Герои

Качество Жизни

Про работу Больницы Святителя Алексия
11.06.2018
Над публикацией работали студенты и педагоги
Киноколледжа №40 «Московская международная киношкола».
Текст: Варвара Селиванова, Никита Хома; Кирилл Сафронов.
Фото: Роман Кудрявцев, Ксения Травкина; Ольга Зайцева.
Как в современной Москве живётся негосударственной некоммерческой больнице, в которой бесплатную медицинскую помощь получают те, кто не может найти деньги на диагностику и лечение в других клиниках, а умерших одиноких стариков из паллиативного отделения Главный врач, случается, хоронит за свой счёт?
Вступление
Врачей, учителей и всех тех, кого принято называть «бюджетниками» не пинает сегодня только ленивый – действительно, у каждого из нас есть истории, заканчивающиеся некорректными обобщениями. 

Поэтому мы не сразу поверили в то, что в Москве существует больница, где проводятся сложнейшие бесплатные операции для всех нуждающихся россиян и жителей стран СНГ – людей из малообеспеченных семей, одиноких стариков, тяжело или неизлечимо больных… 
                                                                                                                                                                            Но – название «Больница Святителя Алексия», дореволюционные здания с их коридорными арками, спокойствие паллиативного отделения, свет двух больничных храмов – всё это натолкнуло нас на вопрос – «Ну, а вдруг так и правда бывает?». 
                                                                                                                                                                            Мы расспросили сотрудников о том, что наполняет их будни, как они выбрали медицинский путь и попали конкретно в эту больницу, что помогает им продолжать свою работу, когда становится тяжело. Беседы с Главным врачом, заведующими отделениями, медсёстрами, хирургами и другими, как нам кажется, приблизили нас к ответу на вопрос – «Почему лица людей здесь совсем не похожи на картинки, всплывавшие до знакомства с этим местом в наших головах при слове «больница»?».
Что Вы здесь делаете?
Заведующий приёмным отделением, врач-терапевт, Андрей Герович Дя:
«Конкретно мы принимаем больных и направляем их по профилям. «Больница Святителя Алексия» – это лечебный комплекс с поликлиникой и стационаром на 275 мест. У нас два хирургических отделения, два неврологических, одно отделение паллиативной помощи, одно терапии, а также – отделение анестезиологии и реанимации. В них работают свыше 400 сотрудников».
На приёме у Андрея Геровича Дя
Врачи приходят около 8 утра. Вместе с медсёстрами они делают обход, проверяют состояние пациентов. В 8:30 – пятиминутки по отделениям: медсёстры докладывают об изменениях, произошедших с больными во время ночного дежурства, сообщают – температурили или нет, заведующие составляют планы на день.

Операции в хирургии проходят «очередями» (это как спаренные занятия в колледже). Хирург или сам оперирует поступившего к нему пациента, или ассистирует в операционной бригаде. Также он делает перевязки, заполняет истории болезней, принимает в поликлинике при Больнице (многие врачи несколько дней в неделю ведут амбулаторный приём).


