Наверх
Заметки

Все цифры и почти все буквы

Дина Кабулова о волонтерстве в цыганском таборе
08.04.2020
Одно из самых ранних свидетельств появления цыган на территории России относится к 1721 году и сообщает, что табор намеревался перекочевать из Восточной Европы через Российскую Империю в Китай, но не смог пересечь границу, потому что у цыган не было паспортов. За последние 300 лет многие цыгане ассимилировались, живут, как все прочие горожане и ходят на обычную работу, но есть и такие, которые во многом сохранили традиционный уклад и составляют замкнутую этническую общность со своим языком и интереснейшими обычаями. Особенность традиционного уклада цыган в том, что они воспринимают и сохраняют обычаи окружающих народов. Так, например, часто цыганам были лучше, чем многим русским известны православные праздники и обычаи, частично забытые в советский период. Другой стороной этой замкнутости и сохранения традиций оказалась низкая степень адаптации в окружающий их социум, как частность, то, что у многих современных таборных цыган, как и у их предков, живших три столетия назад, нет паспортов и других документов.
В России не существует никакой государственной программы по адаптации таборных цыган, они считаются самым дискриминируемым национальным меньшинством. Из-за специфики таборного уклада, маргинализации, непонимания с окружающим населением, дискриминацией и мифами о цыганах, они испытывают трудности с доступом к трудоустройству, образованию и медицине. 
Волонтер и соцработник Дина Кабулова рассказала о себе и о своем цыганском проекте, который занимается адаптацией цыган, подготовкой детей к школе и получением документов.
Волонтеры занимаются в цыганскими детьми.
1. Знакомство
"Первый раз мы приехали в табор вдвоем с другим волонтером, Тимуром, привезли с собой пирог, рулеты, всякое угощение. Положили всё на стол, а дети не садятся и не едят. Мы не поняли, что это такое. И такие, чего вы не едите? Садитесь! Из взрослых была одна только Патрина, и она говорит, типа: «У нас так не принято». Я даже не поняла, что она имеет в виду, что не принято, есть? И мы, короче, настояли на том, чтобы все сели за стол и поели. Дети сели, у меня даже фотка есть, все сидят, такие притихшие. Было странно, мы не понимали в чем дело. Потом нам сказали, что дети вообще не едят вместе со взрослыми. Мы такие, блииин! Мы-то думали, мы сейчас все вместе посидим, устроим застолье, а оказалось, что мы вообще всё нарушили. Мы поняли, что мы так не должны делать. Хотя для нас не очень понятно, как ещё можно побыть и пообщаться всем вместе. Потом мы были в комнате с девочками, сначала читали и смотрели книжки, потом делали прически. Ещё с нами был Рустам, но с ним немного иначе, он особенный, ему сейчас 13 лет, он выглядит на 8, не говорит по-русски, в общем, с ним немного по-другому. А Тимур был на улице с мужчинами и мальчиками. Это уже был поздний вечер, они разжигали костер. Тимур говорит, костер готов, приходите. Я захожу в комнату, говорю, пойдемте, там уже у костра можно посидеть. Одна девочка говорит, ты можешь пойти посидеть, а нам так нельзя. Нельзя, чтобы мужчины и девушки, которые не состоят ни в каком родстве так находились вместе. Мы ведь с Тимуром начинали ездить, и им это тоже было непонятно, что мы не состоим ни в каком родстве, не брат и сестра, не муж и жена. Для них это сложно, они один раз услышали и такие, не будем больше об этом спрашивать! Типа, не хотим ничего знать, эти странные русские.»
Познакомились мы с этой семьей больше двух лет назад, а год назад я впервые приехала в табор. Встретились мы на вокзале, где кормили с моими друзьями из общины святого Эгидия бездомных людей. Мы начали ходить, угощать бездомных и скоро встретили очень милую семью цыган, там была одна женщина, Тамара и ее трое детей. Мы предложили им чай и бутерброды, а потом стали встречаться каждую субботу, все больше знакомились и узнавали друг о друге."
