Репортажи

На приеме

Сибирский вариант общероссийского исследования про терапевтов
01.12.2016
Терапевт — это врач, который стоит на входе в систему бесплатного медицинского обслуживания. К нему попадает любой, обратившийся в районную поликлинику. От его действий и решений зависит, какая именно помощь будет оказана пациенту, он назначает анализы и обследования, решает, к какому специалисту направить и в каком учреждении будут происходить процедуры. Во многом от его действий зависит успешное лечение.
Конечно, каждый врач хочет помочь всем, кто к нему обратился. Но не стоит забывать, что человеческий фактор играет свою роль и в отдельных случаях терапевт может сделать даже больше, чем от него требуется. А ещё нужно помнить, что от поведения пациента зависит эффективность лечения. 
Поэтому редакция «Настоящего репортажа. Сибирь» решила выяснить, как помочь терапевтам помочь нам.
Мелочь, а приятно
Бумаги, бумаги, бумаги. Зарема Асалеевна Казумова, заместитель главного врача по экспертизе временной нетрудоспособности районной поликлиники г. Железногорска-Илимского, отодвигает их одной рукой, а второй раскладывает в ряд три мобильных телефона.
– Люблю опрятных пациентов, хотя не всякий пойдет, скажем, в душ, если чувствует себя плохо, – говорит Зарема. – И, конечно, тех, кто понимают, что врачи тоже могут быть заняты, умеют сдерживаться, дожидаться очереди без споров в коридоре. Крики очень мешают работать: создают лишний стресс. Но мы с медсестрой стараемся создать приятную атмосферу, чтобы больной не замыкался в себе, ведь тогда ни анамнез собрать, ни помочь не получится. Утомляют ленивые пациенты. Например, у меня гипертоники должны вести дневник артериального давления, чтобы четко определить, от чего чувствуют себя лучше или хуже. Некоторые забывают, некоторые просто не делают, и приходится в текущий момент мерить. А единичные показатели от приема до приема мало что дают. Я стараюсь про своих пациентов знать все и сразу вижу, если кто-то скрывает, что употребляет, например, острое или алкоголь. Некоторые записывают, во сколько едят, лежат, сколько ходят. Мелочь, а приятно – помогает оценить эффективность лечения.
За ней умывальник, все стерильно, даже за окном белизна. Едва заметная бледность лица выделяется на фоне больничного халата.
– И, конечно, гораздо легче работать с оптимистичными пациентами, – продолжает Зарема. – С депрессивными порой до ужаса тяжело: долго успокаиваем, разговариваем, выписываем препараты (в пределах своих полномочий), в крайнем случае, перенаправляем к психиатру. Для эффективного лечения нужно избавляться от стресса, в себя верить. Например, был у нас молодой человек с раком желудка на последней стадии. Врачи уже не надеялись на улучшение, а он каждый раз на приеме говорил: «Я все равно выживу». Принимал препараты допотопно, минута в минуту, начал путешествовать, к шаманам в Улан-Удэ ездил. Выжил, сейчас стадию меняем. Общение – важная часть лечения, не только таблетки и наставления: «Соблюдайте диету, режим, гуляйте каждый день». Мешает, если врут: «Я сдал анализ, я принял таблетку». А спрашиваешь, во сколько – путаются.
– Может, скрывают, потому что не хватает денег на лекарства?
– Может, но обычно мы стараемся помочь. Например, людям с тяжелыми заболеваниями, вроде диабета, но без инвалидности, то есть и без льгот, выписываем лекарства по шифру 715. С ним пациент получает 50%-ую скидку на сахаропонижающие или препараты от бронхиальной астмы. Так лучше, чем ему в аптеке посоветуют дешевые, но не действенные аналоги. В крайних случаях пишу в рецепте лекарства нового поколения, потому что оно все-таки эффективнее, а в скобках добавляю чуть устаревшие, но с меньшей ценой, ведь не у всех есть средства. Бывает, что молодые врачи тайком сами покупают лекарства бабушкам, чтобы те лечение не прерывали и рецидив не заработали. В ноябре в хирургическом отделении лежала пенсионерка. Все лекарства выписывали бесплатно, кроме гепариновой мази. Сама она купить не может, ведь одинокая, без детей. Пришла к своему врачу, честно рассказала, что денег нет. А он видит, что с мазью боли быстро пройдут, поэтому сам купил ей. Веление души. Таких мало, но они есть.
