Наверх
Герои

Спасти. Нельзя оставить

Как Юлия Кемарская стала зооволонтёром, основала приют для кошек, и почему она это делает
27.12.2021
Она находит дом для тех, у кого почти не осталось шансов на жизнь. В приюте Юлии Кемарской «Рыжий кот» более 160 животных. Но возможно ли спасти каждую кошку? Каждый раз, когда появляется новый «хвостик», Юлия сталкивается со сложным выбором.
Эпизод 1. «Шесть лет на "Ржевке"»
Юлия пятнадцатый год в зоозащите.

В 2007 году Юлия возвращалась с работы. На Финляндском вокзале она увидела, как люди продают у метро бездомных котят в картонных коробках, и забрала одного. Ему три недели, он болеет и не умеет сам есть.

— Искала в интернете, как прокормить малыша, и наткнулась на приют для бездомных животных «Ржевка». Позвонила туда, узнала, как добраться, какие гостинцы привезти кошкам, собакам. Ехала посмотреть, познакомиться.

В 2007 году на «Ржевке» живёт около 300 собак и 100 кошек. Иногда их выпускают на ограниченную территорию на улице. Так, чтобы никто не убежал.

— Когда я проходила мимо вольеров, собаки прыгали на сетки, заглядывали мне в глаза, словно говорили: «Ты же ко мне пришла? За мной?»

Кошки тоже тянули лапы и пытались схватить, удержать Юлию.

— Я всю неделю плакала. Шесть лет каждые выходные ездила на «Ржевку» с подругой Ириной, она тогда училась на ветеринара. Мы гуляли с собаками, помогали пиаром, фотографировали животных, писали посты. Это сейчас масштабно: выставки, группы «ВКонтакте», в Instagram. В 2007 году почти никто не знал о существовании приютов. Чтобы пристроить питомцев, мы давали объявления на столбах и автобусных остановках. Затем я захотела уже свой приют, открыла его, а потом организовала официальный фонд помощи бездомным животным. Так и существуем.
— Почему приют для кошек, а не для собак?

— Я ездила на «Ржевку» именно к собакам. В отличие от кошек, им нужно больше внимания человека. Но я понимала, что в пределах города не смогу организовать собачий приют. Это совершенно другая структура, намного больше трудностей.

— А что с трёхнедельным котенком?

— Продавцы сказали, что это девочка. Через месяц поняла, что котёнок, которого мы уже назвали Машкой — мальчик. Сейчас Машке 14 лет, и вместе с ним у нас дома живет ещё один кот и две кошки. Все подобраны с улицы.
Первый кот Юлии — Машка, 2014 год. Фото: из личного архива Юлии Кемарской
Дома у Юлии четыре питомца, в её приюте «Рыжий кот» более 160 животных, которых нужно кормить, убирать за ними, с кем-то ездить на лечение, заниматься перевозкой кошек из другого города или даже региона.
Эпизод 2. Ни одной свободной минуты
Приют «Рыжий кот» расположен в центре Петербурга, в доме на Большой Подьяческой, в 10 минутах ходьбы от метро «Садовая». Пять длинных комнат, коридор и кухня, везде вольеры, конструкцию которых Юлия придумала сама.
— Там живут кошки, которые ещё на карантине. Те, кто проходит лечение. Например, Фантик, которому после операции на ухо мы даем антибиотики. Котята, их сняли с кондиционера. Дикая кошечка из садоводства. Еще те, кого мы закрываем на ночь, и те, кто никак не уживается с другими животными. Их не выпускаем.

Остальные кошки живут в стае.

— Это как общага. В каждой комнате большие туалеты-домики, миски с водой и сухим кормом. У живущих в вольерах свой комплекс-когтеточка, матрасы-лежанки на каждой полке. Ещё индивидуальные миски с водой, сухим и влажным кормом, туалет.

У Юлии две постоянные помощницы Таня и Элона, которые полностью ее заменяют. И девушки, занимающиеся уборкой — Полина, две Наташи, Ира и Соня.

— Они знают всех кошек по именам, где, что, как стоит и лежит. У нас нет волонтеров, которые «проходили мимо и решили зайти».

Юлия приходит на работу в 8:30. Первая, кто встречает её с порога — белая красавица Бэллочка, главный кошачий администратор. Вместе с ней дежурит Рыжий — возрастной кот с обмороженными лапками. Они живут отдельно от остальных кошек.
Юлия и кошка Бэллочка, 2021 год. Фото: Екатерина Кузнецова
К девяти утра приходят помощницы Юлии. Они меняют воду во всех общих мисках, насыпают сухой корм, дают влажный корм котятам, возрастным кошкам, и тем, кто болеет.

