Наверх
Герои

Во всём мне хочется дойти до самой сути 

Сарапульский резчик по дереву создаёт 
точные копии шедевров зодчества родного города,
 уменьшенные в 40 раз. 
27.02.2018
За что бы ни взялся резчик по дереву из Сарапула Владимир Вострецов: за создание макетов деревянных особняков старого Сарапула, пряничные доски или парковую скульптуру - во всём хочет дойти до сердцевины, до корней, до самой сути, поэтому изучает вопрос глубоко и всесторонне. "Без этого невозможно достичь совершенства", - утверждает мастер. 
А началось всё с наличника.
Я - не строитель 

Макеты Вострецова - точные копии домов деревянного зодчества Сарапула, уменьшенные в 40 раз, с учётом всех особенностей их архитектуры, постройки и внешней отделки.
Когда историк-краевед Евгений Шумилов, увидев их, спросил мастера: «Вы - строитель?», он ответил: «Нет. Я закончил Абрамцевское училище. Там всему учат".
После училища в начале 70-х годов стал работать в мастерской с полудрагоценными камнями и только решил, что вот этим и будет заниматься всегда, как его пригласили в художественный фонд РСФСР в Нижнекамске, где он до 1985 создавал монументальные работы, в частности, вырезанные из дерева. И этот материал заинтересовал и завладел им.
Во время перестройки вернулся с семьей на родину, в Сарапул. Пришлось пойти на заработки в строительную бригаду. К творчеству вернулся лишь в 2002 году, когда устроился в муниципальное учреждение «Дом творчества и досуга», где из-под его резца начали появляться филигранные работы из дерева, имеющие не только художественную, но и историческую ценность.  
Макет дома земского врача Ф.В. Стрельцова. Получилась интересная вещь.
А началось всё с наличника 

Первое, что он вырезал - это наличник в стиле барокко. Уменьшенный, но с соблюдением реального масштаба.
За образец Вострецов взял наличник дома, который до сих пор стоит на улице Советской. Позже он сделает наличники всех стилей, представленных в Сарапуле и его окрестностях: модерн - дом Блинова на улице Гагарина, неоклассицизм - дом кондитера Вольфа на Первомайской, смешение стилей - из деревни Ершовка.
Это потом... А пока решил перейти от части к целому: от наличника к дому - интересно же! И сделал макет особняка врача Стрельцова, одного из основателей сарапульского музея.
- Дом ещё был «живой»,- рассказывает Владимир, - я изучил его детали, сделал чертежи. Получилась интересная вещь. Через три месяца настоящий дом Стрельцова сгорел.
Теперь он существует только на фотографиях и в макете Вострецова. И не только этот особняк. Уже нет на карте современного Сарапула дома отдыха «Учитель», «номеров Басанова», домов Колчина и Барабанщикова: их мастер восстанавливал по фотографиям.
И сделал их осязаемыми для того, чтобы рассказать о жизни прежних эпох, сохранить о них память и, тем самым, выразить своё уважение.
Макет "Номеров Басанова". Как это повторить?
Как это повторить?