2. Мечта
"Мечта начать учить детей появилась, когда ко мне подошёл мальчик, его зовут Хурла, как раз из той семьи, которой мы впоследствии помогли с документами, сейчас ему 11 и в этом году он пошел в школу. А в первую нашу встречу он попросил принести ему книги. Сказал, что он научился читать по рекламным щитам и теперь хочет научить своего младшего брата. Меня это очень тронуло. Он был так счастлив, увидев книжку с окошками - с машинами и тем, что у них внутри, крутил ее как будто это какая-то магия. Я к этому не привыкла, у меня брат такого возраста, он скорее сопротивляется обучению, чем приходит от него в восторг. Весь год мы вот так общались, а летом они куда-то делись, мы перестали их встречать. Я подумала, видимо, это их свойство, куда-то пропадать.
Тогда я поехала в Польшу на конгресс «Молодежь Европы за мир без насилия», который организовала Община св. Эгидия. Там выступала одна цыганка, ей 76 лет, ее зовут Рита Пригморе, над ней и ее сестрой-близняшкой проводили опыты, сестра умерла, а Рита пережила Холокост. Меня поразил ее рассказ, я подумала, что надо нашими цыганами заняться всерьёз. Потому что до сих пор это проблема - стигматизация, до сих пор у людей множество стереотипов, связанных с цыганами. Рита произнесла такую фразу, что каждый раз, когда она слышит о какой-то несправедливости, дискриминации, что цыганских детей не принимают в школу, она мысленно возвращается в то время. Я поняла, что в России мало кто занимается цыганами, интеграцией, то есть что-то есть, но всё это точечно. И я подумала, что надо начинать, короче, с малого.
И вот когда я вернулась из Польши, я пошла на раздачу в субботу и встретила Тамару, но уже другую, родственницу той первой Тамары, мы так были рады друг друга видеть, говорю, ну что, куда вы пропали? А она говорит, да вот, мы уезжали, всякое такое. И я уже не помню, то ли я напросилась, то ли они нас позвали, ну короче, они пригласили нас к себе домой в табор."
Последнее, что мне мощно запомнилось, это как мы едем на электричке, это около 23 часов, мне очень хотелось спать, цыганские дети меня тормошили, давай-давай, напиши нам примеры!
3. Занятия
"За этот год у нас было несколько этапов занятий с детьми, вначале, первые полгода, до Нового года, мы с группой волонтеров приезжали каждые две недели не пропуская, проводили занятия. Один раз съездили с ними на площадку в Парк Горького, один раз сходили в Дарвиновский музей. Потом следующий этап, когда семья, с которой мы подружились переехала в Москву, и мы стали заниматься с ними уже в Москве. Мы туда приходили каждую неделю. После этого у нас была такая схема: мы забирали детей, которые живут в таборе, с вокзала, детей, которые живут в Москве другие волонтеры забирали оттуда, и мы ехали в Школу Мира в общине Святого Эгидия (это занятия по интеграции детей-мигрантов). Мы пытались приезжать туда на час раньше, занимались математикой, читали, потом они шли на занятия в Школу Мира. Потом отвозили детей на Киевскую, другую часть в их московскую квартиру, иногда продолжали с ними там заниматься. Потом мы так долго делали. Дальше наступило лето, у меня закончилась работа в детском саду, где я работала воспитательницей, закончились пары в институте, где я пытаюсь изучать социологию, у меня появилось много свободного времени, и мы начали заниматься документами. Чтобы дети в сентябре могли ходить в школу. Я практически поселилась в таборе, мы занимались с детьми и параллельно делали документы.
Последнее, что мне мощно запомнилось, это как мы едем на электричке, это около 23 часов, мне очень хотелось спать, цыганские дети меня тормошили, давай-давай, напиши нам примеры! Мы хотим решать! Это было очень странно. Я попросила 10 минут перерыв, так одна девочка пошла в вагоне к какому-то человеку, попросила у него задачу! Я думала, он будет ругаться, а он ей реально задачу написал! Забавную задачу придумал."
