Наверх
Репортажи

ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ В ЗИНЗИВЕРЕ

Или в кратце о том, где ночуют по пятницам все твари столицы. 
30.05.2024
Дисклеймер: данный материал не имеет цели кого-то оскорбить или унизить, а также ничего не пропагандирует. Ходите по барам с осторожностью и stay safe, как говорится. Веселого прочтения! 
Для вайба можно врубить на фон мой авторский плейлист)
Майский теплый ветер окутывает улицы Москвы тяжелыми запахами цветущих трав, гоняя окурки по асфальту, словно перекати-поле в поисках приключений. Одиннадцатиклассники зудят и предвкушают взрослую жизнь, аллергики истекают слезами и соплями, а риск наступить в собачье говно в палисаднике около дома возрастает с геометрической прогрессией. В это особое время где-то в глубинах человеческой души пробуждается непреодолимое желание – жажда испытать что-то новое, необычное, возможно даже опасное
Когда вдруг появляется эта алчная страсть к адреналину есть только один верный путь – оказаться вечером пятницы на Китай-городе или Чистых прудах. Это место по истине сравнимо с адом, где каждое заведение – один его круг. Если вдруг требуется особая квинтэссенция неадекватности, способная закрыть гештальт и отвадить от авантюр до следующего мая, то стоит проложить один четкий и короткий маршрут: метро Чистые пруды – Зинзивер.

Введение
Сами поняли. 
Риск встретить маргиналов всех видов там достигает своих пределов. Зинзивер – излюбленное место патологических алкоголиков; политических радикалов всех сортов и мастей; альтушек; беднейших музыкантов, спускающих гонорары на г*ш; сексуальных девиантов и психопатов. Посещение этого места сложно спланировать, а уйти трезвым, не побитым и не ввязавшимся в политический спор – НЕВОЗМОЖНО. Другое дело, что люди туда за подобного рода развлечениями и приходят, а подсев на эту иглу слезть с нее будет уже задачей невыполнимой. 
Сегодня я готова рассказать об одной такой пятничной вылазке, а также полностью снимаю с себя ответственность на тот случай, если мой рассказ вас не отвадит, а наоборот возбудит любопытство и спровоцирует на поход в эту обитель нечисти, невинно названную в честь маленькой птички.

Кое-какой опыт походов в подобные места научил меня некоторым хитростям, позволяющим оказаться в этих джунглях не добычей, а хищником. Во-первых, в Зинзивер нельзя приходить трезвым. Во-вторых, нельзя строить никаких ожиданий, а в-третьих, не стоит брать с собой вещи, которые есть риск потерять. Поэтому, выпив по бутылочке "голландии" и выложив социальную карту, мы отправляемся в место Х.
Акт Ⅰ
(В котором мы выигрываем первый бой)
8 часов вечера, пятница, курилку Зинзивера видно издалека. Пока все тихо, потому что еще слишком рано – курильщики ведут светские беседы, фейсконтроль морально готовится к ночи, никого не пи*дят, нигде не наблевано, никто еще не снял человечью маску.

Перед тем как войти, нужно немного подышать и подготовиться. Выкуриваем по сигарете, стараемся не привлекать внимание. Фейсеры приветливо кивают и не просят паспорт – просто молча ставят печать на запястье, слегка удивляясь моему наряду и намотанному на шею здоровенному проводному микрофону с пушистой насадкой. Сегодня я в роли корреспондента и одета соответствующе, образ с налетом Мистера Бина. Камеравумэн в зеленом галстуке, удачно украденном в паре с моим в ближайшей барахолке, имеет видок пожилой развратницы. Решаю предупредить, что сегодня мы можем вести себя странно и прошу отнестись с пониманием:

Я: - Слушайте, мы сегодня тут репортаж снимаем и можем кринжа навалить, но буянить особо не будем, так что не выгоняйте, пожалуйста. 
Фейсер: - Смотря, что вы делать собираетесь. Нельзя курить, проносить наркотики, драться, трахаться в туалетах. Если решите раздеться до гола, то позовите его.
Лукавый фейсер вида оффника указывает на своего коллегу в балаклаве и заливается заразительным похрюкивающим смехом.
Фейсер: - Хоть посмотрит не на картинке. 
Я: - Раздеваться мы не планируем, но примем ваши замечания во внимание.
Заходя, слышу, как тот, что в балаклаве отчаянно и обиженно матерится на неудавшегося стендапера.
Фейсер в балаклаве: - Что за ху*ню ты им сказал, совсем а*уел?
В нос мгновенно дает запах перегара – это нормальное явление, скоро принюхаемся. Срочно нужно найти место, потому что буквально через полчаса здесь станет уж слишком тесно. Видим пустующий стол, единственный минус которого, помимо липкого налета настоек – отсутствие стульев. Шустро сбрасываем на него наши пожитки и мечемся в поиске сидений. Пытаюсь незаметно стащить табуретку у соседей, но у меня с боем вырывают ее обратно. Меняю тактику и нежно интересуюсь у другой парочки о востребованности стула. Сложно вести конструктивный диалог, когда на тебе шорты, носки с сандалиями и здоровенный красный галстук, но мне уступают, видимо сжалившись и приняв за умалишённую или социально опасную. Торжественно несу трон над головой к нашему месту, попутно прикрикивая на мешающихся людей. Там меня уже поджидает камеравумэн со вторым стулом, двумя бокалами светлого и пачкой семечек. Пришло время сесть, успокоиться и осмотреться. Первый бой сегодняшнего вечера выигран. 
Это просто я (???).
Акт Ⅱ
(В котором есть описание Зинзивера)
Стены в Зинзивере в несколько слоев покрыты надписями разнообразного характера: от знакомой похабщины до жизнеутверждающих слоганов, взывающих читающего пить больше воды. Свет приглушен, да и это место больше походит на пещеру. Играет что-то на подобие "4-х позиций Бруно", стоит приветливый гам, в левой комнатушке какой-то садист вытащил гитару, очередь на бар извивается змеей. Все как всегда. Уже замечаю здешних завсегдатаев: парень лет 30-ти, который уже два месяца ходит в одной и той одежде и когда-то рассказывал, что его не пускает домой жена (мы ласково зовем его "доставщик" из-за синего анорака, но он скорее похож на маньяка); мальчишка унылого вида с черными волосами по плечи со своей подружкой, похожей на винишко-тян (если вы еще таких помните), которую он вечно ревнует к местным ловеласам; бармен в неизменно красном свитере (он приходит сюда даже в нерабочие дни); очень жуткий тип, похожий на Гарика Харламова и вечно обижающийся, если кто-то это подмечает. Все на базе. 
Тот, что сидел справа. 
Усевшись друг напротив друга, прихлебываем пивом, щелкаем семечки и обсуждаем план действий. Надо поймать волну. Оглядываю соседей. По левую сторону устроились две милые на вид девочки с угрожающим сетом водки, по правую – два парня нетрадиционного вида. Один красит губы блеском, нарциссично любуясь на себя в карманное зеркальце, а второй предлагает дружочку отодвинуть их стол подальше от нашего. Наверное, их смутили камера, микрофон и семечки "Джин". Пялюсь на них, выпучив глаза. Испугались. Я собой довольна. 
Допив пиво и обсудив все детали репортажа, просим соседок слева посторожить наши места и вываливаемся в курилку. Тут все только начинается. 
Акт Ⅲ
(В котором мы встречаем деда)
После спертого проспиртованного воздуха Зинзивера Покровский бульвар кажется альпийскими лугами и лесом после дождя, даже не смотря на запах сигарет. Пристраиваемся в углу и спокойно поджигаем одну двухкнопочную на двоих. Со спины ко мне подкрадывается колоритный дедок в кепи со здоровенной бляхой по центру, кожанке, облепленной нашивками и увешанный перстнями и печатками всех возможных форм и размеров. 
Дед: - Не хотите купить винил? "Red Hot Chilli Peppers", "Led Zeppelin", "Deep Purple"… Всего по 2 тыщи, некоторые по 4. Хорошие пластинки, импортные. 
Я: - Блин, не, у нас денег нет, это вам вон туда. Эта компания похожа на ценителей винила.
Дед: - Меня вот охранники в этот бар больше не пускают, денег просят, паскуды. А вы чем вообще занимаетесь, девчонки?
Не зря не пускают. 
Я: - Мы журналисты, дядь. 
Дед: - Ого! МГУ? 
Я: Да. 
Вру я уверенно и непоколебимо. 
Дед: - А можешь меня проинтервьюировать? 
Я: - Могу, а что в вас интересного есть? 
Дед: - Я солист "Коррозии металла". Джек Воробей, Мисной Зомби, слыхали? 
Я: - У вас же на концерте недавно рейд был? 
Дед: - Ага, вы и это пронюхали, журналюги е*баные! 
Я: - Профессия такая у нас – нюхать. 
Дед: - Вы девчонки нормальные, приезжайте на днях к нам в коттедж, будет мясо. 
Последнее предложение явно попахивало говном и тогда здравый смысл победил любопытство. 
Я: - Приедем. Ладно, дядь, мы пойдем. Но вы свой контактик дайте, может правда интервью возьмем.
И тут я очень недальновидно оставляю ему свой номер телефона. Если что, дед по сей день шлет мне в вацапе слайд-шоу из случайных фото со своего телефона. Сильно сомневаюсь в его связи с "Коррозией металла". Благо, что в Зину его больше не пускают.  
Перекочевываем в правую сторону курилки и начинаем съемку. Я сажусь на корточки и по сценарию неожиданно вскакиваю с приветственной речью и пристаю к ближайшему курильщику.