До революции 1917 года и несколько десятилетий после неё архитектура старейшего города Прикамья Сарапула отличалась от других удмуртских городов необычайным колоритом деревянных построек, они делали его облик неповторимым.
Для того, чтобы достовернее передать их красоту, Владимир Вострецов пытается учесть все особенности их строительства: как мастера прошлых столетий положили доску, как бревно закрепили, как резцом провели линию.
- Я не допускаю в работе над макетами «самодеятельности», не додумываю за автора – мне важно зафиксировать, как всё было изначально. В общем, стремлюсь сделать макеты так, чтобы получились произведения искусства, раз за образец я взял настоящие шедевры зодчества.
Узнать точный размер строения для того, чтобы соблюсти его масштаб, помогают мастеру запечатлённые на фотографии рядом с домом люди или случайно попавший в кадр кирпич. А размеры дома «Учитель» помог определить один небольшой декоративный элемент в его отделке. Такой же Вострецов увидел на сохранившемся доме Нырова по улице Труда.
Пришлось поломать голову при воссоздании дома Басанова, что стоял когда-то по улице Горького. В нём располагались номера для театральной богемы. Дом выглядел очень нарядно и артистично благодаря декоративной обшивке дощечкой. Как это повторить? Решил сделать интарсию - мозаику из разных сортов древесины. Это один из способов декорирования мебели. Для изготовления интарсий подбирают разные по цвету породы древесины. Получилась ювелирная работа, хочется внимательно рассматривать как одна деталь перетекает в другую.
Все свои макеты Владимир Вострецов изготавливает в небольшой мастерской ДК Электрон, где работает ведущим методистом, с использованием небольшого количества оборудования: школьного портативного универсального станка, который он купил ещё в советские времена в магазине «Детский мир» в Москве, циркулярки, рубанка, иногда сверлильного станка. Все макеты без гвоздей. Внутри пустые.
- Я отказался от затеи восстанавливать внутреннюю обстановку, иначе погрязну в интерьере, и тогда моя жизнь закончится на одной модели, - объясняет мастер. - Пусть следующее поколение думает, как это сделать. Я хочу собрать экспозицию деревянного Сарапула с подсветкой для привлечения внимания к мелким деталям. У меня уже пять особняков - почти улица. Надеюсь, это когда-нибудь обязательно будет. 
Макет купеческой дачи конца XIX - XXвв. Чья она?
«Меня осенило!»  

Работа над макетами разбудила в Владимире Вострецове любовь к истории родного края. Теперь он может рассказать не только о тонкостях постройки и отделки сарапульских домов, но и об их хозяевах.
Например, дом Колчина 1870 года постройки. Стена, обращённая к соседнему дому, была кирпичной.
- Я думаю, для чего? Потом узнал, что это делалось в целях пожарной безопасности, - рассказывает мастер. - В городе земля была дорогая, дома строили плотно друг к другу, и стену, обращённую к соседям, делали из кирпича, чтобы не дать перескочить огню из одного здания в другой. Хозяин этого просторного двухэтажного особняка, купец Колчин, был старовером, имел большую семью. Его жена тоже оказалась не без коммерческой жилки, которая проявилась после смерти мужа, ведь теперь она вынуждена была содержать семью сама. В доме вдова сделала отдельный подъезд со стороны улицы и почти весь первый этаж сдала в аренду первому в Сарапуле страховому обществу.
А вот кому принадлежал Дом «Учитель», Вострецов не знает. Так в советское время называли дом отдыха для учителей, а до революции - это была купеческая дача, которая стояла по соседству с дачей купца Башенина.
- Мы с сарапульским краеведом Николаем Решетниковым так и не можем установить, чья она, - признаётся Вострецов. - На её чердачных окошках можно разглядеть маленькие якорьки. Это говорит о том, что хозяин был связан с пароходством. Когда я её рисовал, чтобы лучше понять, как потом сделать в дереве, то обратил внимание на её необычную форму. И тут меня осенило: «Ведь это же пароход!». Когда художественное воображение включается в дело, легче проникаешься замыслом прежних мастеров и меньше устаёшь.

