Бузулукской (г. Бузулук Оренбургская обл.), крепости Тоцкой (г. Тоцк Оренбургская Обл.), Сорочинской и Новосергиевская крепости (г. Сорочинск и пос. Новосергиевка Оренбургская Обл.).
Когда-то на полпути между Федоровской и Борской возникла слобода Богатый Умёт (сейчас с.Богатое Самарская Обл.), рядом с которой, в 1936 году, в селе Андреевка родилась моя бабушка.
Мы проезжали мимо села Съезжее, где в 1972 году был раскопан археологами курган древнего степного вождя. Он оказался древнее и в каком-то смысле богаче многих египетских пирамид.  Могильник, сооружённый в лесостепи на берегу реки Самары около 5000 г., содержал шесть отдельных и одно тройное захоронение. Над самым богатым из них, расположенным в центре погребальной площадки, были положены два конских черепа, посыпанные охрой. В Съезжинском могильнике, нашли костяные фигурки, изображающие лошадей с элементами упряжи. Таким образом памятник содержит первые в истории конские жертвоприношения и первые в мире свидетельства о приручении коня. 

 Находки из съезжинского могильника: Вырезанные из кости фигурки коней 
Мы гнали, обгоняя фуры, стараясь успеть заброситься на рудники за-светло, а я думал, как по этому тракту на перекладных в Оренбург в сентябре 1833г проезжал А.С.Пушкин. Путь его лежал как раз через бывшую Федоровскую крепость, Богатое, Борское… Какая из них стала прообразом Белогорской, в которой жила Маша Миронова, дочь коменданта -капитана?
А еще я думал: какая же все-таки у нас большая, связанная историей страна, как в ней все соединено и перемешано, как в металлическом сплаве… 
Процесс плавки металла в полевой кузнице. 
Мы подъезжали к Оренбургу, и, конечно нельзя не упомянуть грандиозное зрелище, открывающееся, когда спускаешься с Сырта в долину, где лежит город. Трасса идет по ней, и почти десять минут, со скоростью 100 км\ч мы неслись мимо непрестанно растущих из-за горизонта бесчисленных заводских труб, ректификационных колонн, трубопроводов, эстакад и резервуаров. Это крупнейший в Европе газоперерабатывающий завод, стоящий на уникальном Оренбургском газоконденсатном месторождении. На этом заводе, помимо газа, которым отапливается огромные территории Оренбургской и Самарской области, производят свыше 20 видов товарной продукции (углеводороды, сера),и в том числе 100% российского гелия. Так что, когда будите держать в руках шарики наполненные гелием, знайте, что в них частичка оренбургской земли.))


фото завода с официального сайта.  http://orenburg-dobycha.gazprom.ru/
Далее мы двигались по обводной дороге, оставив город справа, проехали большую деревню Татарская Каргала. Там мы ехали мимо реки Сакмара. Мне вспомнился персонаж поэмы С. Есенина «Пугачев», беглый каторжник Хлопуша. Ведь здесь, недалеко, в Сакмарском городке, состоялась его встреча с восставшими, которую художественно описал поэт. (первый монолог Хлопуши из поэмы «Пугачев» в исполнении В.С. Высоцкого прилагаю). https://www.youtube.com/watch?v=-C8YWJ-gFnk
В.С. Высоцкий в образе Хлопуши. 
А дальше разговор в стане Пугачевцев был такой:

ХЛОПУША
…Сердце радо в пурге расколоться,
Оттого, что без Хлопуши
Вам не взять Оренбург
Даже с сотней лихих полководцев…
….
Хлопуша не станет виться.
У Хлопуши другая мысль.
Он хотел бы, чтоб гневные лица
Вместе с злобой умом налились.
Вы бесстрашны, как хищные звери,
Грозен лязг ваших битв и побед,
Но ведь все ж у вас нет артиллерии?
Но ведь все ж у вас пороху нет?
Ах, в башке моей, словно в бочке,
Мозг, как спирт, хлебной едкостью лют.
Знаю я, за Сакмарой рабочие
Для помещиков пушки льют.
Там найдется и порох, и ядра,
И наводчиков зоркая рать,
Только надо сейчас же, не откладывая,
Всех крестьян в том краю взбунтовать.
Стыдно медлить здесь, стыдно медлить,
Гнев рабов - не кобылий фырк...
Так давайте ж по липовой меди
Трахнем вместе к границам Уфы.