Я: - Всем привет, дорогие друзья! Это вечер пятницы, мы находимся на Китай-городе около бара Зинзивер с целью узнать, как именно развлекается и встречает выходные золотая молодежь столицы. Привет, отдыхаешь? 
Я подлетаю к парню растаманской наружности.
Растаман: - Дааа, конечно. 
Я: - Какие планы на вечер? Есть какие-то ожидания? 
Пока жертва думает над ответом, пихаю парню в лицо пушистый микрофон, пытаясь спровоцировать. Он только хихикает. 
Растаман: - Какие планы? Вы*бать какую-нибудь телочку симпатичную. 
Ему явно сегодня никто не даст. 
Я: - Молодец! Удачи тебе в начинаниях. А мы идем дальше!
Спустя еще несколько странных вопросов и постных диалогов мы иссякаем и заканчиваем запись этого куска. Аудитория Зинзивера явно пьянеет и показывает свои звериные обличия: шакалы засматриваются на косуль, обезьяны харкаются на пол и чешут яйца, павлины расправляют хвосты со стразами, лоси начинают бодаться. 
Акт Ⅳ
(В котором есть глубокие мысли)
Ссыпаемся через фейсконтроль обратно в помещение бара, вспомнив о том, что за нашим вещами следят девчонки. Пожитки на месте, соседки укоризненно подмечают, что нас долго не было. Виновато пожимаю плечами. Теперь моя очередь сходить на бар за пивом с лимоном. В очереди меня ловит высокий мужчина в красном, которому на вид лет 35. Косится на мой пушистый микрофон. Я бережно прижимаю его к себе и вопрошающе смотрю.

Красный: - Репортаж снимаете? 
Я: - Ага. 
Красный: - А у меня интервью возьмешь? 
Я: - Когда ты ждать этого не будешь, тогда и возьму.
Ни*уя я у него брать не хочу, слишком пресно выглядит.

