Наверх
Аналитика

Я уверена, где-то лежит моя кукла
и в неё каждый день летят дротики

Будни девушки, которая борется с рабством, проституцией, попрошайками и торговцами детьми
16.09.2018
Когда ты сталкиваешься с рабством в 2018 веке, то сначала пытаешься себя ущипнуть. Это же игра какая-то, верно? Квест? Ну, на крайний случай реконструкция? Просто я думал, что сейчас актуальна проблема экологии или этическая сторона клонирования. Перенаселение, на крайний случай. Тем более, рабство, это в другую сторону, на Запад Америки, например. Но реальное положение дел ближе, чем кажется. Хватит и Запада Москвы.
ВТОРНИК

В аэропорт Домодедово я приезжаю раньше всех журналистов. Сотрудники отводят нас в специальную зону отдыха, где уже дежурят около десяти полицейских. С минуты на минуту должен подъехать автобус с пятьюдесятью нигерийцами. Их всех обманули. С помощь Fun ID - специального документа для гостей чемпионата мира по футболу. Через него попасть в Россию можно было без лишних проблем и справок. Этим и воспользовались предприимчивые африканцы. Мошенники продали им документы и билет на самый дешёвый матч между Панамой и Тунисом. Но это лишь предлог, чтобы остаться. Матч проходил в Саранске. Из всех болельщиков столицу Мордовии так никто и не увидел.

Журналисты уже подтянулись, но камеры пока не включены. Все ждут работников общественного движения «Альтернатива» (некоммерческая волонтерская организация, занимающаяся борьбой с торговлей людьми и их освобождением). Именно они помогли обманутым нигерийцам попасть в посольство и получить бесплатные билеты на родину. Несостоявшиеся работники закрывают лица куртками и показывают средний палец. Наконец, появляется запыхавшаяся девушка с тремя пакетами еды и начинает раздавать паёк. Самая молодая из журналисток явно хочет поскорее уехать домой: «Скажите, а можно снимать, как вы еду раздаёте?». «Да, но лучше издалека, если они начнут вас бить, то я не смогу помешать». Юлия по должности занимается работой со СМИ, но как во многих общественных организациях все занимаются всем.

«Любой безнадежный вопрос должен решаться набором безнадёжных людей, - говорит Юлия. Если бы мы их не кормили, то они пошли бы грабить соседние кварталы». У журналистов куча вопросов. Нигерийцы говорят на ломаном английском, представитель посольства делает вид, что не понимает речи. «Давайте поговорим, - сдаётся Юлия, - но только за углом где-нибудь. Они если увидят, что я интервью даю, сразу подумают, что я с вами. Это будет конец».
СРЕДА

- Вот смотрите, наш случай, - Юлия подаёт мне телефон, где идёт сюжет с одного из телеканалов.
- И что она делает? – интересуюсь я после просмотра.
- Продаёт Васеньку.
- За сколько, простите?
- За 800?
- Почему?
- Ну, средняя цена недвижимости в городе.

Товаром может стать совсем маленький ребёнок, который только появился на свет. Беременные женщины используют наработанную схему, в которую Юлия пытается вписаться. Обычно она мама, которая хочет купить ребёнка. Завтра мы поедем с ней в Рязань, чтобы договориться об очередной сделке.

- Если вы продаёте чужого сына или дочь, то вам ничего не будет. Всё сводится к тому, что вы выполняете посреднические функции и берёте комиссию. Это не уголовная статья. Официально это помощь в усыновлении. Как риелтор, который продаёт вашу квартиру, показывает её покупателям и оформляет документы. В лучшем случае ребёнок начинает жить в другой семье и не знает, откуда он взялся на самом деле. В худшем – может случиться, что угодно. Обычно, биологическая мама не интересуется судьбой своего чада.

Или находят тех, кто хочет отказаться от ребёнка. Эта девушка рожает. И перед тем, как подписать отказную, подходит медсестра. «Ну, что ты будешь мудохаться с этой опекой? У тебя пятно на репутации, сотни документов. Просто нам отдай, а мы там разберёмся». Девушка думает немного и соглашается. Самое интересное, что такая афёра давно работает. Но я не знаю никого в России, кто бы полностью разоблачил таких людей.
- Чем хороша наша гражданская активность? Мы липкая субстанция, которая пролезает везде, где нет полномочий у силовиков.
ЧЕТВЕРГ

Мы находимся в рязанском отделе полиции. Юлия сообщает всю информацию, которая у неё есть. Скриншоты переписок, видео и аудио записи идут в дело, которое даже со всем этим набором может закончиться абсолютно ничем. Через пару часов мы встретимся с мамой, которая готова показать товар. Она выпустила его месяц назад. 3 килограмма, 400 грамм.

Расследования по современному рабству и торговле людьми предприятие невыгодное. Сформировать доказательную базу практически невозможно. Представим такой случай. Некто продаёт двенадцатилетнюю девочку через Dark Net. Рассчитаться можно только биткоинами. Но дело в том, что если вас поймают на этом деле, то это крик в пустоту. Биткоины вне закона, в правовом поле такой сделки просто не будет существовать. Нет покупки, следовательно, нет преступления.

За первым камнем в ваш огород летит следующий булыжник. Для того чтобы поймать, например, клиента с поличным, вам нужно расставить сотрудников, подключить микрофоны и камеры и надеяться на чудо. Если оно произошло, то вы поймали покупателя, это меньшее из зол. А девочка просто смотрит на вас и моргает глазами. Вам повезёт, если она согласится сотрудничать.