И тут становится совершенно ясно, о каких заводах, где «рабочие для помещиков пушки льют» говорит каторжник - это в том числе то, что сейчас мы называем Каргалами. Он от туда и сбежал! И если вспоминать первый монолог Хлопуши в этой поэме, то понятно, почему этот герой, олицетворяющий собой собирательный образ уральского рабочего-каторжника, называет себя, кроме всего прочего фальшивомонетчиком. Такой способ дохода действительно существовал на медных промыслах в то время: часть товарной меди сдавалась в виде слитков, чушек и изделий, но также часть меди утаивалась, чтобы делать фальшивые деньги, неотличимые от настоящих. Это был серьезный «криминальный» бизнес, в котором не могло быть не замешано заводское начальство. В случае открытия преступления страдали только непосредственные исполнители, а организаторы: Твердышевы, Мясниковы и Демидовы, - ходили на свободе, охраняемые властью и законами. Действительно, бунт в таких условиях был вопросом времен.
Хлопуша. Ксилография Николая Дмитревского, 1931 год. Иллюстрация к поэме В.Каменского "Пугачёв".
Под эти мысли меня остановили сотрудники ДПС. Им стало интересно, где мы нашли столько грязи, что наши передние гос.номера стали неотличимы от остального бампера. Узнав о нашей поездке, проследив как я протираю номера, представители власти пожелали нам удачи и отпустили, даже дорогу подсказали. Хорошо, что мы живем не в пугачевские времена, и наше общество не раздирается такими противоречиями, как тогда.
Неожиданно мы с трассы свернули, и начались проселки: Светлый – Уранбаш – Комиссарово… По дороге нам встретились с промежутком в 10 минут три больших бензовоза, вероятнее всего везущих нефть – верный признак работающих неподалеку промыслов. В поселке Комиссарово, мы свернули и с проселка. Дальше дорога наша шла засыпанными первым снегом полями.
Снежные перемёты на проселке около поселка Комиссарово 
Караван небольшой: моя «грузовая» шнива, в которой ехали мы с Игорьком, и «пассажирская» гранта с водителем и пятью пассажирами (один из них был собакой). Мы ехали между полями и оврагами по неглубокой колее, не встречая проблем. Но тут уперлись в перемет. Невдалеке виднелась белесая дымка. Было решено оставить гранту на месте, на шниве прорваться до «места», пробить колею, а потом вернуться за грантой. Методом возвратно-постумательного движения мы раскидали автомобилем перед собой мягкий, свежевыпавший снег и смогли продвинуться дальше. Проехали еще метров 100 вверх по дороге. И тут как будто солнце выключили. Оказалось, что белесая дымка, к торой мы приближались, есть не что иное как настоящая снежная буря, бушевавшая на вершине холма: буран, как в «Капитанской дочке». Я не ожидал такой резкой перемены состояния. Оказывается, не только в горах, но и в степи можно попасть в «нулевку». Небо от земли не отличались ничем: сплошное снежное море. Я включил дальний свет, мы с Игорьком почувствовали себя героями «Star wars», в кабине космического корабля перед гиперпрыжком, но хотя-бы стало видно чуть-чуть дороги. Метров 400 мы двигались почти наугад, и только продвижение точки к заветной цели на экране навигатора радовало нас. И тут все кончилось, также неожиданно, как и началось. Мы увидели, что спускаемся в обширную долину, что снега на дороге совсем мало, и что недалеко впереди растет левый борт Старомясницкого оврага – нашей цели. Доехав вниз и оценив глубину снега по дороге, мы вернулись к гранте, где в тепле дремали наши друзья. Далее мы развернулись на шниве, и предложили экипажу гранты выйти на морозец и ветер, тем самым разгрузить автомобиль, и приготовиться проталкивать машину через буран по шнивской колее. Дело пошло так: впереди шла полноприводная шнива, а за ней переднеприводная гранта, оснащенная дополнительными биологическими двигателями: тремя мужиками, упершимися в багажник. В таком виде мы пробились через снежную бурю.
Выезд из бурана. Две черные точки - наши машины. 
Спустившись к старомясницкому оврагу, мы нашли место для лагеря, успели поставить палатку, как на нас обрушилась ночь. А вместе с ночью с горы спустился буран. В поле выходить было очень неприятно. Ветер завывал, крутил, пробирался скозь все щели в одежде, а в глубоком овраге, где был наш лагерь, стоял почти штиль. Мы натопили печь, сготовили ужин, и вели долгие разговоры за историю за вечерним чаем. Засыпая, я слушал вой бури в поле, и представлял, как на горе снег заносит наши следы…
Наш домик: палатка Вьюга
Ночь вихрем пронеслась над Оренбургской степью. Утро в палатке «Вьюга» началось с песни Джо Доссена на будильнике Дмитрия Геннадьевича. После была каша с сухофруктами, кофе и утренний моцион. А потом все, включая четвероногого участника поездки, отправились откапывать шниву. Я под конец вчерашнего дня ее все-таки засадил в сугроб, опрометчиво спрыгнув с наезженной дороги пытаясь развернуться.
Машина стояла в поле, практически у края оврага, и оказалось, что за ночь ветер наметал у одного из ее боков приличный сугроб. Нам следовало перегнать автомобиль к гранте, стоящей на относительно ровной и чистой дороге. Раскопками и толканием мы занимались около часа. В самый кульминационный момент, когда предстояло преодолеть последнюю снеговую яму и перемет перед ней, чуть не случилась трагедия: бесстрашная собака (по кличке Рузвельт), ведомая непонятным инстинктом бросилась под колеса выбирающейся из снежного плена внедорожника и была переехана. Ровно по середине своего тела. Два раза. Сначала передним, потом и задним колесом. От машины песик отполз только на передних лапах, и я, если честно, подумал, что теперь он будет еще более похож на своего знаменитого теску во время Ялтинской конференции. Но удивительный собачий организм оказался сильнее бездушной машины, а может быть виной всему был мягкий снег, куда Рузвельта вдавило – не знаю. В общем, уже через 15 минут собачка вновь бегала и радовалась жизни, почти забыв о пережитом стрессе. Чего нельзя сказать о людях, наблюдавших тот злополучный момент со стороны. 
