Наверх
Репортажи

Сертификат на Донбасс

Как и зачем Россия признает непризнанное?
16.12.2021
Россия признала сертификаты соответствия на товары из непризнанных республик Донбасса. Некоторые уже даже торопятся назвать это первым шагом к признанию самих республик. Чем вызвано это решение — политикой или экономикой, как оно поможет республикам и в чем здесь выгода для самой России? Пробуем разобраться в новом материале «Репортёра». 
По Артема, главной улице Донецка, проезжает огромный грузовик с металлоломом и, громыхая железяками в кузове, сворачивает на проспект Богдана Хмельницкого. Зрелище это странное во всех отношениях — движение грузового транспорта по главной улице запрещено, и никакого металлургического производства в той стороне, куда едет машина, попросту нет. Разве что водитель не местный и сейчас свернет налево, в направлении метзавода, грубо нарушив еще несколько правил дорожного движения сразу.
 
«Вот, об этом ты сейчас спрашивал!, — таксист Серега выплевывает сигарету и показывает пальцем вслед машине, — Кому-то можно все, а кому-то @#$!».

Серега парень простецкий, по виду из тех, кто «не бухает только по праздникам», и от скуки вываливает о себе все. После школы не стал никуда поступать, подался «не работать, а зарабатывать» — устроился в пункт приема металлолома. Не сказать, что очень легкие, но быстрые и вполне приличные деньги. Наличными на руки и каждый день, плюс небольшая официальная зарплата на карту и возможности что-то «намутить» лично для себя — бухать после работы, рано или поздно, начнет кто угодно. «Лафа» закончилась с началом войны — все пункты приема металлолома закрыли, чтобы, в отсутствие внятного заработка, не растащили-распилили все, что можно — пришлось подрабатывать чем придется.
 
«Оптовый рынок «Господар» (хозяин, - укр.) на Горловской трассе знаешь?, — Серега кипятится так, как будто рассказывает мне эту историю не впервые, — Я что ли ангары до фундамента спилил? Местный кто-то к ним на «передок» (передний край боестолкновения) под пулями с болгаркой прополз? Кому надо — у тех заводы металл вагонами примут. А как алкаши с мусорников спинки кроватей тянут или мы батареи после ремонта — так дулю нам...»
Разговор, правда, был совсем не об алкашах и металлоломе, а о жизни в городе и изменениях в Донбассе вообще. Но тут Серега прав — изменения есть, и машина ржавого железа, заплутавшая в центре города, просто один из их символов.

Месяц назад президент Путин подписал указ «Об оказании гуманитарной поддержки населению отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Россия временно (с обтекаемым уточнением «до окончания конфликта») признает сертификаты соответствия, выданные на территориях ЛНР/ДНР и снимет взаимные квоты на экспорт/импорт. Это должно значить две вещи. Во-первых, товары из Донбасса допустят к российским госзакупкам. Во-вторых (но это не точно), изменятся торговые квоты на ввоз российских товаров в сам Донбасс, который до этого существовал по правилам таможенных соглашений Россия-Украина. Эту тему президент поручил проработать правительству в месячный срок, и, как раз сегодня-завтра, мы должны узнать, что изменится на самом деле. Многие надеются, что увеличение квот приведет к снижению цен на территории республик, где цены на одни и те же потребительские товары (бытовая техника, одежда и т.п.) зачастую в 1,5-2 раза выше, чем в соседней Ростовской области. Но оптимизм разделяют не все.
СМС с предложениями работы на металлургических комбинатах приходят на номера местных мобильных операторов пару-тройку раз в месяц. Фото: Сергей Волошин
«Это все не для нас — это для Юрченко», — несколько бывших донецких журналистов формулируют мне эту мысль, каждый своими словами.
 