Кажется, нет корреляции между адаптированностью в социуме и цыганской идентичностью. Если помочь тем, кто этого хочет, получить образование и хорошую работу, записаться в поликлинику, они не потеряют свою идентичность.
4. Запрос
"Меня мучил вопрос, не навязываем ли мы им свои ценности, каков их запрос? Им же и так отлично и без школы, и без этих знаний, они и так прекрасно живут.
При оказании такой помощи важно сохранять партнерские отношения, а не миссионерские с нашей стороны и потребительские – с их стороны. Усилия необходимы с обеих сторон, с нашей - юридическая помощь, даже не юридическая, а помощь в подготовке детей в школу и в том, чтобы быть проводниками в мир бюрократии, который цыганам неведом. Со стороны таборных цыган важны преодоление их цыганского хаоса, своеобразной наивности, чтобы встречи не переносились, чтобы они могли отвечать за свои слова.
Семья, с которой я работаю именно такая, Тамара пунктуальна и очень заинтересована в результате. Они постоянно просили - заниматься с детьми, приезжать. Они меня ждали. Запрос я постоянно чувствовала. Они очень просили меня сделать документы, чтобы дети пошли в школу и у них не было будущего такого, как у нее сейчас. И я приняла решение общаться только с теми, кто меня о чем-то просит, там таких много. Не все ведь цыгане попрошайничают, собирают металл и воруют, только малая маргинализованная часть. Есть ведь разные группы влахи, сэрвы, котляры, крымские цыгане, русска рома, для разных групп характерны разные виды занятий. Я практик, а не теоретик и могу ошибаться, но, по-моему, нет корреляции между адаптированностью и цыганской идентичностью. Если помочь тем, кто этого хочет, получить образование и хорошую работу, записаться в поликлинику, они не потеряют свою идентичность."
5. Табор
"Табором сейчас называются не кочующие кибитки, а поселок, в котором живут цыгане. Мы ездили в поселок примерно в 100 километров от Москвы, где находится около 30-40 домов, там живут только цыгане. Неподалеку есть место, которое они называют «дача» это самострой на земле, четыре дома, их обитатели все родственники между собой, дома без удобств, свет от генератора, воды нету, колодца нету. То есть был колодец, но потом оттуда вода пропала. Воду добывают на ближайшей заправке, набирают ее в бочки.
Среди цыган, к которым мы ездим, есть влахи и сэрвы. Они говорят на влашском, я его сейчас тоже учу. Меня еще очень удивили необычные имена детей. С именами вообще отдельная история, мы знакомы с тремя родственницами, и всех их зовут Тамара. У меня вообще была идея, что когда женщина достигает определенного возраста, она становится Тамарой.
Сейчас в «Гражданском Содействии» и «Одинаково разные» меня попросили провести перепись в таборе, куда я езжу. Я захожу в дом, спрашиваю, кому нужны документы, записываю имена, фамилии, год рождения. Год рождения путают, конечно, ну представь, если у тебя 11 детей. Удивительно, что всем все нужно, но они не в состоянии ничего сами сделать."
6. Цыганский язык
"Я учу цыганский по скайпу. Полгода учила сама, спрашивала слова, записывала, пыталась выучить язык, как антрополог, но ничего не вышло, и я нашла преподавателя, Януша Панченко из Украины. Он работает социальным педагогом в школе, где 80% цыган. И он, по-моему, один из немногих цыган с высшим образованием в городе, где он живет. У него даже есть свой фонд. Он занимается цыганским языком и культурой с детьми. Еще он написал первый влашский словарь, скоро его опубликует. Мы занимаемся по скайпу, он мне задает учить слова. Там есть такой дедушка, мы болтаем. У него деменция, он ночью не спит, мы должны были дежурить с Тамарой и ее сестрой. Мы делим ночь по два часа. Первые два часа Роза с ним тусуется, чтобы он случайно не наступил на детей, поит его водой. Он все время говорит «щей, щей, паи, паи!» («дочь, дочь, пить, пить»). С 4 до 6 я дежурила. Я ему говорю по-цыгански, «хлеба нет, кончился, утром пойдем в магазин, принесем хлеб». Простые фразы. «беш, дадэ, бэш!» («Садись, отец, садись»). Там все спят на полу, он может на кого-нибудь наступить, моя задача усадить его на кресло или уложить. Говорю, «спи, всё, спи!»."