Героическая собака Рузвельт.
Дальше мы разделились: дети и Егор с Дмитрием Генадьевичем остались готовить кузницу для вечернего эксперимента. Я, Игорек и Марья Юрьевна пошли искать пещеры. Рузвельт сначала изъявил желание тоже отправиться на поиски пещер, но поняв, что мы собираемся лезть на крутой склон оврага Старомясницкого оврага, благоразумно вернулся к кузнецам. Мы же поднялись по борту, и начали траверсить в поиках входа в рудник. Почти сразу мы его обнаружили. По дороге также был замечен очень интересны выход песчаника с красивым расположение различных слоев и замысловатыми формами выветривания (эоловыми гротиками). Постояв около входа в рудники, мы отправились искать другую систему, частью которой была знаменитая каргалинская шахта. Для этого нужно было выйти на плато.
Нам в лицо ударил холодный степной зимний ветер, и мы увидели то, что так всегда поражает в Каргалах исследователей древности и подземного мира: гигантское поле, до горизонта, превращенное воронками и отвалами в лунный пейзаж. Под первый снегом эти рукотворные бугры и ямы выглядели особенно контрастно. Кто знает, какая из этих воронок окажется затампонированным входом в давно забытую и поэтому новую для спелеологов и археологов систему? Когда она снова откроется людям? Кому посчастливится ее найти? На все эти вопросы ответит только беспристрастное время – вечный молчаливый хранитель и палач здешних мест.. В Каргалах отчетливо видно, как развернулись люди XVIII века, идя по выработкам века бронзового. Почти 2000 лет существовал древний металлургический комплекс, больше полутора тысяч лет он был покинут, потом его остатками пользовались около 200 лет более современные и близкие к нам люди. Теперь мы ходим по этой земле с целью удовлетворить любопытство. Кто знает, может скоро под этими песчанниками разыщут нефть или газ, золото или источник бесплатного Wi-Fi и память о древней эпохе бесследно сожрет ненасытный Хронос…
Мы взяли азимут, и отправились в путь, попутно стараясь не отклоняться от направления, обходя ямы и осматривая отвалы. Вскоре обнаружили нужную воронку, на дне которой находился вход в систему. Спустившись в нее, мы с Игорьком видели зимующих бабочек и нижний вход в знаменитую шахту, которая неизменно присутствует на самых известных фотографиях из Каргалов. Также мы увидели часть окаменевшего дерева, торчащую из стены над одним из проходов. Больше задерживаться внутри мы не стали, так как рабочий (световой) день поздней осенью не велик, а нам еще предстояло сводить людей в весьма обширную первую систему и замутить вечером плавку металла. Вернулись в лагерь. Начались сборы в пещеру. И вот уже семь человек в комбинезонах и касках взбираются на склон оврага, а в завязанной палатке истошно скулит Рузвельт. 
Каргалинский рудник (Р-39) представляет собой весьма интересную и запутанную систему подземных ходов, проделанных мягком песчанике в погоне за ускользающим хвостом медной жилы. Жила могла петлять и многократно пересекаться сама с собой, поэтому, если смотреть на план рудника он изобилует перекрестками, колоннами, «целиками». Причем пересечения могут быть не только в одной плоскости. Ход может приходить и с потолка и с пола, давая еще одну степень свободы и делая процесс ориентирования более захватывающим. Мы зашли в систему и решили обходить ее по контуру: по левой стороне. ДГ и дети сразу рассыпались по проходам и забоям в поисках интересных камней, коих в итоге насобирали целый рюкзак. В основном это были части медосной жилы кусочки окаменелых деревьев. Мы же с Игорьком и Марьей Юрьевной продолжали поиск. В какой-то момент мы уперлись в шкурник, куда «сходила» МЮ, и вернувшись, сообщила что там «все беспонтово» и вообще она хочет фотографировать. Мы с Игорем продолжили обходить выработку, осматривая каждый забой, как вдруг неожиданно вывались к выходу. Мы сразу достали карту, и оказалось, что нужный поворот мы прошляпили. Игорь с подоспевшими детьми пошел проверять небольшую, правую от выхода часть, а я залипал в план выработок. Постепенно на свет выползла вся группа, вернулся и Игорь с детьми. Было решено отправиться обратно и прорваться в основную часть рудников. Путь туда пролегал по вытянутому наклонному ходу с мягким песком на полу и длинным окаменелым деревом вдоль всей выработки на потолке. Потом был поворот и резкое сужение (несбойка). В него и надо было лезть. Кряхтя, все проникли туда, и я, т.к. был первым, успел пробежаться дальше, чтобы проверить, правильно ли я все понял на плане. Оказалось, что да. Мы попали в обширную часть рудников, двигаясь по которой, можно проникнуть в самые отдаленные части системы. Мы прошли еще немого по ней в направлении места, которое на плане было отмечено как «шахтный двор». Действительно, на потолке выработки было отверстие тампонированной шахты – одной из воронок, которых мы видели на плато над Старомяницким оврагом. Пройдя еще дальше, мы попали в весьма обширную камеру, где по стенам было множество автографов. Дальше начиналась бОльшая часть рудников. Оценив время на часах и четко представив структуру уже пройденного пути, чтобы лучше запомнить, я принял решение развернуть группу на выход. Мы провели в рудниках достаточно времени, чтобы понять, что это такое, а вести поиск мест по карте в незнакомой лабиринтообразной полости, имея на хвосте такую большую группу, да еще с детьми, было бы очень муторно. Тем более на поверхности в лагере нас ждал Рузвельт и кузница.

