Фотопроекты

ТАРУСА

как русский Барбизон
17.10.2017
Тема локальных возмущений отечественного культурного поля давно меня увлекла. В марте мы со студентами ездили в город Тотьму. Результатом поездки стал материал "Тотемская культурная аномалия".  Я решил продолжить исследования. На этот раз мы отправились в Тарусу.   
Улица Ленина и Собор Петра и Павла - "открыточный" тарусский вид. 

"Первым дачником" был профессор древней истории Иван Цветаев с семьей. За Цветаевым в Тарусе обосновались  Поленов и Борисов-Мусатов. Потом анималист Ватагин. Во второй половине 50-ых с оттепелью потянулась сидевшие: 101-ый километр, все-таки. Все больше интеллигенция, уголовные не приживались. В 60-70-ые по дачам прятали диссидентов. В 1975-ом на базе завода бытовой химии открыли Комбинат народных промыслов - камень, дерево, керамика. Стали посылать в Тарусу молодых художников по распределению, так появилась местная не "дачная" интеллигенция. Художник за писателем, писатель за поэтом, поэт за актером, вот и собрался по человечку удивительный городок Таруса.
Цветаевы - отец и дочери, Борисов-Мусатов, Поленов с учениками, Ватагин, Рихтер, Алексей Толстой, Заболоцкий, Паустовский, Тарковские, Ахмадулина. Наезжали Коровин, Бродский, Солженицын. Каково созвездие, и все  на городок с населением в девять тысяч, где и железной дороги-то нет?! 
В выходные вдоль Оки и по оврагам рассредотачиваются "художники выходного дня". Москвич Илья Мейтыс не только приезжает сам, но и привозит коллег-архитекторов. 
Культовое место: веранда кафе "Ока". Один из завсегдатаев сказал: "Поздно приехал! Если б ты знал, какие люди приходят сюда опохмеляться летом!"
Мое путешествие по удивительным домам тарусских художников началось на даче    скульптора Валерия Епихина.  Надежда, жена Валерия, угостила вкуснейшими пирожками. На стенах игрушки, которыми с появлением внуков увлекся Валерий. Игрушки с секретом - потянешь за веревочку и что-то интересное происходит. Вот медведь обнимает  девочку. Потянешь за шнурок - медведь лапы подымает и девочкина голова от туловища отделяется.
Валерий Епихин и его жена Надежда. 
Валерий Епихин показывает мне законченную работу.
Мастерская скульптора.  Справа - незаконченная статуя мастера - озеленителя с садовым секатором в руках.  На двери эскиз статуи мальчика - рыбака. 
Собака Умка и ее портрет.  На прощанье Епихины подарили мне баночку варенья из еловых шишек.  Предупредили: что не прожуется нужно сплевывать. 
Излучина Оки. За дальним левым мысочком устье впадающей в Оку речки Таруски. 
Телефон художника Николая Гурина мне дал Владимир -  хозяин единственного в Тарусе антикварного магазина. Звонил Гурину дважды, оба раза трубку мобильного телефона брала жена - бывший директор школы.
 "Видишь, человек пришел с камерой, а не с автоматом!" - предъявил меня жене Гурин. Поднялись на второй этаж солидного дома - там мастерская. Через несколько минут появилась жена. Строго спросила: "Какова цель съемки?"  
Художник Николай Гурин позирует на фоне своих работ.
Николай, выпускник худ.-граф. факультета  Кубанского  университета приехал в Тарусу из города Шахты Ростовской области. В Тарусе он оплот реализма. Считает, что всякий авангард хорош тогда, когда он пророс естественно, как в Италии. А в России, со слов художника, корней у авангардных течений нет, поэтому это не живопись, а кривляние: "Поехали в Италию на месяц, посмотрели, вернулись и, вроде как, знают, как надо!" - ругается художник. 