«Хороший день, с точки зрения хирурга, это когда он 90% своего времени проводит в операционной», – говорит заведующий хирургическим отделением, врач-хирург, Игорь Михайлович Дизенгоф, – «потом он выходит – время кончилось, а ему ещё нужно проверить анализы, сделать перевязки, разобраться с текущей документацией... В плохой же день хирург сидит, пишет бумаги, бегает в администрацию утверждать больничные листы, и – несмотря на то, что тогда он может уйти с работы «вовремя» – по дороге домой у него будет не лучшее настроение».
Виталий Робертович Гудков перед операцией
«К нам из Тулы люди ездят! Я им за это безумно благодарна» – делится наболевшим главная медицинская сестра Елена Анатольевна Маркелова – «Дело в том, что после мед.училища очень мало сестёр идёт работать. Они нацелены поступить в институт. Так вот медсёстры из Тулы в 3:54 утра, чтобы не опоздать на работу, садятся в автобус! А им потом ещё возвращаться домой, где у них мужья, дети, которым за выходные нужно что-то приготовить, постирать...».
Елена Анатольевна Маркелова за рабочим местом
Заместитель Главного врача по медицинской части, врач-офтальмолог, Виталий Юрьевич Чеглаков:
«В государственной системе деньги на ремонт, лекарства, оборудование – бюджетные. А нам ничего не выделяется. Зданий у нас много, они достаточно старые – 115 лет больнице. И корпуса, и оборудование требуют ремонта. Пока нам удается искать благотворителей, которые нам в этом помогают, ну, с Божьей помощью…
Сейчас мы получаем лицензию на новые виды деятельности, чтобы хоть как-то себя окупать.
Но проблема, когда денег не хватает даже на декабрьскую зарплату, повторяется практически ежегодно. Живём мы дружно, мирно, но порой немножко неуверенно в завтрашнем дне».
Виталий Юрьевич Чеглаков проверяет новое оборудование
Как Вы сюда попали?
«Ну, у меня семья врачей, поэтому, наверное, другого пути и не было», – улыбается заведующий хирургическим отделением, врач-хирург, Игорь Михайлович Дизенгоф, – «С детства меня окружали анатомические атласы, я читал книги о врачах, смотрел про них фильмы. А в этой больнице оказался благодаря знакомству с теперь уже Главным врачом – Заровым Алексеем Юрьевичем – в юности мы с ним вместе учились».

Старшая медицинская сестра Консультативно-диагностического центра (поликлиники), Надежда Александровна Комлева:
«В 11 классе, дома, я застала свою старенькую бабушку в непонятном мне состоянии – она не отвечала, никого не видела, находилась не в себе. Теперь я знаю – это был обширнейший инсульт, а тогда мне стало страшно – просто ждала родителей. После этого я пришла к выводу, что должна уметь хоть что-то сделать в подобной ситуации. Так у меня возникло ощущение – нужно идти в медицину».
Надежда Александровна Комлева в регистратуре
Старшая медицинская сестра отделения «Анестезиологии-Реанимации», Олеся Валентиновна Зарецкая:
«В моей жизни был момент, когда я получила среднее образование и находилась в поиске. Совершенно неожиданно подружка пригласила меня с собой – «Одной страшно, хочу поступить в медицинское училище». Как только я туда зашла, поняла – моё». 
Олеся Валентиновна Зарецкая в коридоре отделения «Анестезиологии-Реанимации»
Заведующая паллиативным отделением, врач-терапевт, Валентина Викторовна Воробьёва:
«После школы я поступила на философский факультет. Проучившись там недолго, перешла в училище сестёр милосердия – почувствовав, что помогать страждущим – это то, чему бы я хотела посвятить свою жизнь. Уже ближе к окончанию училища стало ясно, что мне не хватает знаний – вкус медицины я уже ощутила, захотелось учиться дальше. Работая медсестрой, я продолжала обучение на вечернем отделении.
А про «Больницу Святителя Алексия»… Однажды на Рождество мы с семьёй поехали в Печорский монастырь и там, как потом оказалось, я сломала руку. Мне никак не могли поставить диагноз, и только здесь установили – перелом. Встретившись изнутри с атмосферой этого места, я поняла, что хочу здесь работать».

Врач-сердечно-сосудистый-хирург, Анатолий Сергеевич Фукалов:
«Сюда мы с коллегой попали на 4 курсе, когда у нас началась хирургия – здесь находится кафедра нашего института. Пришли на занятие, а потом записались на студенческий кружок к профессору, сосудистому хирургу, Максиму Робертовичу Кузнецову. Стали дежурить – сначала с ним, потом – с другими врачами».

Старшая медицинская сестра отделения «Хирургия», Ольга Евгеньевна Сенина:
«Я работала в Первой Градской, а потом наш Святейший поручил моему духовнику заниматься этой больницей, и я по его благословению решила перейти сюда».

