Интервью

Балансируя над.

Почему современный музей ищет свое "лицо"
10.11.2016
Сегодня современный музей ищет свое лицо, меняются способы подачи материала, меняются сами посетители. Своеобразным «поиском себя» стала популярная общероссийская акция «Ночь музеев». Мы поговорили с опытным музейным работником (который достаточно смело рассказал о своих мыслях) и узнали, каким же должно быть «хранилище истории» в наше время, и как ему найти баланс между классикой и шоу.
Сегодня в музее меняются способы подачи материала. Ставится под сомнение даже необходимость наличия святая святых – подлинных артефактов. 
Татьяна Мосунова – завотделом по связям с общественностью Свердловского областного краеведческого музея, по совместительству экскурсовод-фрилансер. Работает там более 20 лет. «В музей я пришла после школы и как-то прикипела, – говорит Татьяна про свой стаж, а потом добавляет, – Моим увлечением стало проведение экскурсий по Екатеринбургу и Свердловской области. Это здорово заряжает энергией. Когда показываешь людям, казалось бы, привычные и знакомые места, то будто открываешь их заново для себя».

– Что сейчас происходит в музейной среде?

– С того времени, когда каждый ребенок заучивал стишок «Я поведу тебя в музей! – Сказала мне сестра», в стране произошли большие перемены. Сейчас музей ищет свое лицо. Историческому (краеведческому) музею это в значительной мере сделать сложнее, нежели художественному. Художественный – строится на эмоциях. Когда приходишь в него, то почти наверняка тебя зацепит какое-то переживание. Конечно, произведения художника могут не понравиться, но ведь и это эмоция, это уже какой-то контакт. Историческому музею, который на протяжении многих лет был очень дидактичен, в этом смысле труднее. Часто экспозиция строится отстраненно, посетитель в ней только созерцатель. 
Сегодня в музее меняются способы подачи материала. Ставится под сомнение даже необходимость наличия святая святых – подлинных артефактов. А ведь это не могло прийти в голову еще десять лет назад. Сейчас, например, популярен проект «Живые полотна». Его появление было встречено в музейных кругах крайне неоднозначно. Многие рассуждали: что это? Искусство, не искусство? А кассовые сборы у первого проекта были просто потрясающие, тогда как в классический музей очереди не выстраивались.


Татьяна дает очередную экскурсию. 
– Каким должен быть музей XXI века?
– Сейчас баланс между классикой и шоу в деятельности музеев происходит не всегда в пользу музеев, ведь большинство из них не готовы обеспечить качественное, постоянно меняющееся представление. Этот процесс можно сравнить с хорошим макияжем. Накладывая его нельзя забывать о чувстве меры. Если пренебрегать краской, надеясь на натуральную красоту, рискуешь остаться незамеченным, но, если переборщить – можешь оказаться вульгарным. Вот и музей, не желая замечать изменившихся потребностей посетителей, может стать тихой мышкой, или, стремясь соответствовать современным запросам, скатиться в вульгарность.