У всех оперативников есть план работ по раскрываемости. Такой своеобразный полицейский KPI. И брать дело по рабству, это значит, основательно подпортить себе эффективность. Не стоит забывать и о будничных преступлениях, которые случаются под самым носом. Обычный мордобой или бытовая кража. Дело нехитрое, но это всё время, бумаги, разговоры и стопроцентный результат. Если мерить в сигаретных блоках, то побои это парочка перекуров, рабство – это оптовые блоки с размытыми перспективами.

- Чем хороша наша гражданская активность? – говорит Юлия с оптимизмом. - Мы липкая субстанция, которая пролезает везде, где нет полномочий у силовиков.
ПЯТНИЦА

- Пойдемте, закажем себе чай, - предлагает Юлия. – Неизвестно, сколько нам ещё ждать.
- А облава не сегодня?
- Перенесём на следующую неделю. Это мероприятие до 7 утра минимум. А сегодня я хочу поспать.

Сотрудники «Альтернативы» только что вызвали проститутку из Нигерии. Она готова сотрудничать и помочь зайти в один из борделей. С нами сидит Нэнси, её вытащили из притонов недавно. Замечаю, что у неё очень модный макияж с элементами светлой пигментации. В Instagram такие модели сейчас в тренде. Радуешься, что девочка после таких переживаний остаётся девочкой.

- Это шрамы, - поясняет Юлия. – Они появляются после кровопускания - своего рода панацея в культе Вуду. Да, они верующие, но христианство в нашем понимании в их мире не существует. Вуду – это чёрная кошка, плевок через плечо. По-нашему, суеверие. Но когда падает вилка, мы ждём гостя, а они строят на этом всю общину.

- Проводы за границу отдельная история. Отрубают голову курице, затем голубю, их кровь стекает в кубок, мешается с местной водкой и коктейль в дорогу готов. Ну, примерно так. В притонах и квартирах мы находим небольшие алтари. Что-то между религией и суеверием. В центре всей композиции Иисус, а то, что вокруг – позавидует любая фантазия. Я уверена, где-то лежит моя кукла и в неё каждый день летят дротики.

- А Бритни из новостей, это не её подруга?

- Её. Нэнси мы достали месяца полтора назад. Бритни – это наше последнее достижение. Сейчас на очереди – Мадонна. Таких, как они – единицы. Невероятно смелые девочки, потому что они пошли против народа. Представьте, вам сейчас скажут, что все русские предатели, доверься вот этому нигерийцу, которого видите в первый раз. Как вы поступите? Но каждый следующий кейс проще. Одно дело общение с нами, другое - с такими же, как ты. Ведь после спасения они нам помогают вытаскивать других.

Однажды мы вызвали официального переводчика. Необходимо было поговорить на их диалекте. Он вошёл и сразу начал кричать, чтобы пострадавшая закрыла рот и перестала помогать этим белым. Но я уже говорила, что девочки смелые, они сообщили о том, что он им сказал. Чтобы понимать, насколько это храбрый поступок, нужно знать, что один из главных законов, это "свой не обманет". Если свой всё-таки обманул, человеку нужно время, чтобы полностью перестроить систему мира, которой он всю жизнь подчинялся.

Нигерийцы не видят проблемы в торговли своими же девушками и женщинами. Они не видят проблемы в рабском труде в принципе. Это просто ресурс, как для нас нефть. Англичане в 18 веке устроили в Нигерии большой хаб по торговле людьми. Но империя ушла, а привычки остались. Девушек сгоняют сюда по отработанной системе, которую даже не назовёшь мошеннической. Кто-то, правда, думает, что будет работать проституткой за деньги. И их это перспектива вполне устраивает.

- Нэнси отправила в Россию сама мама, - рассказывает Юлия. – Сказала, если не поедешь заниматься проституцией, то я тебя прокляну. Честно говоря, так себе аргумент. Но это рациональные мысли. Я не знаю точно, но не удивлюсь, если Нэнси в семье десятый ребёнок по счёту. Хотя девушка оказалась адекватнее матери и помогла нам себя спасти. Сейчас её никто не тронет. Это может показаться странным, но их главари боятся русских. Если такие как Нэнси оказались у нас, то о них просто забывают. Ведь проще привезти новых, население почти в 200 миллионов позволяет.

Мадонна приехала и села рядом со мной. Молодая девушка рассказывает всё, что знает. Сколько дверей в борделе, когда у них отбирают телефоны, как зовут главного сутенёра. Юлия слушает и после каждый фразы говорит «не бойся, что бы ни случилось, мы будем рядом». Мадонна поворачивается и случайно меня щипает, но я не просыпаюсь. 21 век, журналист, две девушки, которых заставили заниматься проституцией и девушка Юлия, которая спасает их от рабства.
Юлия разговаривает с двумя девушками из Нигерии

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • АР
    @AsyaRomanenkova
    2 months ago

    Михаил, спасибо за участие в конкурсе, но вы прислали всего один абзац текста. Пожалуйста, оперативно переделайте материал (через кнопку редактировать просто вставьте весь текст)

  • МК

    Спасибо большое, что заметили. У меня была некоторая проблема с вёрсткой и пониманием конструктора. Надеюсь, я успел вовремя!