Затем идет раздача антибиотиков животным по назначению врача. Дальше — мытьё полов и уборка всех вольеров.

— В это время вам не мешают кошки?

— Есть постоянные помощники-котята. Пытаются стащить резиновую перчатку, которую ты снял, когда что-то поправляешь. Хватают тряпки, мешки, пока собираешь мусор. Для нас — небольшое развлечение поиграть с ними, повеселиться, потискать их.

С двух до четырех дня в приюте — часы приема гостей.

— Для нас это более-менее свободное время. Мы фотографируем питомцев для постов в социальных сетях, к нам приезжают посмотреть кошек или уже забрать их домой.

Помощницы работают до двух-трех часов дня. К четырём в приюте остается один человек — Юлия или ее заместитель.

— Снова кормлю, подсыпаю наполнитель. И ещё: что бы ты ни делал, постоянно ходишь с мешком в руках, убираешь лотки.

Юлия говорит, что за день в приюте уходит 10 кг сухого корма и 45 кг наполнителя.

— Это очень много. Одному домашнему коту хватило бы 1,5 кг еды и 15 кг комкующегося наполнителя на месяц.

На заключительном этапе Юлия проверяет миски с водой и кормом, опять моет полы, закрывает окна. Смотрит, все ли кошки, которые сидят по вольерам, на месте.

— Если всё в порядке, собираюсь домой. Из приюта обычно ухожу в восьмом часу вечера.

— На ночь кошки остаются одни?

— Это примерно, как дома. Мы же не проводим с кошками 24 часа. Днем тебя дома нет, приходишь к ним вечером. Здесь наоборот. Котики знают режим, и, когда ты уходишь, они уже поели и заваливаются спать. Я убираю что-то последнее, фотографирую их и выкладываю сторис в Instagram с пожеланиями спокойной ночи.
Так проходит обычный день в приюте. Если что-то случается, Юлию заменяют помощницы, а сама она едет спасать котов или организует для этого других людей.
Эпизод 3. Там бы их просто усыпили
В апреле 2021 года Юлия видит в ленте Instagram пост про персидскую кошку Хану, которая живет на помойке.

— На неё невозможно смотреть без слез. Прочитав сообщение, я не поняла, где она территориально находится, написала автору поста.

Оказалось, Хана из Махачкалы. Там очень много породистых животных. Часто люди заводят их, но не стерилизуют. А потом не знают, что делать с котятами. Так многие животные оказываются на улице.

Юлия разместила информацию о персидской кошке в Питере.

— Пока Хану не стерилизовали, было много желающих. Это меня напрягало. Боялась, что кошка попадет в руки к «разведенцам», которые продают котят за пять тысяч на «Авито».

Юлия решила пристраивать стерилизованное животное, интерес пропал. Хана и сейчас живет в приюте.
Кошка Хана, 2021 год. Фото: из личного архива Юлии Кемарской
С тех пор Юлия спасает не только питерских, но и дагестанских кошек. Говорит, что там недостаточно развита ветеринария. Нет рентгена, лабораторий, где можно элементарно сдать анализы. Поэтому врачам очень сложно поставить точный диагноз и назначить животному лечение.

Если кошка травмированная, предлагают провести операцию. Но чаще рекомендуют просто усыпить.

В июне того же года Юлии присылают видео с дагестанской кошкой Ритой. У Риты серьезные травмы головы, сломаны обе челюсти и разорвана щека. На тот момент ей всего пять или шесть месяцев.

— Иногда тебе кажется, что ты уже все повидал. Когда кошку отправляли к нам на самолёте, я первый раз в жизни только на 10-15% была уверена, что она долетит. Решили дать шанс.

Рита выжила. Долетела и была успешно прооперирована. Сейчас живет в приюте с другими кошками и выглядит совсем иначе.

— Очень сложно поверить, что Рита — тот истощенный, искалеченный ребёнок, — говорит Юлия.
Кошка Рита, 2021 год. Фото: из личного архива Юлии Кемарской
Животных из Дагестана привозят в приют и сейчас. Последняя кошечка Адель прилетела в конце ноября. У нее нет половины зубов, а другая половина шатается.

— Ей тяжело есть. Сказали как можно быстрее везти ее к врачу и удалять зубы.

Кошке назначена операция уже на этой неделе. Сначала ездил Фантик, ему оперировали ухо. Теперь очередь этой кошечки.

— Я беру тех, кого другие не берут. У нас много искалеченных животных, слепых, хромых, беззубых, возрастных, диких. Не все приюты хотят кошек, которые могут зависнуть там навсегда. Я стараюсь, чтобы у нас было не помещение с закрытыми клетками, а хоть какое-то подобие дома для них.

