Наверх
Заметки

КОГДА АИСТ ПРИНОСИТ АУТЕНКА…

О социализации аутистов в КБР
19.03.2020
Никогда мир не состоял из одинаковых людей. Мы – разные. Да, медицина делит нас на здоровых, с ее точки зрения, и страдающих разными болезнями. Но это весьма условное деление не должно приводить к появлению изгоев. Есть очень коварное заболевание, связанное с нарушением социальной адаптации человека, речевой функции, психического развития, – это аутизм.
СЛУЧАЙ ИЗ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ПРАКТИКИ
Почему беды совершенно чужих людей пронзают иногда до мозга костей? Сложно сказать. Но я много раз обращалась к доктору медицинских наук, профессору кафедры детских болезней и кафедры неврологии, психиатрии и наркологии КБГУ Лейле ТЕММОЕВОЙ. И, удивительно, она не только принимала, обследовала и лечила их, но, когда требовалось, вставала на их защиту. Однажды ко мне обратилась женщина по поводу сына - ученика начальной школы. Его выдавливали из школы, настоятельно рекомендуя домашнее обучение. Я пошла на заседание медико-психолого-педагогической комиссии, куда меня не пустили. Но перед заседанием комиссии учительница начальных классов при малыше громко мне рассказывала: «Он кидается книгами и стульями. Это опасно. А однажды еле успела его схватить, хотел выброситься из окна». Малыш видел меня первый раз в жизни, и ему было неудобно, стыдно за кошмары, которые о нем рассказывали. Он подошел ко мне и, протянув мне руки, раскрыл ладони с каштанами и сказал: «А я из них делаю человечков». Мы улыбнулись друг другу. Потом было заседание другой комиссии в департаменте образования Нальчика, и человек, занимающий серьезную должность, спросил меня: «Этот ребенок - ваш родственник? Зачем вы ходите?». Я ответила: «Нет, это чужие люди, познакомилась с ними буквально на днях. Они кабардинцы, я балкарка». Он удивленно расширил глаза. С этого заседания отец семейства вышел подавленный. Малыш обнял его за ноги, желая утешить. После этого профессор Лейла Теммоева ходила в школу и пыталась доказать директору, что этому малышу надо быть в социуме, его нельзя переводить на домашнее обучение. Она рассказывала учителю, как с этим ребенком работать, просила посадить его за первую парту, но та оставила его на последней. Профессор ходила и в департамент. К счастью, родители услышали ее. Перевели малыша в другую школу. Он благополучно получил среднее образование. Адаптированный, обычный человек, которого пытались сделать изгоем. Интересная деталь: все, кто преследовал малыша, со временем были сняты с должностей со скандалами, связанными с финансами. Этот случай показывает: расстройство аутистического спектра (РАС) – не повод изолировать человека от общества.