Выйдя на дневной свет мы начали спуск. Я увидел, как по дороге, ведущей к поселку катит большой колесный трактор (типа «Кировца»). Понимая, что ширина его колеи около двух метров, против наших полутора, он мог для нашей обратной дороги сделать как благо так и вред: все зависело от глубины и плотности снега на горе. Поэтому, вернувшись в лагерь, я оставил кузнецов постигать тайны металла, а сам, вооружившись снеговой лопатой отправился на разведку путей отхода на завтра. Оказалось, что трактор был скорее добром: он уплотнил снег в колее, оставив только большой гребень в своем межколесном пространстве. Нам оставалось его прокопать и откинуть снег на этом гребне – и путь домой свободен. Копать не много: всего метров 400 на самой горе, там где мы днем ранее проталкивались через буран. Вернулся в лагерь и обнаружил, что ребята не теряли время: отлили несколько бронзовых топориков, связку наконечников. Все изделия были копиями с находок сделанных археологами в наших краях. Автор – Дмитрий Геннадьевич. Так древние Каргалы снова видели расплавленный металл и привычные для себя изделия...
Было решено лечь спать пораньше, чтобы утром собраться и быстрее выдвинуться в обратный путь. Завтрак был стремительным, а потом мы быстро покидали лагерь в машины и ломанулись на гору. В общей сложности на раскопки дороги было потеряно около двух часов. А дальше мы летели той же дорогой, не встречая преград и почти не останавливаясь. В Самаре мы были еще засветло.

Так вот мы съездили в Каргалы в ноябре 2016 года.
Все фотографии с выезда можно увидеть здесь: https://vk.com/album-18765071_237959343
P.S.
В Самарской области тоже есть место, где древние рудокопы добывали медь. Однако, оно отличается от Каргалов тем, что к ним на смену не пришли жители расширяющейся Российской империи. И хотя масштабы нашего медного месторождения гораздо меньше, возможно именно там найдутся ключи к пониманию древних. Вот немного фоток, как мы их искали в октябре 2016 года: https://vk.com/album-18765071_237011267

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...