Интервью

Наше почти всё

Новое слово в пушкинистике
19.10.2017
По результатам недавних соцопросов, у народов России сейчас три главных кумира – Путин, Сталин и Пушкин. Причем поэт почти догнал по популярности главного героя современности – президента России. Это странно, с учетом того, что мы знаем об Александре Сергеевиче. Пушкин мало того, что был “сукин сын”, – он еще и занимался антигосударственной деятельностью, раскачивал лодку стабильности: рассуждал о свободе, призывал милость к падшим и вообще вызывал лирой добрые чувства.
Однако сомнения насчет адекватности Пушкина современным вызовам связаны с тем, что мы попросту плохо знаем подлинную биографию поэта. Пушкиновед Алексей Яблоков в своих изысканиях находит совершенно иного Александра Сергеевича – великого, русского, государственного человека. Пушкин по-яблоковски – дерзкий разведчик, исполнитель тайных государственных поручений, изобличитель пороков, силой своего слова вернувший России авторитет и лидирующие позиции в мире. Эти и другие аспекты биографии нашего великого соотечественника обсуждают литературовед-патриот Алексей Яблоков и журналист-государственник Сергей Мостовщиков.


– Алексей Евгеньевич, у современной России три главных врага и три кумира. Тупой Америке, фашистской Украине и педерастической Европе в сознании народа противостоят Путин, Сталин и Пушкин. С точки зрения прежних представлений о мире, когда свобода кое-кем была воспринята как вседозволенность, Александр Сергеевич никак не вписывается в современность. Все-таки сейчас Россия сильна как никогда, а он сочинил каких-то котов на цепи, старух, горе, кружку и пьянство. Чего мы не знаем о поэте?


– Многие раньше считали, что Пушкин – наше всё. Но это гносеологическая, как говорят некоторые специалисты, ошибка. В реальном мире “всё” – это самообман, вседозволенность, смута. Сегодня тот, кто хочет всего, тем более от России, получит от мертвого осла уши. Как говорится, если бы у бабушки были соответствующие половые органы, она была бы дедушкой. Истинное могущество Пушкина в том, что он – это всё, чего мы боимся. А чего мы боимся? Прямого солнечного света. Смерти. Бедности. Неопределенности. Пушкин – это немыслимая сумма страхов нашего народа, выраженная русским языком в простой стихотворной форме.
Вдумайтесь: ведь мистическая сила русского народа состоит именно в его несгибаемой слабости. Вот потому Пушкин и пишет: «любовь еще, быть может…» И мы понимаем: невзирая на наше скудоумие, несмотря на Америку, Украину и мировую педерастию, душа наша угасла не совсем. Да, она утонула. Но пусть вас это больше не тревожит. Это наша печаль, наша страна, а не ваша, дорогие наши партнеры, исходящие из ложных представлений о собственной исключительности.

– То есть, говоря языком самого Пушкина, русский народ – шалун, который отморозил пальчик. А мать, в сущности Родина, грозит ему в окно. Но как поэт пришел к таким умозаключениям?

– Это был непростой, но осознанный путь. Поэт родился на территории Ленинградской области. Отец у него был военный, не слишком обеспеченный человек. Про мать известно не очень, она была Ганнибал. Но Пушкин никогда не кичился этим, не хотел, как говорится, быть принцем крови. Он вообще считал, что информация о членах семьи не суггестивна, часто повторял, что никому не позволит копаться в чужом белье. Он в принципе старался быть человеком непубличным.

Первые упоминания о нем мы встречаем только в записях третьих лиц. Они относятся ко времени, когда Пушкин учился в Лицее, тоже на территории Ленинградской области. Директор лицея Егор Энгельгардт характеризовал Пушкина как очень спортивного юношу, не боящегося боли. Он побеждал всех своих соперников, причем часто не физически, а находчивостью.

Тогда же вокруг Пушкина сформировался круг его будущих сподвижников. Cложился такой, как бы мы сейчас сказали, кооператив. Жуковский, ставший воспитателем царских детей. Дельвиг, ставший бароном. Вольнодумец Кюхельбекер, плохо кончивший, хотя Пушкин неоднократно предупреждал его о недопустимости бунта в России и предостерегал от участия в споре хозяйствующих субъектов. Были и другие товарищи, занявшие высокие государственные посты.

- А как строил свою карьеру сам Пушкин?

- Александр Сергеевич всегда хотел стать настоящим поэтом. Не просто сочинителем стихов, а подлинным русским поэтом, несущим ответственность за государство, его величие и престиж на международной арене. Но для этого требовалось разрешение. Поэтому Пушкин приехал в приемную тайной канцелярии и обратился с вопросом: что нужно сделать для страны и какие документы подготовить, чтобы служить Родине силой русского языка? Бенкендорф посоветовал ему для начала получить приличное образование, получше изучить законодательную базу.

Товарищи по учебе представили Пушкина царю. Он стал мелким чиновником, выезжал в служебные командировки на Кавказ, в Кишинев, в Одессу, много перемещался. В этих поездках у Пушкина как раз и начало складываться примерное понимание того, как можно разрулить тяжелую поэтическую ситуацию в России. Ведь до него у поэтической власти в Отечестве стояли в основном невнятные люди: сумасшедший Батюшков, мягкотелый Жуковский, какой-то Козлов слепой... А народ тем временем ничего не читал, денег у него не было, людей грабили и убивали на улице и в степи. Лихие 20-е годы XIX века.