Заведующий приёмным отделением, врач-терапевт, Андрей Герович Дя:
«Я работал в 13-ой больнице и получил предложение от протоиерея Аркадия Шатова, сейчас это наш епископ. Тогда он был моим духовником».
Что Вас вдохновляет?
Врач-травматолог-ортопед, Виталий Робертович Гудков:
«Слава Богу, здесь вдохновляющие случаи происходят почти каждый день, потому что когда к нам попадает больной с переломом или с тяжёлой ортопедической патологией, а через какое-то время после операции он начинает ходить, и у него нет больше той боли, с которой он поступил, это придаёт силы».
Виталий Робертович Гудков на операции
Заведующий хирургическим отделением, врач-хирург, Игорь Михайлович Дизенгоф:
«У нас было 2 пациента, от которых отказались другие медицинские учреждения. Пациенты тяжёлые. У одного – рак прямой кишки, у другой – рак ободочной кишки с метастазами в печени. 4я стадия. Оперированы в других стационарах, послеоперационный период осложнился перитонитом. К счастью, они выжили, но после всех вмешательств вместо передней стенки живота у каждого был дефект больших размеров. К нему прилежали кишки, это называется фиксированная эвентрация, то есть, когда у человека просто нет передней стенки живота. Ни одно медицинское учреждение им помочь не могло. Понятно, что – в целом – жизнь их, срок, всё уже было предопределено. Но последние месяцы, а то и годы, жизни они должны были провести с этими ужасными дефектами, что, конечно, качество жизни снижает неимоверно. А у нас есть доктор Лерник Ваграмович Меликсетян – проктолог, хирург с большим стажем, такой наш мэтр. Он этим больным выполнил операции и закрыл дефекты. Одна пациентка после этого по-человечески прожила несколько месяцев. А другой – год. Я считаю, что это – наша удача. Потому что Лерник Ваграмович представил – ну, что это за жизнь? И по-хирургически рискнул. Другой сказал бы – «Да – не. Ну, что я? Я – врач маленькой больницы, буду, там…» – а он это сделал».
Игорь Михайлович Дизенгоф
Старшая медицинская сестра отделения «Анестезиологии-Реанимации», Олеся Валентиновна Зарецкая:
«Для меня служит примером доктор Гааз. Читаю о его жизни, вдохновляюсь. Но, конечно, я и лично знаю замечательных людей. Рядом с моим заведующим невозможно халтурить просто потому, что он – ходячая совесть. Работает здесь около 10-ти лет и даже на выходных приезжает смотреть больных. Настолько за них переживает.
А вообще – пациент реанимации так тесно связан с сестрой, что если у неё плохое настроение, то и он зажимается. Поэтому сестра должна служить источником света, радости.
У нас была пациентка, которая приехала, потому что перестала дышать. Её подключили к искусственной вентиляции лёгких, каждое утро смотрели – дышит ли? Она лежала так долгое время, а потом у неё наступил День рождения. Родственники принесли ей вино и коньяк (некоторым больным – чтобы появился аппетит – их разрешают). Мы её поздравили и предложили: «Давайте праздновать!». Тут она стала выдёргивать эту трубку. Мы позвали врача, он отсоединил её от аппарата, а пациентка дышит! Перевели ее в отделение – вроде бы, всё нормально. А потом в какой-то момент она расхотела жить, перестала дышать и умерла. Жизнь больного, конечно, сцеплена не только с сёстрами. Если пациент нужен своей родне, эта нужность его вытаскивает, даже в самых невероятных ситуациях».