7. Сила фейсбука
"С операцией было так. Тамара жаловалась на боли, я не сочла это за что-то серьезное из-за условий, у многих женщин болят ноги, голова, потому что много работы, много часов в транспорте…. Я несерьезно к этому отнеслась. Юра Чеботарев тогда обратил на это внимание. Ей было плохо, у нее каждый день была температура. В этот момент я тоже стала волноваться. Было не так легко найти клинику, которая готова была принять ее без документов. Мы сводили ее в частную клинику, сказали, что это опухоль, что нужно делать биопсию, а это очень дорого и тут Юра стал этим заниматься, собрал деньги в фейсбуке. Операция стоила 120 тысяч рублей и ещё куча денег ушло на первичное обследование, анализы, УЗИ, перевязки, очень много денег ушло. Ей сделали операцию и опухоль оказалась доброкачественной. Она очень благодарила, не могла поверить, что она кому-то нужна, потому что деньги правда немаленькие."
8. Лучшее свидание ever
"Была одна очень симпатичная история. Я вышла с работы или из института, не помню, собиралась ехать домой, тут Юра мне пишет, идем на свидание! Я такая, ну ладно, типа. Он говорит, мне тут нужно ещё собраться немного. Я подумала, ну ладно, я пока заеду на вокзал, мне нужно было одному бездомному билет купить. Я заехала, купила билет и тут ко мне подбегает знакомая цыганская девочка. А у нее одна щека больше другой. Я говорю, у тебя что ли зуб болит? Она говорит, да, я уже два дня ничего не ела. Показывает зуб, а там огромный флюс. Я звоню Тамаре, а она была в какой-то другой части вокзала, говорю, а вы к врачу не думали сходить? Она такая, ой ну это, нет, мне надо работать. Я такая, нифига себе, типа, нормально. Тогда я ее записала к врачу в частную клинику, потом позвонила туда, мне сказали, что без мамы нельзя. Я стала искать клиники, которые примут без родителей, я сказала, что я, типа, тётя. Мама не может, она на работе. Но никто не хотел принимать. Мы ничего не могли найти, уже вечерело, я такая, ну понятно. Приехал Юра, я ему говорю, мы сейчас поедем Диану лечить. Он че-то туда-сюда и говорит, надо в скорую звонить. В скорой нам сказали, нужно ехать в пункт дежурной, там можно даже бесплатно сделать. Я очень долго уговаривала Тамару, что это так важно. Я ее напугала, у нее был ещё один сын с собой, и вот мы, значит, этой удивительной компанией едем. Нужно было две станции проехать, потом у меня ещё защемило рюкзак, нужно было возвращаться, всё это так было нелепо, в лучших традициях табора. И вот мы подходим к этой неотложной штуке, мы идем куда-то гулять, и Тамара начинает травить истории о том, как ее украл ее муж, и что вначале она любила одного, и он ее украл, и она не хотела с ней жить, потом она к нему привыкла. Юра роется в бумажках, я с Дианой захожу в эту штуку, я ее спрашиваю, ты когда-нибудь была у зубного? Она говорит, нет. А врач спрашивает, а ты чистишь зубы? Она говорит, да-да, очень часто, очень-очень часто, иногда даже каждую неделю! В общем, я ее держу за руку, пока ей режут флюс, вырывают зуб, потом мы едем на вокзал, потом там чаю купили. В общем, мне показалось, это было отличное свидание, просто какое-то прекрасное. Потом я антибиотики купила, объяснила, как их надо пить. Мое чудное свидание завершилось на том, как мы посадили их в электричку."