Ворота купца Г.А. Утробина.
Другие дела 

Владимиру Вострецову сложно точно ответить на вопрос, сколько времени у него уходит на изготовление одного макета (ну, может быть, три года: за 15 лет - пять домов), потому что занимается не только макетами.
Устаёт корпеть над мелкими деталями особняков, переключается на скульптуру из дерева, которая требует нагрузки других мышц.
Участвуя в ежегодном республиканском фестивале резчиков по дереву "Парковая скульптура", он заинтересовался финно-угорской мифологией.
- Когда я начал заниматься парковой скульптурой, нам читали лекции ведущий историк-этнограф Удмуртии Владимир Владыкин, директор Удмуртского института истории, языка и литературы Кузьма Куликов. Вот, они упоминают культ Воршуда. А кто такой Воршуд? Мне стало интересно.
  И он сел за изучение литературно-этнографических трудов первого удмуртского литератора, учёного и просветителя Григория Верещагина, чтение мифов и легенд удмуртского народа. И стал создавать самые поэтические образы удмуртской мифологии в дереве. И раз уж он в архитектуре старается точно повторить каждую деталь, то и в скульптуре воссоздаёт всё точно: и костюм, и мифологический сюжет.
Сначала Вострецов делает в своей мастерской эскиз из гипса, потом вырезает небольшую фигурку из дерева для перевозки (гипсовый макет далеко не увезёшь - хрупкий), а с него уже - большую парковую скульптуру на месте.
В Глазове в одном из парков стоит скульптура: девушка с крезем (удмуртский национальный инструмент, напоминающий гусли).
- Я её вырезал, когда в 2004 году первый раз участвовал в фестивале парковой скульптуры. Подходит Кузьма Куликов. Я ему говорю: «Не знаю, как назвать». Он посмотрел и сразу придумал: «Ингур - песня небесной росы».
От удмуртской мифологии он перешёл к марийским сказаниям, и воспроизвёл оттуда самые красивые образы, например, Небесную Деву, которая жила на небе, заскучала, спустилась вниз, познакомилась с парнем и завела семью, вместе с ней спустились звери, которые стали прародителями земных зверей. 
Республиканский фестиваль парковой скульптуры - работают другие мышцы.
Какое у вас тесто? 

В 2015 году на тот момент заместитель директора ДК Электрон Ирина Омелюхина придумала красивый проект "Сарапульский пряник слаще тульского".
Все в России знают тульский пряник, потому что его пекут до сих пор, правда, без соблюдения традиционного рецепта, который предписывал использование натурального мёда. Вместо него сегодня добавляют сгущёнку. В Сарапуле тоже когда-то пекли печатные пряники на меду.
Ирина Омелюхина предложила Владимиру вырезать пряничные доски для изготовления сарапульских пряников по традиционному рецепту.
Сначала идея возрождения сарапульского пряника показалась мастеру слишком необычной и трудновыполнимой, но и зацепила. Он, как всегда, погрузился в историю вопроса: изучил литературу, сходил в Сарапульский краеведческий музей. И увидел там сохранившиеся пряничные доски XVIII века - деревянные формы с вырезанным в них контррельефом (обратным рельефом).
- Я посмотрел, как они изготовлены, какие темы брали старые мастера для них. Например, делали гербовые доски, главной деталью которой был царский орёл. Делали и простые доски с курочками и петушками, разными зверушками. А я решил ввести свою тематику: Сарапул, его история, культура, чтобы гостям память оставалась о нашем городе и республике.
Так появились доски с царским орлом, гербом Вятской губернии, стерлядью -символом Сарапула, кавалерист-девицей Надеждой Дуровой, петушками, которые охраняют город. Не пряники, а произведения искусства. Даже прикоснуться к ним боязно, не то что съесть!
Но сделать пряник так, чтобы рельеф при выпекании не растёкся, непросто. В пряничном деле многое зависит от теста. Поэтому первый вопрос, который задаёт Вострецов заказчику пряничной доски: «Какое у вас тесто?»
- Резчик по дереву и пряничный мастер работают в связке, в тесном тандеме, - объясняет Владимир. - Сразу пряник не получится. Доску подгоняют к тесту - такая вот особенность. Я уже приспособился к тесту Ирины Владимировны, знаю, что могу сделать доску с множеством мелких деталей, и они при выпечке пряника не потеряются, не расплывутся.
Вострецов предлагал в Сарапуле создать небольшое пряничное производство. Но не получилось, воодушевились сначала, конечно, а потом попробовали и поняли: настоящие пряники - дело тонкое. Сегодня Владимир Вострецов - один из немногих в Удмуртии специалист по пряничным доскам: придумает тему, сделает по ней рисунок (чужие темы категорически брать отказывается, чужие идеи воплощать в жизнь - скучно), вырежет и подгонит при необходимости.



Пряничная доска с контррельефом. Приезжайте в Сарапул за пряниками, они слаще тульских! 

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • @kostyukovsky
    9 months ago

    Надежда, благодарим за участие в конкурсе!

  • НФ
    @999
    9 months ago

    Спасибо вам за организацию конкурса!