Художник Николай Гурин за работой.
Картины у Гурина покупают даже в Америку: "Перекупщики, наверное. Обещали еще приехать, говорят интерес на вас есть!" 
Стеллаж в Школе Искусств. 
Художественное отделение Тарусской детской школы искусств. Располагается в здании старой больницы. Здание выкупил и отремонтировал тарусский меценат Исмаил Ахметов.  Все такое новенькое и чистенькое, что даже снимать не интересно - никакой фактуры, одна чистота и красота.  
В одном из классов ученики учились рисовать листики и раковины. 
В другом классе - бидон и кружку.
По набережной мне на встречу шел человек, удивительно похожий на Тарковского, одного из "гениев места" Тарусы. Сестра Тарковского и сейчас живет в Тарусе.
Скульптор Анатолий Комелин и живописец Ирина Старженецкая  поили меня чаем. Ирина рассказывала, как в в 2001-ом году получала из рук Путина, тогда еще ИО, Государственную премию. Премию дали за роспись одной  из двух тарусских церквей -  Храма Воскресения Христова.  Я спросил, можно ли, не веря в Бога, расписывать храм или писать иконы. Ирина сказала, что конечно же нет. А Анатолий сказал, что сейчас все можно. Ирина сетовала на то, что случаются невежественные священники, которым пофигу кем и как расписан храм. И, вообще, на невежество некоторых священников. Например,  вернувшись из Греции, она делилась с батюшкой  впечатлениями. Рассказывала о том, как в Коринфе с волнением душевным стояла у камня с которого Апостол Павел провозглашал свое послание коринфянам, один из главных текстов христианства. На что батюшка сухо заметил, что не особо помнит о чем там, поскольку давно не перечитывал
Анатолий Комелин работает над убранством строящейся в Белоруссии церкви. У настоятеля  с финансами так себе, батюшка звонит время от времени и просит приостановить работу - нет денег. Анатолий работает, потому что в охотку. 
Анатолий Комелин и Ирина Старженецкая.
Анатолий Комелин и Ирина Старженецкая.
Яблоки на столе в доме Ватагина
Недавно отмечали сто лет дому знаменитого художника-анималиста Василия Ватагина. Мария, жена внука художника Николая Ватагина, говорит, что испытывает сложные чувства: не полюбить этот невероятный дом невозможно, но Мария ощущает  себя  рабой дома: кажется, что  если однажды не приехать сюда летом, с домом  случится что-то нехорошее. Несколько лет назад друзья уговорили Марию съездить на три недели в Черногорию, и это было как побег. 
Николай и Мария позируют мне на втором этаж.  
Дом невероятный, но говорить бестолку, лучше посмотрите фотографии  Ниже две листалки.  Размещать больше пяти  фотографий в галерее Les-media не позволяет, поэтому галереи две.   А  глюк на Les-media не позволяет подписать ни галерею, ни фотографии в ней. 
Николай мастерит очередную скульптуру. Очень похоже на Папу Карло. 
Николай и Мария позируют мне на первом этаже дома. 
"На крыльце сидит собачка с маленькой бородкой" Без собачки из стихотворения Заболоцкого говорить а Тарусе нельзя. 
Сергей Жаров нигде не учился на художника. Но вещи делает удивительные. Вот цитата с главной страницы музея Мастера:
"Во дворе дома также разместилась часть экспозиции, изготовленная из болтов, гаек, шурупов и других предметов, найденных в пунктах скупки металла.
Этот музей является первым частным музеем в Тарусе, который создал в собственном доме гениальный и очень талантливый человек — Сергей Жаров. В этом месте будет одинаково интересно как детям, так и взрослым.
В музее можно найти старые утюги, керогазы, патефоны и остальные ненужные металлические предметы, которые люди обычно выбрасывают, но здесь все эти предметы обретают новую жизнь – они превращаются в оригинальные и уникальные скульптуры, радующие посетителей.
Также на старых патефонах вам поставят старинные пластинки, которые перенесут на много лет назад."

Сергей Жаров позирует в мастерской.
Сергей Жаров, художник по металлолому. 
Еще один вид на излучину Оки
Действительный член Академии Художеств Эдуард Браговский построил себе дом в Тарусе в 60-е. Сейчас в старом доме академика живет его дочь Анна и внук Иван. Анна - художница, Иван закончил истфак МГУ, диссертацию писал о крященах - татарах, принявших христианство. Но генетика взяла свое и сейчас Иван тоже художник. Жанр, в котором работает, обозначил как ориентализм. 
Анна Браговская и ее сын Иван Севастьянов позируют мне в гостиной.
Анна и Иван обедают на кухне.
ООО «НХП — Тарусский Художник»
В лучшие времена на Тарусском экспериментальном завод НИИ художественной промышленности работало 400 человек. Сейчас только 20.  Я видел шестерых: начальника отдела сбыта, директора и четырех мастериц.  Цех работ по металлу закрыт, цех резьбы по дереву закрыт, остался лишь цех керамики.
Керамический цех ООО «НХП — Тарусский Художник»
Цех росписи
Река Ока
Сергей Пилипенко, молодым специалистом приехал в Тарусу по распределению. Работал на Комбинате художественных промыслов, занимался резьбой по камню, после развала предприятия нашел себя в работе по дереву. Работает дома, делает прекрасные зооморфные шкатулки со множеством ящичков. Жена Сергея Виктория - тоже художник, пишет по батику. Сыновья Антон и Михаил.  Михаил - живописец, Антон закончил МВТУ Баумана. 
Сергей Пилипенко и его сын Михаил в мастерской Сергея.
Михаил Пилипенко на пленэре. Ниже листалка из трех картинок про то, как к Михаилу подошел дедушка с козами. 
Жена Михаила Антонина - иконописец. Только что закончила писать "мерную" икону - икону, на которой изображен святой - покровитель новорожденного, а длина которой в точности соответствует росту новорожденного.  
Дочь Михаила и Антонины  Ольга полутора лет во время съемки  неожиданно появилась у меня в кадре с зажженным фонариком в руках. Чисто гномик.
Михаил и Антонина поили меня чаем с фантастическим абрикосовым вареньем.  Я спрашивал, ни тесно ли Тоне в жестких канонах иконописи. После, уже вечером, послал по почте фотографию поразившей меня в свое время иконы Николы Сарича "Исламисты казнят   21-го ливийского мученика"- мне было интересно их мнение. Миша и Тоня написали, что это не икона, а картина, стилизованная под икону. 
Вид на Оку с  холма у деревни Бехово. Таруса едва виднеется за вторым поворотом реки. 
Лучший ответ на мучивший  меня (я задавал его всем свои героям) вопрос "Почему Таруса?" дал Евгений Мальцев, глава Тарусского района. По ему мнению (слышал в пересказе местных жителей),  существует три причины, определивших судьбу Тарусы как культурной аномалии.
1. Атомосферный столб над Тарусой тоньше, чем в разных других местах.
2. Прямо под Тарусой находится разлом земной коры
3. Комары в Тарусе не кусаются. 
Являются ли резоны исчерпывающими, сказать не возмусь, но в наличии аномалии убедился лично. Скучаю по Тарусе.  

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...