На самом деле мне бы ещё хотелось, адаптировать программу и включить туда цыганскую культуру. Чтобы цыганские дети видели что-то про себя.
9. Цыганский проект
"Сейчас я думаю, что делать с цыганским проектом, потому что есть ощущение, что… Если бы у меня был богатый муж, я бы занималась тем, что помогала бы им восстанавливать документы, хотя у них для этого есть правозащитница из Обнинска, Татьяна Котляр. Но им даже к ней ходить сложновато. Она им дает задание: пойди туда, отнеси такие-то бумажки. Но им трудно взаимодействовать с бюрократическими местами, потому что их отовсюду гонят, посылают туда-сюда в разные области, из города в город. Это такие большие расстояния, им это все тяжело. Я бы в идеале хотела заниматься тем, чтобы я бы помогала им с документами и договорилась бы с учительницей в цыганском классе, что мы будем иногда делать выездные мероприятия для тех, кто не прогуливает школу и хорошо занимается. Сейчас уже понятно, какой запрос. Потому что тогда мы занимались в той семье, которой нафиг ничего не сдалось, как бы я вообще не понимала, что им надо, что им не надо. Сейчас-то очень понятно, что им нужно. Им нужны документы, чтобы ходить в школу. Чтобы было нескучно учиться. Потому что цыганский класс все-таки отличается по уровню от русского, ну ты видела, как там все устроено. Чтобы их мотивировать учиться, переходить в русский класс, им нужны развлечения, они должны понимать, что школа это не только место, где нельзя петь, танцевать, бороться, быть громкими, а нужно делать то, что они не привыкли. Сейчас нам уже понятно, что именно их должно поддерживать.
На самом деле мне бы ещё хотелось, это, конечно, все ещё про будущее, ещё бы программу адаптировать и включить туда цыганскую культуру. Чтобы они видели что-то про себя. Лично мне важно было смотреть фильмы и читать про небелую девочку в деревне, как я. Меня дразнили в школе. Им тоже очень важно находить что-то похожее на себя. Например, мой учитель цыганского, Януш, занимался переводом на влашский диалект одного мультика про цыган, я его показала в таборе детям, они просто охренели. Они не могли поверить, что есть мультик про цыган. Потому что цыгане это в интернете это либо криминальные сводки, либо девочка в 13 лет родила, либо это цыганские свадьбы. И когда они увидели невероятной красоты мультик, который полностью посвящен цыганам, они были в восторге."
10. Цыганский класс
"В универе я писала курсовую про цыган. Я описала цыганские классы, показала, что такая практика раздельного обучения русских и цыганских детей не работает. И что я предлагаю, чтобы это работало. Потому что в том виде, в котором это сейчас, это не особо работает. Зависит от того, чем мотивирована эта сегрегация. Если цыганский класс ведет человек, вовлеченный в цыганскую культуру и программа отличается тем, что детям больше рассказывают про их язык и традиции, то может быть хорошо.
Что касается традиций, то я вижу разделение в том числе в цыганской среде. Взять параймос, геноцид цыган нацистами, день цыган в апреле, у меня впечатление, что многим цыганам эти даты неизвестны. И как будто есть цыгане в Европе, которые устраивают форумы и конференции, а есть те, кто попрошайничают, у них нет дома воды. И вот эти цыгане в фейсбуке все время поздравляют друг друга с памятными датами, лайкают, а наши ничего об этом не слышали. Однажды я была в универе мне позвонила Тамара: Дина, представляешь, сын потерялся, надо срочно его искать, приезжай! Я говорю, да, сейчас пара закончится и приеду, кстати, ты знаешь, что сегодня день цыган? Она такая, что? То есть все эти праздники существуют в фейсбуке, на форумах, а люди об этом не знают. Если делать цыганские классы, чтобы рассказывать, как цыгане вышли из Индии и их путь и историю, как они уже в XX подверглись уничтожению и участвовали в войне, важные вехи истории и культуры. Они этого сами ничего не знают. Хорошо было бы рассказывать про других цыган и их праздники. Писать рассказы и сказки по-цыгански. В таком виде цыганский класс это было бы совсем неплохо. Как я уже говорила, что школа и жизнь тоже и про них.