Иногда стабильную работу приюта нарушают внештатные ситуации, которые Юлии и ее помощницам нужно срочно решать.
Эпизод 4. Берёшь и делаешь
11 октября 2021 года, 8:30 утра. Юлия заходит в приют и видит воду в коридоре.

Потоп случился ночью, когда никого из сотрудников «Рыжего кота» не было на месте. Во дворе забился люк, а приют находится на цокольном этаже здания.

В воде оказались туалет и коридор, где на тот момент жили Бэллочка, Рыжий и кошка Ромашка. Из пяти комнат с «хвостиками» затопило одну.

— Благо, кошки сидели наверху, на комплексах. Видимо, догадались и оперативно среагировали.

Юлия вызвала аварийную службу. К девяти приехали две помощницы, чуть позже еще одна.

— Мы перекрыли насос и на какое-то время это все прекратилось. Пока ждали аварийку, разделились по двое. Мы собирали воду в ведра совками, мыли полы. Другие девочки чистили лотки и кормили кошек. Даже кран в раковине не могли открыть. Там же все соединено.

Линолеум в вольерах вымок так, что с него лилась вода. Промокли домики, мешки с кормами и наполнителями.

— Спасибо аварийным службам. Они приехали и всё прочистили. Оказалось, что в этот раз кто-то из жильцов дома смыл в канализацию большое махровое полотенце.

В приюте такие проблемы бывают часто. Когда сильный дождь, снег тает, стоки забиваются, и больше всего страдает именно «Рыжий кот».

Случаются и другие неприятности. В июне того же года Юлия и ее помощница заболели коронавирусом.

— Когда мы были вдвоем с Олей (она раньше работала в «Рыжем коте»), нам помогал один молодой человек. Потом оказалось, что он болел коронавирусом и заразил нас. Началось с температуры. Неделю не могла даже встать с кровати.

Помощницы работают не только в приюте, поэтому приходят в «Рыжий кот» посменно, и не могут заменить Юлию, когда она болеет. Несмотря на плохое самочувствие, Юлия и Оля ездили в приют на протяжении следующих двух недель.

— Когда выйти некому, выхожу я. Независимо от того, как себя чувствую. Брала такси и приезжала. Вдвоем с Олей, грубо говоря, ползали.

Какие бы проблемы ни появлялись, Юлия готова с ними справляться.

— Когда всё это делаешь, даже мысли не возникает, ради чего. Ты приходишь в приют, видишь кошек, которые к тебе попадают больные, хромые, голодные, отмороженные. Смотришь, какие они сейчас, и думаешь: «Блин, как классно». Я получаю колоссальное удовольствие от того, чем занимаюсь. Ты понимаешь, что можешь помочь, и это в твоих силах. Берешь и делаешь.
Юлия и кошка Маруся, 2021 год. Фото: Екатерина Кузнецова
Эпизод 5. Куда уходят деньги
Ни кошачьи травмы, ни потопы, ни коронавирус не сравнятся с негативом, который обрушивается на Юлию от некоторых людей. Тех, которые не имеют представления о том, как реально живет приют.

В начале декабря 2021 года в Петербурге и Ленобласти стояли сильные морозы — до -30°. В одном из садоводств нашли бездомную кошку с откушенным хвостом. Возможно, беременную.

— Я делала репосты, списывалась с девочками. Поняла, что никто не хочет ехать в пустое садоводство по этим сугробам, и кошка там так и сгинет. Стала просчитывать варианты: клиника, домашняя передержка. Попросила в интернете помощи у автоволонтеров.

Кошку вывезли из садоводства, и сейчас она находится в стационаре на лечении.

— Когда люди узнали, что я взяла это животное, у меня стала разрываться личка «ВКонтакте» и в Instagram от одинаковых сообщений: «Заберите». Только за вчерашний день 25 таких получила.

Сейчас приют «Рыжий кот» переполнен: более 160 «хвостиков», некоторые даже живут в вольерах по двое.

— Ты пытаешься человеку объяснить, что мест нет, и тут же прилетает оскорбление: «Ага, теперь всё понятно. Вы этот приют содержите, только чтобы собирать деньги. Вы все мошенники». На такое я предлагаю приехать к нам и посмотреть, на что тратятся деньги в приюте.

«Рыжий кот» живет только за счет пожертвований. Юлия открыла официальный фонд помощи бездомным животным. От имени приюта она выкладывает в социальных сетях посты, где просит перевести посильные суммы на лечение конкретного кота, оплату кормов, аренду помещения. «Плюс на Сбер» — самый частый комментарий.