Евгений Юрченко в мае этого года сменил бывшего украинского «младоолигарха» Сергея Курченко на неформальном посту «главного инвестора ДНР и ЛНР» — возглавил вновь созданный на базе производственных предприятий Донбасса Южный горно-металлургический комплекс (ЮГМК). Эта структура заменила скандальный «Внешторгсервис» Курченко, против которого республиканские власти уже были вынуждены вводить санкции — арестовывать сырье и готовую продукцию до выплаты зарплаты работникам, взыскивать налоги и т.п.
И, надо сказать, эффект стал заметен сразу. С небольшой оговоркой — предприятия под управлением «Внешторгсервиса» на старте тоже показывали внушительные результаты на фоне предыдущего вынужденного простоя. Тем не менее, за лето ЮГМК удалось запустить 7 фактически законсервированных до этого металлургических комбинатов, погасить все долги по зарплатам и начать наращивать объемы производства такими темпами, что уже осенью в республиках заговорили о нехватке угля и необходимости импорта из России. Это при том, что открытие новых лав и добыча на угольных предприятиях не прекращалась даже во время боевых действий.
 
Уже несколько месяцев во всех крупных супермаркетах каждые пять минут крутят рекламу — требуются шахтеры всех специальностей. СМС с предложениями работы на металлургических комбинатах приходят на номера местных мобильных операторов пару-тройку раз в месяц. Интереса ради, звоню по телефону. Такое ощущение, что если я проговорюсь, где нахожусь — за мной прямо сейчас вышлют машину и отвезут в отдел кадров.
Местные «всезнайки» из числа бывших журналистов и общественных деятелей утверждают, что Юрченко находится чуть ли не «на посылках» лично у Путина, и его профиль — возрождение депрессивных регионов. Три он уже возродил в самой России и теперь «послан к нам с особым поручением», прямо как в пьесе Гоголя.
 
Но связан ли как-то президентский указ с ЮГМК и Юрченко — почему он появился именно сейчас? В околовластных кругах республик, например, считают это еще одним шагом последовательного процесса негласной интеграции Донбасса в Россию (при официальном курсе возврата в Украину в рамках «Минских соглашений»). Там, где нет «обязаловки» транслировать единую официальную позицию, звучат мысли гораздо разнообразнее.
Во-первых, сейчас мировой рынок переживает длительный период рекордного спроса (высоких цен) на металл и металлопрокат. Это во многом способствует удержанию на плаву экономики Украины на протяжении уже нескольких лет. А вокруг сверхприбыльной (по крайней мере сейчас) металлургической отрасли в Донбассе исторически завязано все — инфраструктура, трудовые ресурсы и т.п. Как утверждают в интернете эксперты разной степени авторитетности, официальные и не очень, суммарно республики способны покрыть около 15% потребностей российского рынка металла. О точной цифре можно дискутировать, но все мы знаем из новостей, что до этого Россия десятилетиями вводила антидемпинговые ограничения против продукции донбасских предприятий для защиты собственного производителя. А до начала боевых действий Донбасс давал продукции на 20-25% всех валютных поступлений Украины — неплохая подпитка для российской экономики в условиях общемирового кризиса и заметного роста количества внутренних инфраструктурных проектов. 
Донбасс — очень удобная производственная площадка. Фото: Сергей Волошин
Во-вторых, Донбасс очень удобная производственная площадка. И не только за счет развитой инфраструктуры и налаженных производственных процессов, которые надо только восстановить. Донбасские республики не признаны в мире и находятся за рамками всех общемировых договоров и соглашений, в том числе и климатического. Что для непризнанных, воюющих государств важнее — загрузка заказами градообразующих предприятий или экологические ограничения от сообщества, которое их не признает? Да и ограничиваются ли производственные возможности ЛДНР только металлургией? Есть же еще химия (например, всемирно известный концерн Стирол), сельское хозяйство и т.п. «Наши предприятия могут осуществить эффективное импортозамещение на российском рынке целого ряда зарубежных товаров, которые сейчас не производятся в России, но могут изготавливаться с минимальными капиталовложениями в ДНР и ЛНР», — утверждает глава ДНР Денис Пушилин. Вопрос только в легальном доступе на внешние рынки.