Зазвонил телефон.
– Извините, я ведь еще и на экстренных вызовах работаю…
В коридоре осмотра дожидается еще десять человек, хотя, согласно новому приказу, замы не могут брать больше 0,25 приема – пять пациентов в день. Что делать с остальным – вопрос уже не врачебный.
– Больше брать нельзя, но я ведь не могу осмотреть пять человек, а остальным сказать «До свидания», – пожимает плечами Зарема. – Приходит и десять-пятнадцать, а когда и сорок, всех принимаю. Вообще, терапию я больше люблю. Конечно, замовское, – врач берет бумаги и сначала хочет бросить на стол, но потом аккуратно складывает стопочкой, – тоже полезно, кому квотой помог, кому больничным. Но врачевание для меня главное, административная работа – просто зарабатывание.
Елена Трухан, Железногорск-Илимский 
Доверяй и проверяй 
В коридорах больницы толпится много народа, день выдался морозный, поэтому большинство в головных уборах. Гардероб работает исправно, но шапки там не принимают. В кабинете терапевта, меня немного ослепило: освещенное помещение, светлая мебель и белый халат.
– Люди – разные, пациенты – разные, - начинает разговор Галина Дамдинова, врач-терапевт консультативно-диагностической поликлиники Республиканской больницы им. Семашко.– Но всегда настороженные, особенно пожилые. Молодые приходят на прием уже подготовленными, интересуются, задают вопросы. Видишь в глазах понимание. А с пожилыми людьми сложно зачастую, они эгоистичные и недоверчивые, но стоит их разговорить, дать время подумать, как они меняются. Пациент должен доверять врачу, к которому он обратился за помощью. То есть все должно быть основано на доверии к врачу.
У Галины внушительный стаж – 37 лет она проработала участковым терапевтом в сельских районах Бурятии, чаще отдаленных. Ей приходилось делать сложные операции, принимать серьезные решения. Занималась патологией беременных, а это значит, что тебя могут послать в любое время дня и ночи в другой конец деревни или села. Но даже тогда недовольных не было, все понимали и проникались.
– Когда ко мне приходят с большим списком выписанных лекарств, я стараюсь определить первостепенную необходимость, – продолжает Галина. – А уже потом все остальное. Сейчас назначают много лекарств,а кто подумает о желудке? Радует то, что все читают аннотации к ним.
В поликлинике Галина Дамдинова имеет дело также с профосмотром, через ее руки проходят работники здравоохранения, с которыми, считает врач, еще сложнее:
– Врачебная среда в плане здоровья наиболее уязвимая категория людей. Все консультации им приходится проходить на ходу, второпях. Врачи же еще все и сами знают, а болеть вроде как стыдно. Раз знают, значит, вроде, как и не должны. Вообще я считаю, врач должен начать с себя. Если врач, сам с брюшком, советует похудеть, ну кто же его послушает? – вот я о чем.
По словам Галины, последнее время врачей сильно ругают, работать стало тяжелее. Сейчас многие врачи уповают на инструменты и гаджеты, что усыпляет их интуицию, они перестают слушать, слышать и чувствовать.