Сейчас, когда наши подопечные дети пошли в школу я созваниваюсь с ними, спрашиваю, как дела, помогаю покупать прописи всякие. В школе, где я работаю, каникулы не совпадают с их каникулами, думаю, мы будем использовать это время для экскурсий и поездок. В учебное время на это у нас не хватает времени, дело в том, что в будни они в школе, а в выходные вынуждены работать, все в семье, включая детей."
11. Гадание
"Я не то чтобы сама хотела бы быть цыганкой, но когда я нуждалась в стройной картине мира, мне подошло бы любое. Мусульманка, православная, еврейка, веганка, феминистка. Не так уж и важно. В смысле, это мне всё интересно. И есть тяга к людям, которые родились в каком-то готовом мире со стройными правилами о том, как надо жить. Конкретно у цыган мне очень нравятся традиции, праздники. Нравится разбираться и то, что нигде об этом, по сути, не написано. Ещё что у них у всех очень много сил. Но все это ужасно колониально звучит, это меня бесит. Сейчас полегче, потому что я пытаюсь понять, кто я в этом мире и все такое. Но все равно хочется чего-то готового иногда.
Однажды мне было скучно. Мы стояли на вокзале они там стоят, просят, чтобы им купили еды. Там было много детей, мы болтали про наши планы, что я приеду, мы пойдем за документами что-то такое. Вышел мужик, начал ругаться на детей, чего вы тут стоите, проход занимаете. Кто-то из детей ему резко ответил, типа, где хочу там и стою. И он подорвался, чтобы ему врезать. Тамара тут же начала говорить, прости, родненький, золотой, ребенок глупый, маленький еще не знает, что говорит, иди куда шел, мы своей дорогой, ты своей и тд. А он говорит, ну конечно, еще скажи, ты мне погадаешь. Тамара говорит, да ты что, я же вообще гадать не умею. А я говорю, а я умею! Он говорит, а ну ка иди сюда! И я ему говорю, давай ручку, погадаю тебе. Он офигел, я ему говорю, ну что ты не понимаешь, у меня дети маленькие, мне их кормить надо, подай, пожалуйста, вот мальчик мой, смотри какой, старший мой, руку порезал, его не принимают по полису (это правда, кстати), потому что мы из другого города. И на перевязку нужно две тыщи рублей (это тоже правда). Он говорит, ну конечно! Я такая, я тебе дитями клянусь! Давай погадаю, а ты мне копеечку дай, я ребенка в больницу отведу, а то у нас дома даже крошки хлеба нет! Это все какое-то время продолжалось. Он говорит, у тебя сколько детей? Я говорю, у меня двое, вот старшенький, младший с бабушкой, дома остался. Я его реально почти развела. Он мне дал руку, я ему говорю, вот эта линия длинная, долго будешь жить, будешь здоров, только знаешь, с женой живи, а с той не водись! Она тебя не туда уведет. Ему очень понравилось, но он раскусил меня по татуировкам. Сказал, все врешь ты мне, не бывает у цыганок татуировок!"
12. Встроиться в социум
"Мы получили три свидетельства о рождении, это было безумно сложно. Получили справку для Тамары, снилсы, полисы, это было реально долго. Меня стали все время принимать за цыганку. И все время с нами ужасно обращались «нарожали нищету и уголовников», «рожаете, чтобы пособие получали»…. Хотя Тамара, например, ее старшему ребенку 14 лет, она ни дня пособия не получила. Какое пособие, если у них документов нет. Каждый день, когда мы садились в маршрутку, на нас смотрят, заплатим мы или нет. Было очень неприятно, один раз у меня не было наличных, я сказала, можно я вам переведу? Мне сказали, ну конечно, цыганка, что вы там переведете, вы так всегда! И я так плохо почувствовала себя от этого. Нас все время гнали ото всюду, это очень неприятно. Не знаю, почему так. Ощущение, что слишком много пишут негативного в Интернете. И очень мало хорошего. И поскольку есть группа цыган, которые заняты в криминале и попрошайничестве, это распространяется на остальных. А что есть честные, верующие, образованные люди, не знают.