Заведующая паллиативным отделением, врач-терапевт, Валентина Викторовна Воробьёва:
«Мне было сложно принять решение о переходе на работу в паллиативное отделение. Потому что для меня, как для врача, гибель пациента всегда была поражением. Со временем моё отношение к работе с безнадежными пациентами изменилось.
Наша цель – не только облегчить страдания наших больных, обеспечить им необходимый уход и медицинскую помощь, но и помочь им обрести внутренний мир, принять свою болезнь. Мы обращаем особое внимание на то, чтобы страдающий человек и его родственники имели возможность осознанно подготовиться к смерти как к важному этапу жизни. И здесь необходима вдумчивая помощь священника, участие в таинствах, милосердное отношение сестёр, беседы с психотерапевтом и просто тёплое отношение персонала. Все наши сотрудники находят поддержку в молитве и вере – без этого тут вообще невозможно работать.
Работа в паллиативном отделении благородная и благодарная. Мне радостно работать рядом с прекрасными, самоотверженными людьми и знать, что мы вместе делаем такое важное дело».
Валентина Викторовна Воробьёва в своем кабинете
Как же всё это держится? 
Главный врач, Алексей Юрьевич Заров:
«В медицине остаются те, кто любит эту работу, те, кому она интересна. Врач, даже когда у него закончилось рабочее время, всё равно остаётся своими мыслями вместе с тяжёлыми пациентами, с планами на завтрашний день. Все остальные клиники, безусловно, тоже держатся на коллективном труде.
Любая больница – место необычное, Богом не оставленное. Наша же, будучи православной, находится в попечении небесных покровителей, которыми мы считаем Святителя Алексия и священного мученика, врача, Евгения Боткина.
Как же всё это держится? Божьей помощью. Это не пустые слова, потому что в кризисные моменты, которые, конечно, случаются, чувствуется помощь. И не всегда человеческая».
Главный врач, Алексей Юрьевич Заров в больничном храме
Координатор добровольцев, Евгения Сергеевна Дубова:
«До сих пор существует представление о том, что добровольцы – это бездельники. Мне, конечно, странно это слышать – я знаю, что все эти люди работают. Кто-то продавец, кто-то бухгалтер, кто-то в театре служит. Сама я была су-шефом в ресторане, по образованию – экономист-управленец. Потом перенесла операцию, искала что-то на полставки. В интернете нашла объявление о том, что одной семье нужна помощь. Стала ходить сюда. Думала, что буду посвящать этому какую-то малую часть своих сил. Но получилось так, что координация добровольцев занимает всё моё время – дома ли я, в гостях – где угодно, когда угодно я занята этим. Не знаю, смогу ли когда-нибудь перестроиться, наверное, уже привыкла. В отличие от моего ребёнка, который – естественно – просит уделять внимание и ему. Мы с добровольцами всегда что-то обсуждаем в нашей группе в «WhatsApp-е», но вечером звук на телефоне приходится отключать».
Евгения Сергеевна Дубова в коридоре паллиативного отделения
Руководитель по благотворительным и партнёрским программам, Анна Вячеславовна Миронова:
«У нас существует общество друзей больницы. Вступить в него может каждый – это очень просто. На сайте, в разделе пожертвований, есть самые разные варианты. Помогать можно не только денежно, но и, например, лекарствами, инвалидными креслами, одежду для пациентов принести.
Случаются и чудеса, скажем, под Новый Год к нам в паллиативное отделение попала женщина без определённого места жительства. У неё была четвёртая стадия рака. Поступила нелюдимой, не могла даже разговаривать. Мы думали, может – психическое расстройство… Но со временем она нашла общий язык с сёстрами. А однажды поделилась с заведующей: «Жить мне не долго. Хочу хоть как-то Вас всех отблагодарить». Выяснилось, что в подкладке её куртки были зашиты около двух тысяч долларов, которые она пожертвовала больнице. Мы её на них похоронили».
Анна Вячеславовна Миронова
Финальная байка
Когда-то мы были в экспедиции на Соловецкие острова и узнали там об одной байке.
Жили-были три человека. Камни на тележках таскали.
И вот одного из них спрашивают – что ты делаешь? «Как что?», – отвечает, – «Камни таскаю».
Спрашивают второго. «Деньги», – говорит, – «зарабатываю».
А третий на тот же вопрос – «Храм строю».

Нам кажется, что в этой истории, возможно, содержится ответ на тайну чудес больницы Святителя Алексия.
Не даром же сказано – и качества жизни каждого из нас это напрямую касается – «Нет милости не сотворившему милости». Видимо, справедливо и обратное.
Олеся Валентиновна Зарецкая в отделении «Анестезиологии-Реанимации» Больницы Святителя Алексия

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...