Хватаю два неоплаченных пива и поспешно ретируюсь. На нашем месте обнаруживаю мою камеравумэн, уже сдвинувшую стол с соседским и активно ведущую беседу. Ставлю медовые бокалы, плюхаюсь на стул и пытаюсь вникнуть в суть разговора. 
Сигма-фимейл. 
Сигма: - Да, вообще мы националистки. Во мне вот немецкие, русские и польские крови. А еще мы ужасные сексистки. Я думаю, наш мир и весь женский род прекрасно существовал бы без мужчин. Вот я читала, что уже возможно синтезировать сперму из женского спинного мозга. А если и жить с мужчинами на одной планете, то жестоко их эксплуатировать, в основном для сексуальных утех и тяжелой работы. 
Вот она, сигма-фимейл. Озвученные мысли достойны благоговейного ужаса и уважения. Я принимаю решение, что лучше наш стол обратно не отодвигать и ввязываюсь в дискуссию о месте мужчин в этом мире.

Спустя какое-то время к нашим новообретенным подружкам подсаживается высокий атлетичный молодой человек в белой майке и с темными кудрями. Смахивает на итальяшку. Через пару минут к нему присоединяется еще один высокий красавчик - рыжеватый и больше похожий на какого-нибудь ирландца. Девочка слева склоняется ко мне и проникновенно шепчет на ухо:

Сигма: - Тёмненький – это мой бывший, а рыженький – его друг. Он мне очень нравится, прям горячий, на чеха похож…

Я соглашаюсь, что они оба ничего и начинаю незаметно наблюдать за этим любовным треугольником. Итальяшка отчаянно флиртует с национал-сексисткой, а та, обрубая все его потуги на корню, обворожительно улыбается чеху-ирландцу. 
Спустя два бокала пива и доску копченного сыра мы приходим к выводу, что пора бы продолжить съемки. Пора устроить экскурсию по Зинзиверу, ведь удивительным образом это место делится на несколько ареалов. Прикручиваем пушку и объектив.

Я: - Дорогие друзья, пришло время провести для вас небольшую экскурсию по этому удивительному месту! Мы пройдемся по всем секциям Зины: от левой пещерки для душных у*банов, до мистической очереди в туалет. Стартуем!

Путь свой мы начинаем с левой комнатушки для душных у*банов, как сказано выше. Именно эти слова я и произношу на камеру в свой бутафорский пушистый микрофон, а затем подскакиваю к одинокой девчонке, царственно восседающей на подоконнике:

Я: - Привет! Любишь Достоевского? 
Грустная: - Нет, не люблю. Я бухать люблю. 
От нее пахнет рвотой. 
Я: - А каким бы романом Достоевского ты была бы? 
Грустная: - «Идиот». 
Я: - Зачем ты ходишь в Зину? 
Грустная: - Чтобы напиться и забыться.

Вышло уныло, а у нас не кабинет психотерапевта, поэтому я начинаю опрашивать остальных.

Я: - Политика? История? Философия? Или может… зоофилия?
Парочка явно ловит с меня кринж.
Парочка: - Поднебесный.
Инцелы прекрасно подходят на роль обитателей левой комнаты, поэтому вопросы иссякают. В дальней части сидит забавная парочка – неприметного вида мальчик и ЗДОРОВЕННЫЙ азиат неприличных размеров, смахивающий на сумоиста. Оператор очень хочет к ним подойти, но я всеми невербальными приемами даю ясно понять, что туда не пойду. От таких потом не отвяжешься. Я опрашиваю еще пару человек и убедившись, что они реально душные у*баны, двигаюсь по направлению к сердцу Зины.
Ей грустно. 
Акт Ⅴ
(В котором много жести и добрый конец)
Тем временем уже за полночь. Народу столько, что движение вперед дается с боем и криками. Приветливый гам сменился непрекращающимся воем, который гулко рикошетит и разбивается об исписанные стены. Приличные люди, которые, возможно, забрели сюда случайно – расходятся и остаются неадекваты, имеющие четкую цель – сидеть до закрытия.
В пролете между комнаткой душнил и основным залом решаю пристать к парочке. Вопросы все те же: «Как проходит ваш вечер? Зачем ходите в Зинзивер? Это настоящие волосы или парик?». Ответы я не могу расслышать из-за шума и несколько раз переспрашиваю. Тогда бородатый лысый мужчина достает (внимание!) удостоверение ветерана боевых действий. Я исчезаю, таща за собой оператора. Все-таки инстинкт самосохранения еще не пропит. Спустя еще несколько дурацких вопросов посетителям, доказываю камере, что в центральной части сидят нормисы. Распихивая толпу и задевая какую-то девочку с сетом смородиновых настоек, постепенно двигаюсь к чистилищу – очереди в туалет. Уже на подходе встречаю стол с мужичками явно не 20-ти лет:

Я: - Как отдыхается? Любите мопсов? Какая любимая категория порно? 
Наваливаю по полной. 
Домогатели: - Журналистика. 
Я в холодном поту. Хиханьки кончились. Уходим. 
Домогатели: - Эй, малыш, подожди!

Эти слова подгоняют пуще угроз, и мы наконец встаем в конец не очень стройной очереди. Увидев камеру, некий Мирослав (?) начинает пояснять за свой шмот, называя баснословные суммы. Приходится снимать. Затем он пытается позвать нас на дарк-техно вечеринку, и мы почти соглашаемся, но оказывается, что проходка всего одна. В этот момент подходит наша очередь и мы с камерой и микрофоном запихиваемся в одну кабинку.
Туалет Зины – место загадочное и по истине мистическое, как и очередь к нему. Закрывается только левая кабинка. Стены пестрят стикерами и исписаны пресловутой пошлятиной, признаниями в любви, номерами и цитатами древнегреческих философов:
«У меня конча на лице»
(Возможно автором цитаты является Паша Техник)
Устраиваемся и выстилаем круг из бумаги. В самый кульминационный момент каким-то необъяснимым образом на телефоне оператора включается Григорий Лепс:

Лепс: - Я тебе не верю, ты — сон вчерашний, который мнеее…
Нас разрывает от неудержимого хохота. За дверью слышатся неодобрительные возгласы, мат и стук. Поспешно заканчиваем свои грязные делишки и выходим. Очередь негодует и хочет с нами что-то сделать, поэтому быстрым шагом, путая следы, лавируем к нашему столику.
К этому моменту силы нас покидают и принимается коллективное решение отложить камеру и отдохнуть. Намечается перекур. Вновь предусмотрительно просим соседей последить за нашими стаканами с котомками и отправляемся в курилку. В разгаре раскурки к там пристает тип в черных очках:

Кислотник: - Дамы, не будет сигаретки? 
Я: - Нет. 
Кислотник: - Ну лааадно, помогите тогда до моего друга достучаться, а то он не слышит ни*уя. Эй! Тоха! 
Тип начинает остервенело долбить в окно. Его друг действительно ничего не слышит. Я начинаю помогать. Тут парня за стеклом кто-то пихает в плечо, и он оборачивается. Начинается немой диалог. Чел встает и направляется к нам. 
Кислотник: - Мы так-то кислоту е*ашим. Не хотите? 
Я: - Мы примерно так и подумали… Не, спасибо. 
Кислотник: - Мда, кринжовая ты какая-то. Номерок оставишь? 
Я: - Нет. 
Кислотник: - Ну и иди на х*й. 
Отходим в противоположную часть курилки. Там нас встречает наш старый знакомый – негр.

Негр: - Привет. 
Я: - Привет, мы тебя тут постоянно видим
Негр: - Нет, ты обозналась, меня тут не было. 
Я: - Нет был. 
Негр: - Не было. Ты думаешь, что ты крутая, но ты просто сиська. Да вы обе туповаты. Сразу видно, что вышку не окончили. 
Я: - Мы туповаты? 
Негр: - Да. 
Я: - Мы тупые? 
Негр: - Да. 
Я: - Хорошо.