Если говорить про барьер между цыганами и их соседями, то дело ещё в том, что уклад сильно отличается. Они ходят, могут зайти в другую семью, что-то попросить, многие родственники, попросить денег или занять, границы устроены по-другому. Они все время поют, танцуют. Они обожают музыку. Поэтому им тяжело в школе, трудно встроиться в социум."
Сейчас почти весь табор остался без средств к существованию. Там просто нечего есть и даже не у всех есть доступ к воде. Поэтому сегодня, в Международный день цыган я начала сбор средств, чтобы обеспечить семьи самой простой едой, водой и средствами дезинфекции.
Эпилог
"В этом учебном году мы не проводили занятия, потому что практически все дети, с которыми мы занимались в прошлом году, пошли в школу. Я приезжала несколько раз на уроки, разговаривала с учительницей и директором, решала возникающие проблемы, то есть была скорее медиатором/посредником/переводчиком между цыганским миром и обычным. Я помогала покупать прописи, учебники и канцелярию, собирая деньги в фейсбуке. Один раз сходили в театр Ромэн, за что большое спасибо Надежде Георгиевне Деметр, Владимиру Кутенкову, Ксении Трофимовой и Александру Торохову, которые помогли это организовать.
В начале учебного года у меня было много идей и сил, чтобы что-то делать, а потом я к сожалению выпала из процесса. Конечно, мы продолжали созваниваться с цыганами, я ездила в гости, нас с Юрой Чеботаревым приглашали на дни рождения детей. Но на активные действия и борьбу ресурса у меня совсем не было.
А потом вдруг позвонила Тамара и сказала, что умерла Патрина. Патрина это женщина, с которой я познакомилась в самый свой первый приезд в табор. Она не ездила в Москву, не работала, а сидела дома с детьми. Ей было 47 лет. Она очень хорошая, добрая, тихая, никогда ничего для себя не просила, мало рассказывала. Только один раз ее сноха попросила меня помочь сделать ей документы. Я сказала, что сейчас нет возможности, потому что по будням я работаю и учусь, но летом обязательно займусь. «А поскорее нельзя? Патрине лекарства нужны, у нее ВИЧ»
Тогда правда было много проблем и я не подумала, что документы Патрины это самое первое, чем стоит заниматься. И вот звонит Тамара и говорит, что Патрина умерла от СПИДа.
Я чувствую свою вину. Сколько бы прожила Патрина, если бы я отнеслась серьезно и помогла бы ей сделать документы. Или даже просто перепоручила это кому-то. Слишком высока цена ошибки. Вернувшись с поминок, я написала своему другу Арсению Левинсону, который работает в фонде Андрея Рылькова, что предлагаю коллаборацию. Мы встретились рабочей группой, построили план, обсудили тонкие моменты, наметили конкретные шаги, создали гугл-форму, и тут начался карантин. План помочь вич-инфицированным цыганам пришлось отложить. А теперь вопрос стоит просто о том, чтобы помочь табору выжить. Большинство же людей зарабатывали попрошайничеством и мелкой торговлей на улице. Сейчас почти весь табор остался без средств к существованию. Там просто нечего есть и даже не у всех есть доступ к воде. Поэтому сегодня, в Международный день цыган я начала сбор средств, чтобы обеспечить семьи самой простой едой, водой и средствами дезинфекции."
Помочь проекту можно сделав денежный перевод на карту сбербанка: 2202202040134656 Динара Аскаровна К.
Отчет о потраченных средствах будет появляться на личной странице Дины в фейсбуке:
https://www.facebook.com/profile.php?id=100009261099771

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...