Лейла Теммоева

ВОПРОСЫ ПО СУЩЕСТВУ
- Лейла Азретовна, часто ли к вам на прием приводят детей-аутистов?
- Если десять – пятнадцать лет назад за месяц приводили двоих, то сейчас гораздо чаще.
- Каковы причины все большего распространения болезни?
- Этимологию ученые изучают до сих пор. В числе причин - стресс и нарушение связи между матерью и ребенком.
- Каковы признаки болезни?
- Их много. Вот некоторые из них: задержка психического развития, навязчивые движения, стереотипы в еде и одежде, ребенок не идет на зрительный контакт, не откликается на имя, говорит о себе в третьем лице. По степени тяжести заболевания аутисты делятся на четыре группы. Первые две группы можно адаптировать в общество. Диагноз ребенку ставит медико-психолого-педагогическая комиссия. Я считаю, что за каждого ребенка, которого можно социализировать, надо бороться. У меня был мальчик-аутист, который окончил школу с золотой медалью и успешно отучился на факультете английского языка, другой сдал ЕГЭ по химии на сто баллов и получил высшее медицинское образование. Крайне важно как можно раньше поставить диагноз и начать лечить аутиста, помочь ему социализироваться. У меня есть мечта открыть реабилитационный центр для аутистов на базе одного из наших санаториев. Большие надежды возлагаю на встречу с Главой республики Казбеком КОКОВЫМ. Есть прекрасный центр «Соломот» в Израиле. Я была там. Если Казбек Валерьевич поддержит идею, с радостью поеду в Израиль досконально изучить их опыт. В ребцентр понадобятся не только врачи, но и психологи, педагоги, дефектологи. На мой взгляд, надо вести многолетнюю борьбу за каждого ребенка. Необходима и школа для родителей. Это уязвленные люди, которые живут с затаенной душевной болью. Врач должен их консультировать и помогать. Владимир БЕХТЕРЕВ говорил: «Если больному после разговора с врачом не стало легче, это не врач».
Сейчас на обеих кафедрах, где я работаю: на кафедре детских болезней под руководством профессора Рашида ЖЕТИШЕВА и на кафедре неврологии, психиатрии и наркологии под руководством профессора Ларисы ТЛАПШОКОВОЙ ведется работа по изучению аутизма в нашей республике. Студенты Ахмед КАХИДОВ и Ильяс ДОКШОКОВ ведут научно-исследовательскую работу в этом направлении. Аутизм актуален. Игнорировать его преступно, потому что у аутистов есть два пути развития: прогресс и регресс. Если с аутистом не заниматься, разрушение личности неизбежно.
ПОВЕРНИ НА МЕНЯ НЕБОСВОД!
В ГКОУ «Школа-интернат № 1» Министерства просвещения, науки и по делам молодежи КБР впервые открылся первый класс для аутят. Директор Балкыз ЗАХОХОВА говорит, что буквально уговаривала педагога решиться работать с этим классом. Побывала в этом экспериментальном пространстве. Как только появилась в проеме двери, одна девочка заплакала: аутисты не любят перемен. Учительница начальных классов Жаннет ЖОЛАЕВА говорит, что прошедшее полугодие было сверхэмоциональным, напряженным, однако результаты вдохновляют. Первое время невозможно было их посадить за парты, теперь сидят спокойно. Из семерых учеников трое декламировали стихи на новогоднем празднике – это революция. Водили хороводы вокруг елки с другими детьми. «Я заранее давала им много раз послушать хороводную песню, чтобы они привыкли», - отметила Ж. Жолаева.
Сначала дети с трудом выдерживали обучение до обеда, в класс заходили с плачем, а потом привыкли и не хотели уходить, тогда время пребывания в интернате продлили до четырех вечера. «Они все любят рисовать. Посмотрите, как на планшете рисуют песком! Следующий год тоже будет первым. Мы срослись. Дома я говорю их фразами. Мы писали буквы, и один ученик в строчке нарисовал машину, я попросила написать буквы прямо по рисунку. А он говорит: «Буквы закрывают мой рисунок. Мы больше не увидим машину. Это катастрофа!». С тех пор словосочетание «это катастрофа» прочно засело в моем словарном запасе. Каждый ребенок по-своему интересен. Одна девочка говорит о себе фразами из мультфильмов и сказок, например, когда грустит, утешает себя: «Не расстраивайся, Кузя». А другая неречевая девочка стала говорить шепотом. Я их очень люблю! Всех!».
Педагог-психолог Асият КАРМОВА говорит, что эти дети в обычных школах, где в классе двадцать – тридцать детей, будут глубоко страдать. С ними надо работать индивидуально. «Мы обучаем их навыкам самообслуживания. При определенной работе они могут полностью социализироваться. Первое время родители сидели вместе с детьми, сейчас в этом нет необходимости. Шаг вперед каждого ребенка – и наша победа. Мы все снимаем на видео и отправляем родителям».
Учительница музыки Наталья МОСИЕНКО говорила о музыкотерапии: «Они любят ритмическую музыку, но и на нее не все реагируют. Дорогу осилит идущий, нужно время, не все сразу. Сдвиги уже есть. Да, они не могут долго слушать, но музыку из мультфильмов и сказок хорошо воспринимают. «Где заканчивается слово, там начинается музыка», - говорил БЕТХОВЕН. Силу музыки трудно переоценить.
Р.S. Наше общество, которое прежде детей с особыми потребностями не замечало, словно они не существовали, теперь смотрит на них пристально и даже пытается помочь. Эту дорогу рано или поздно придется проходить. Потому что в цивилизованном мире нет селекции людей, каждый человек ценен. Повернуть на них небосвод просто необходимо, если мы - люди. Ведь если нет прогресса, где образование, семья и работа, неизбежно возникает регресс, а это психоневрологический интернат или жизнь дома в очень зависимом состоянии. Повернуть на них небосвод надо!
Марзият БАЙСИЕВА

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...