В группе приюта «ВКонтакте» около шести тысяч подписчиков, в Instagram — почти две, и погасить долги обычно удается. Каждый раз Юлия публикует все чеки и реквизиты. Люди видят, на что именно уходят их пожертвования.

— Если животное попадает в приют без хронических болезней, ему нужны, во-первых, капли от блох и от глистов. Первая обработка — комплексная. Одна пипетка стоит 500 рублей. Затем — вакцинация. Любое животное вакцинируется дважды. Одна вакцина стоит 300 рублей. Это мы, как приют, покупаем со скидками. Дальше идёт обработка от глистов. Стоимость зависит от препарата — одна таблетка от 300 до 500 рублей. Плюс кастрация, стерилизация. У меня подруга работает ветеринаром, делаем в приюте и платим только за расходники — 500 рублей.

В ветеринарных клиниках без скидок цены намного выше. Вакцинация стоит около 1 500 рублей, прием врача и стерилизация — от 5 000 рублей.

— Часто кошка попадает в приют оголодавшая. То есть корм нужен не только сухой, но и влажный. Мы забираем кошек из садоводства, когда уже сильные морозы. Животные простывают. Даже если не нужен стационар, приходится лечить в приюте. В лучшем случае — давать антибиотики. Упаковка таблеток стоит в районе 400 рублей.

Юлия говорит, что из садоводства забирает часто не одного кота, а нескольких.

— Я даю согласие на одну кошку, но каким-то волшебным образом получается, что привозят двоих, троих, четверых. Слёзно просят забрать. Ты видишь их и понимаешь, что если скажешь: «Я не возьму», они окажутся на улице.
Посмотрев в глаза этим кошкам, я не могу сказать: «Нет»
Эпизод 6. Дело для души
— Почему вы это делаете?

— Обычно я не задумываюсь. Хочется иногда сделать мир лучше, добрее. Попытаться изменить в эту сторону то, что тебя окружает, рядом с тобой находится.

Когда видишь результат своего труда, фотографии «до/после», а потом снимки, когда животное становится домашним, это дорогого стоит. Ты реально видишь результат. Слова благодарности от хозяев, которые забирают у тебя кошку, а потом присылают фотоприветы. Это настолько заряжает энергией, придает сил.

Если случилось непоправимое, например, ты пытался спасти животное, но не смог, в такие моменты опускаются руки. Хочется куда-то заныкаться, заплакать. Думаешь: «Ну невозможно, наверное, спасти всех». В такой момент все-таки спрашиваешь себя: «Ради чего?».

Но это быстро проходит. Тебя как-то стараются поддержать окружающие, девчонки, с которыми вместе работаешь. Они напоминают, ради чего.

Всю жизнь я работала офисным сотрудником. Там очень сложно отследить результат труда. Я задавалась вопросами: «А чего ради я провожу в офисе пять дней в неделю с девяти утра до семи вечера?». Да, ты выполняешь план, получаешь бонусы. Но нет морального удовлетворения.

Я всегда хотела заниматься тем, что делаю сейчас.

У нас в обществе еще существует такое мнение. Некоторые люди думают, что кошками занимаются в основном женщины, у которых не сложилась личная жизнь. В моем случае это очень спорно — замужем, у меня взрослый ребенок, на старой работе все было хорошо.
То, чем я занимаюсь сейчас, это для души. Именно для души.
Эпизод 7. Финал
В 2007 году Юлия Кемарская забирает домой бездомного котенка. Пытаясь узнать в интернете, как его прокормить и вылечить, она находит сайт приюта для животных «Ржевка». Когда Юлия приезжает туда, ее жизнь меняется.

Шесть лет она ездит помогать на «Ржевку» как волонтёр, а в 2013 году решается создать свой приют «Рыжий кот». Сейчас в приюте у Юлии более 160 кошек. Она спасает их с улицы, заводов, садоводств. Даже из Дагестана. Едет сама или организует для этого других волонтеров.

Довольно сложно руководить приютом. Юлия каждый день должна справляться с рутинным уходом и уборкой за кошками, и при этом быть готовой к непредвиденным ситуациям. Будь то потоп или даже коронавирус у нее и ее помощниц.

Приют живёт исключительно на пожертвования обычных людей. Поэтому Юлия часто обращается к другим с просьбой оказать посильную помощь «Рыжему коту» на лечение, уход, корм, перевозку животных, арендную плату.

Приют настолько переполнен, что для Юлии взять каждого нового «хвостика» — настоящая проблема. Она должна сделать сложный выбор. И каждый раз, заглядывая кошке в глаза, Юлия понимает, что животное нужно спасти и нельзя оставить.
Юлия и один из трех котят, вывезенных с завода 14 декабря 2021 года. Фото: Екатерина Кузнецова

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...