Вот тут-то и начинается «в-третьих». До признания донбасских сертификатов товары из ЛНР/ДНР на российский и другие рынки тоже поступали. Всякими правдами-неправдами, с помощью разных «схем» — по украинским квотам и через посредников, которые различными способами обеспечивали их легализацию. Признание сертификатов, с одной стороны — очевидный плюс. Чем меньше на пути к потребителю «прокладок», тем больше денег получит производитель, а это и налоги с зарплатами, и модернизация. С другой стороны, весь этот экономический эффект коснется только сотрудников самих предприятий и бюджетников. Обычные люди почувствуют изменения только косвенно — в виде общего оживления внутреннего рынка товаров и услуг. Появляются дополнительные возможностей заработка, но и неизбежно растут цены. Внутренний рынок республик, а до недавних пор (пока не отменили таможни между ними) это были два обособленных рынка, устроен таким образом, что стабильнее всего себя чувствуют военные и бюджетники, зарплаты которых регулируются централизованно. И каждое их повышение влечет за собой рост тарифов на услуги ЖКХ и т.п. примерно в таком же объеме. Но коммерческий сектор, особенно малый бизнес, свои зарплаты вынужден регулировать самостоятельно. Для него официальное признание продукции и внешний рынок – вопрос второй. Сначала товар или услугу нужно, условно говоря, «произвести». На первом месте доступ к дешевым товарам, сырью и кредитам.

«Я тебе говорю – заводы запустили, значит активность пойдет, деньги будут… Тут главное вовремя подсуетиться, пока все конкуренты еще не проснулись. Пара человек, которые готовы для старта денег дать, у меня уже есть…», – Андрей по виду типичный прожектер, но в грядущие изменения верит истово и буквально «вербует» меня в союзники по открытию нового бизнеса, с направленностью которого он сам еще не определился, то ли клуб, то ли кафе.
 
«Люди, которые дадут денег» — это такая вынужденная местная специфика. Банковская система отрезана от мира, единственный банк кредиты не выдает. Только недавно появилась услуга овердрафта по банковским картам, но это совершенно не те деньги. Что-то в этом направлении, конечно, пытаются делать. В ДНР, например, открывается республиканская лизинговая компания. Она будет финансировать покупку сельскохозяйственной техники. Но все это специфика и масштабы для большого бизнеса. Те, кто поменьше, выкручиваются как могут– некоторые, не мудрствуя, открывают в соседней Ростовской области российское юрлицо.
 
Понятно, что в гуманитарном смысле президентский указ для республик меняет многое – возможность зарабатывать вместо финансовых вливаний, удочка, а не рыба. Собственную выгоду Россия в этом симбиозе тоже не упустит, в том или ином виде. Легко просматриваются даже двусмысленные политические сигналы партнерам по «минскому процессу» – не то повышение ставок в игре, не то объявление о ее прекращении. Непонятно пока только, как это скажется на обычных людях ЛДНР (не бюджетниках) и коммерческом секторе. Совместить хорошие официальные новости об интеграционных успехах с ценами на прилавках, где картошка стоит дороже яблок, а повысить себе зарплату можно только подняв цены для всех остальных, будет очень непросто. Как минимум, потребуется эффективная программа господдержки малого и среднего бизнеса в новых условиях. Этим вопросом придется озаботиться всерьез, иначе республики будут продолжать терять всех, кто работает не на государство – буквально в 100 километрах, по ту сторону границы и блок-постов — возможностей, стабильности и перспектив побольше и, главное, нет войны.

В Донецке, в районе парка им. Щербакова, рабочие расчищают железнодорожные пути, ведущие к металлургическому заводу. Этими колеями никто не пользовался с 2014 года. На противоположной стороне ветки давно не работающий Донецкий ж/д вокзал, все подъезды к которому проходят вплотную к зоне боевых действий. Сама ветка использовалась только для маневров заводских электровозов, если транспортный узел завода заполнен вагонами. Вряд ли в последнее время прибавилось перспектив ее использования по прежнему назначению, и заводские пути сейчас не то чтобы забиты вагонами – но это явно на перспективу. Картинка в высшей степени символична для неподконтрольного Донбасса – еще неизвестно, что конкретно изменится завтра, но лучше быть наготове уже сегодня…На восьмом году войны любые перемены уже воспринимаются лучше чем их отсутствие...
 
Пока я дописываю эти строки, в телефон приходит очередное СМС – завод расширяет производство, требуются наладчики станков…

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • Iv
    @Ivan_Sivko
    4 months ago

    Сразу заказухой запахло))) вы уже потеряли Донбасс — смиритесь!