– Послужила ли акция «Ночь музеев» их популярности?
– Как это ни парадоксально, но нет. Хотя, ее проведение привело к переменам. Изначально целью акции было привлечение внимания к деятельности музеев. До этого времени праздновали только День музеев, но это торжество было, скорее, внутренним, корпоративным. Затем решено было открыть двери хранилищ вечером. Помнится, что первые «Ночи» сотрудники работали только пару часов после официального закрытия.
Сейчас с помощью этой акции проявляется самая большая проблема: встреча музея и посетителя. Современный человек, привыкший к ярким краскам, удовлетворению своих запросов, вольно или невольно переносит этот полученный опыт и на музей. Он хочет и здесь найти продукт, который сможет самостоятельно употребить, и стать активным участником акции. Так что, несмотря на то, что музейные сотрудники лишились своего тихого корпоративного торжества, они многому научились, а «Ночь» с ее огромным количеством участников показала, чего ждет сегодняшний посетитель. Вообще у акции есть замечательная функция: она смогла перешагнуть политические и национальные границы и объединить всех людей. Это радость в чистом виде. 
Собственно, каждый музей в провинции появлялся как плод любви. Любви к своей истории, односельчанам, природе. 
– Музеи – привилегия не только больших городов, они нужны и маленьким поселениям?
– Без них мегаполис точно трудно представить. В маленьких городках в музеях обычно нет ультрасовременной экспозиции, большинство из них застряло в 1980-х, но чаще именно это и умиляет приезжих. Сейчас музеи, особенно в малых городах, это еще и туристические вешки. У многих людей есть желание попутешествовать. Далеко не все желают шагать по лесным дебрям с рюкзаком, большинство хотят любить родину из комфортабельного автобуса. Для путешествия должна быть какая-то цель. Чаще всего это и есть посещение музея. Приехал в новое место, посмотрел музей – можно поворачивать обратно.
Для местных жителей музей – это все равно, что пухлый семейный фотоальбом, который может быть и не всегда вытаскивают, но знают, что там вся история рода хранится. В маленьких городках он – место общения, там он служит объединению людей. Собственно, каждый музей в провинции появлялся как плод любви. Любви к своей истории, односельчанам, природе. Наверное, это и есть его основная миссия – рассказывать о любви. Если где-то появился музей, то, значит, был человек, который очень сильно что-то любил. 
"Современный человек, привыкший к ярким краскам, удовлетворению своих запросов, вольно  или невольно переносит этот полученный опыт и на музей".
– Современные посетители, кто они?
– Сегодня среди публики, которая ходит в музеи, прослеживаются два тренда. Есть люди, которые посещают центры современного искусства, галереи, модные выставки, но им и в голову не придет посетить, например, Краеведческий музей. Это не их формат. Есть и те, кто не понимает изыски современного искусства, не готов к нему, и при всех недостатках классического музея идет на выставки, посещает экспозиции именно там. Иногда эти аудитории заходят на территорию для себя несвойственную. Так, например, произошло во время биеннале современного искусства, когда выставку в гостинице «Исеть» посетило множество адептов классической музейной модели. В свою очередь, когда в Краеведческом показывали «Революцию в искусстве» (выставку произведений величайших художников XX столетия), порог музея не погнушались переступить те, для кого классического музея не существует. Компромиссной площадкой для всех аудиторий в нашем городе стало открытие Ельцин-Центра. Он сразу мощно стартовал. Достаточно понаблюдать за теми, кто его посещает. Уже несколько месяцев не ослабевает поток посетителей музея, не пустуют и остальные площадки. 

– О театральном мире любят рассказывать байки, а как с музеем?
– Когда слышишь подобный вопрос, то сразу приходит на ум, что история должна быть из какого-то золотого фонда, под стать бажовским сказам, а ничего в голову не приходит. Если хотите, то вот зарисовка из музейной жизни, которая произошла примерно лет пятнадцать назад. В моде тогда еще были пейджеры, передать информацию по этому устройству можно было, позвонив оператору компании. Так вот, заходит экскурсия – ребята старшеклассники. Два парня решили покрасоваться перед девочками, небрежно кидают: «Где здесь у вас можно сбросить на пейджер?», а старушка, работающая в гардеробе, уверенно отвечает: «Туалет прямо и направо». 
Еще одну историю мои коллеги время от времени пересказывают, так как она по-прежнему не теряет своей поучительной актуальности. Здание музея, в котором мы находимся, принадлежало в прошлом миллионеру Поклевскому-Козелл. Эта польская фамилия часто вводит в ступор тех, кто ее читает. Второе слово следует произносить как «кóзел». С одним из сотрудников музея произошел конфуз. Он вынужден был вести экскурсию, но еще недостаточно освоил материал. Начал с привычной фразы: «В этом доме в XIX веке жили Поклевские, – и после небольшой паузы робко так, – Козлы».


Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...