– Как я понимаю, приход Пушкина к поэтической власти в России - своего рода смысловая революция. Мысли становятся проще, язык жестче, коммуникация обильнее. Неслучайно фразы и стихи поэта сразу разбираются на цитаты и навсегда входят в историю России и ее международных отношений. Вы могли бы процитировать наиболее существенные из них?

– Конечно! Язык Пушкина - емкий и в то же время выразительный - был абсолютно доступен подавляющему большинству, как бы мы сейчас сказали, рядовых граждан Российской Империи.

Неслучайно творческую деятельность Пушкина поддерживали 85,6% населения.
Большинство его сентенций не теряют популярности и по сей день. Скажем, в поэме «Евгений Онегин» он пишет: «Еще бокалов жажда просит залить горячий жир котлет». Сейчас эти строки больше известны в прозе: «Вы хотите, чтобы я ел землю из горшка с цветами и клялся на крови?».
Или вот, философски-шутливое: «Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей». В современном политическом дискурсе эти строки приобретают более энергичный и даже воинственный оттенок: «Первые лица государства не имеют права ныть и слюни пускать».
Приблизительно то же произошло и с прелестной «Сказкой о Золотом петушке». Игривое, даже двусмысленное «Вмиг тогда мой петушок приподымет гребешок» превратилось в устах нынешней власти в неоспоримый лозунг: «Кто нас обидит – трех дней не проживет».

Конечно, гармоничный пушкинский стиль со временем видоизменяется, однако в этом нет никакой проблемы – это всего лишь дань времени. Главное, что суть высказываний сохраняется нетронутой. Прекрасный пример в этом смысле –знаменитая цитата «И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть». Сегодня она звучит так: «Общество не имеет права тюкать человека по башке до гробовой доски». Стилистические различия довольно сильны, однако пушкинская непримиримость, полемический задор и забота о правах граждан налицо.

А вот проникновенное поэтическое признание: «Давно, усталый раб, замыслил я побег» дошло до наших дней практически неизмененным: «Все эти восемь лет я пахал, как раб на галерах».

– То есть Пушкин вошел в русскую поэзию, говоря современным языком, как голубь с железными крыльями?

– Важно не то, что он вошел, а то, что он долго там оставался. Как он сам говорил по этому поводу: долго был любезен народу. В этом смысле интересны ответы Пушкина простым людям. Сейчас мы назвали бы это большой пресс-конференцией, но по сути это был живой обмен мнениями, искренний разговор о текущей ситуации в стране, который поэт очень любил. Он возвращался к этому формату как минимум раз в год. Поэту приходили сотни тысяч писем, причем люди просили его помочь в решении самых разных житейских проблем. И Пушкин всегда им отвечал, стараясь сформулировать ответ в нескольких стихотворных строках. Например:

Александр Сергеевич! Правильно ли мы понимаем, что тяжкий экономический кризис в России закончился?

Ответ: Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты первого свиданья.


Скажите, пожалуйста, почему федеральным льготникам не выдают лекарства в полном объёме? Почему льготник должен добиваться лекарственного обеспечения только через суды? На протяжении шести месяцев я не могу получить жизненно необходимые препараты: цинакальцет, парикальцитол, мирцеру.

Ответ: Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
«Когда же черт возьмет тебя!»


На данный момент я осталась без жилья в результате пожара. Нам
предоставили жилье, но оно непригодно для проживания. Помогите получить
новое жилье.


Ответ: Выпьем, добрая подружка
Бедной юности моей,
Выпьем с горя; где же кружка?
Сердцу будет веселей.


Мы находимся в тяжёлой ситуации, просто невыносимой. В черте города, всего в 200 метрах от жилых кварталов, находится огромная свалка. На теле полигона происходят ежедневные возгорания, невозможно дышать, постоянно происходит выброс газов: метилмеркаптан, диоксид серы. Что нам делать в этой ситуации, мы не знаем. Обращение к Вам - это последняя надежда.

Ответ: Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.


Как американец, который находится здесь, в Америке, какой совет Вы бы мне дали, чтобы чётко прояснить ситуацию, чтобы помочь моим соотечественникам-американцам понять, что Россия не враг?

Ответ:

Я вас люблю, - хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!


Сейчас непростое время для всех. Растёт количество недовольных. Это оппозиция? Вы с кем-то из них готовы говорить?


Ответ: Что тут дивного? ну, вот!
Белка камушки грызет,
Мечет золото и в груды
Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь.


Вас когда-нибудь обманывали? И какие меры Вы принимали к обманщикам?


Ответ: Любите самого себя,
Достопочтенный мой читатель!
Предмет достойный: ничего
Любезней, верно, нет его.

– Последний вопрос. Скажите, Алексей Евгеньевич, в ваших словах есть хоть что-то настоящее?

– А я вообще не сторонник настоящего! Будущее России – в ее прошлом. И чем удивительнее это прошлое, тем масштабнее будущее. Думать о настоящем бессмысленно, его можно только пережить и забыть. В настоящем мы обречены. В прошлом мы бессмертны. Как Пушкин. Вы же понимаете, я надеюсь, что он не был убит на дуэли? Ничего этого не было! Убить Пушкина – все равно, что убить саму Россию. А это невозможно. И это единственное, что сегодня нужно знать наверняка.


Все права на текст принадлежат каналу t.me/tychital

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...