И тут я смачно бью его кулаком в лицо. Вся курилка оборачивается, включая фейсеров. чувствую взгляды и надеюсь на безнаказанность. Я делаю невинное выражение лица и совсем не жалею о содеянном. Победно заходим обратно в бар с надеждой на то, что негр не вернется мстить. Наши товарищи за соседнем столом начали собираться. Тогда и мы решили, что и сил осталось не так много, что все пиво выпито и что все запланированное мы вроде сняли, кроме эффектного завершения:

Я: - Ребятки, а вы не можете нам финал красивый снять? 
Ребятки: - Конечно, а че делать-то надо? Можем станцевать. 
Я: - Да! Станцуете нам канкан? 
Ребятки: - Ясен х*й.

Снова выходим в курилку.

Ребятки: - Только ты считай нам пожалуйста, чтобы мы не сбились. 
Я: - Ок… Начали! 1 – 2 – 3 – 4, 1 – 2 – 3 – 4, 1 – 2 – 3 – 4!
Канкакн. 
(Вот такие пироги)

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • na
    @navylessmor
    2 weeks ago

    я из тверской области. три года назад с друзьями были в Москве и набрели в зинзивер. так получилось что случился запой и я остался там еще на полгода. пил каждый день, бомжевал и клянчил деньги у прохожих. родители забрали с трудом, еще полгода восстанавливался. сейчас я здоровый человек, но после этой статьи я снова хочу в Москву. уже смотрю билеты

  • 25
    @25spartantsev
    2 weeks ago

    Только под конец лонгрида начинаешь понимать, что автор — не вонючий мужик со стальными яйцами и некоторой зависимостью (подставить нужное), а две девочки, но с не менее стальными яйцами. Я преподаю журналистику уже 15 лет, раньше тоже начинал с гонзо жанра. Сейчас веду курсы в ВШЭ и Шанинке. Они и рядом не стоят. Читать про несчастные слои населения важно и интересно (иногда), но гораздо круче зачитываться вот такими вот живыми и крутыми статьями. Так держать, Саша!

  • Ka
    @KaRanDASHH
    2 weeks ago

    УБЕРИТЕ ФОТО МОЕ ОТСЮДА!!!! НЕМЕДЛЕННО!! МОЯ ДЕВУШКА ТЕПЕРЬ СЧИТАЕТ МЕНЯ ГЕЕМ, Я БЫЛ С ДРУГОМ!

  • He
    @HeisWrankleGod
    2 weeks ago

    У меня есть история. Много лет я хожу в Зину и знакомлюсь с разными людьми. Всех мастей и сортов. И вот есть один парень, который пишет красивые стихи и всегда ходит в шинели. Не подумайте, он конченый, (не крутой). Его перестали пускать и он писал оды начальнику охраны за вход. Так вот. 285 дней он лежал в рехабе, все его потеряли. Это все зина и алкогольная зависимость.
    А еще у меня есть знакомые школьники, которые давали фейсерам косарь чтобы войти (во дебилы), а потом их какие-то взрослые тетки с собой на машине увезли. Были ли это их мамы — вопрос спорный. Удачи всем и бросайте пить, друзья! Обнял.

  • за

    Божечки-кошечки)))) невероятных размеров претензия у Вас, конечно, афтор))) на дворе 2024 год, а зумеры заново открыли гонзо жанр и пытаются ему подражать, выпрыгивая из штанов. Да так, что штаны остаются где-то на 1 курсе журфака, на фото со студенческим и подписью "ура! наконец-то студентка)))". Упаси боже просто оскорбляю, не подумайте. Это критика, самая конструктивная. местные выпускники девятых классов вам такое не напишут)))). Материал забавный. На этом плюсы кончились, ведь забавным его делает не ваш аффторский слог или интересная суть, а ваша уверенность, что вы автор особенный и неповторимый. Риторика пустая и мерзкая, я бы даже сказал. Диалог вести вы не умеете, а респонденты — обычные местные алкаши, а не люди с нелегкой судьбой и крупицами творчества в личности. Написано отвратительно, очень претенциозно и вместе с тем — обычно. Вам бы лучше новости писать или, там, как дела у людей в Подмосковье, там нищета тотальная вообще-то. А вы со своей "молодежью" носитесь. Короче говоря учиться и еще раз учиться! И книжек побольше почитать.