«Ведь кто такой терапевт?» – кидает мне словно наживку напоследок Галина. И сама же на него отвечает:
– Терапевт же он как психолог. Психосоматика очень важная вещь. На западе сразу бегут к психотерапевту, а у нас к врачу – участковому терапевту, с болями, вопросами, где-то нужно просто выслушать. А у нас с пациентом общаться некогда, в среднем 15 минут на одного пациента рассчитано, опять-таки это негласно. Обычно мы тратим больше времени, чем планируем. Потому что при назначении лечения, при первичном осмотре я пытаюсь выяснить причину, задать вопросы, типа: «Что вы делаете для себя, для сохранения здоровья?». Терапевт, смотрит в общем смысле, но должен видеть, что пациент доверяет врачу.
Стук в дверь. Заглядывает Эржена Цырендоржиева, терапевт, эксперт клинико-экспертного отдела, заслуженный врач Республики Бурятия. Видно, что торопится и времени мало. Поднимаемся в кабинет, «где нам никто не будет мешать», в другом здании.
С вопросом как пациенту общаться с врачом, возникает пауза.
– Главное обоюдное доверие, выполнение всех назначений лечащего врача, соблюдение пациентом комплекса, – перечисляет Эржена Цыденовна. – Конечно же, врач должен внимательно выслушать пациента и придерживаться негласного принципа «пациент всегда прав». Желательно долгосрочное наблюдение за пациентом, что возможно осуществить участковым терапевтом при нормальной укомплектованности поликлиники.
Спрашиваю, а что еще может способствовать процессу лечения?
– Ну, - говорит она, – сарафанное радио может иногда сработать, рекомендации знакомых. Но без отношения и желания пациента невозможно что-то изменить. Пациенту нужно выполнять предписания врача, а если пациент приходит скептически настроенным, то ему следует изменить свое отношение. Все-таки пациент пришел за помощью, и ждет ее от врача. Лично для меня, – продолжает Эржена, – пациент в первую очередь не должен критиковать других врачей и негативно отзываться о других специалистах, моих коллегах.
Но тут Эржена Цыденовна, замолкает, сказанное заставляет ее задуматься на минуту.
– Может быть, это тактика пациента такая, мол, вы-то лучше знаете, опытнее, – смеется она. – Но мы то все сразу понимаем. Все-таки терапевт лечит не болезнь, а пациента. Лечить наша работа.
Особых правил в лечении нет. По мнению Эржены Цыденовны, пациенты – равнозначны, кто-то требует большего внимания в силу тяжести состояния, сложности курации, неясного диалога. Могут возникнуть и какие-то личные человеческие симпатии, но на отношение и качество лечения это никак не влияет.
Я спрашиваю про возможности интернета для врачей. Приходят ведь пациенты, которые начитавшись статей или насмотревшись сериалов, знают больше врача.
– В интернете нет ничего плохого. Это реалии нашего времени. Для общего понимания и Википедии достаточно. Из разговора становится понятно, с чем пришел пациент, если он честный и открытый. Мы можем найти общий язык с любым.
Эржена Цырендоржиева отмечает и важный факт это не только современные коммуникационные возможности, но также традиционная медицина и восточная ментальность. Бурятия – это регион, восточная медицина и традиционные медицинские практики работают в тандеме и вот тут выбор за пациентом. Здесь соседствует и достижения современной медицины, и природные лечебные факторы, методы тибетской медицины. Пациенты могут сходить за травками и пилюлями к эмчи-ламе (бур. «врач»), ведущему собственную практику при буддийском храме и одновременно обратиться за лечением в больницу. Возможно для того, чтобы сделать выводы самостоятельно. По личному опыту Эржены Цырендоржиевой, это все можно гармонично сочетать, что и делают местные жители. 
Мария Хантунова, Улан-Удэ
Материал подготовлен творческой мастерской «Настоящий репортаж». Полный текст можно прочитать здесь: http://les.media/articles/364380-razgovor-s-terapevtom-for-landing.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • @ЧерновАртём
    10 months ago

    у нас в ленте 2 разных статьи с одним названием.
    хорошо ли это?
    может быть как-то маркировать - Часть 1, Часть 2?