Заметки

Казамарчанская мечта

Как один маленький, но гордый город решил стать театральным центром Италии
04.10.2017
Италия очаровательна маленькими городами. Такими, как Нола, например. Здесь узкие мощёные улочки, часы на старой башне, отбивающие каждые полчаса, дедушки, полдня сидящие на лавочке и внимательно наблюдающие за всем, что происходит вокруг. Красота, уют. Чистота! Не то что какой-нибудь Рим, кажется, давно разорвавший свои отношения с метлой дворника, но гордящийся надписями «SPQR» на канализационных люках.
Мы едем по улицам вечерней Нолы, города в провинции Неаполь. За рулём Феличе — хозяин B&B, где я остановилась.  Английский этого молодого бородатого неаполитанца ещё хуже моего итальянского. Я его первая русская постоялица.
«Я пока не был в России. У вас же там следят за всеми», — говорит Феличе.

Мы с Феличе едем по улицам вечерней Нолы в соседний город — Казамарчано. Где именно он начинается — знают только местные, потому как один населённый пункт плавно перетекает в другой. Казамарчано — по нашим меркам совсем маленький город, жителей здесь всего 3,2 тысячи человек. Само поселение — ещё древнеримских времён, когда-то состояло из двух районов (Курти и Вриана) и групп домов Кола и Марчано. С XVII века это отдельный город. Сейчас жители Казамарчано занимаются, в основном, сельским хозяйством и пищевой промышленностью: выращивают фундук, перерабатывают сухофрукты, производят сладости. Средний житель Италии (даже провинции Неаполь), равно как и средний россиянин, понятия не имеет о существовании этого города. Что, спрашивается, понесло сюда журналистку из Центральной России?

Город Казамарчано. Фото: www.comune.casamarciano.na.it
Часть первая. Идейная.
Семь лет назад коммуна (городская администрация, то есть) Казамарчано стала проводить национальный театральный фестиваль под неофициальным девизом: «Вернём свою идентичность». И с тех пор ежегодно итальянские деятели искусств и зрители из разных точек страны приезжают в этот маленький городок.
Тема идентичности здесь возникла не просто так. В конце XVI века городом Казамарчано правил граф Аннибале Серсале. Каким он был руководителем за давностью лет сказать трудно, но в истории итальянского театра оставил ощутимый след: граф написал двухтомник «Scenari Casamarciano» («Сценарии Казамарчано»), состоящий из 176 комических бытовых сценок. Этот труд считается одним из важнейших документов об истории неаполитанского театра, изучается театроведами и даже был переиздан. А современное руководство Казамарчано, назвавшее фестиваль в честь знаменитого сборника, строит амбициозные планы по наделению города статусом крупного театрального, да и вообще культурного, центра Италии.
В фестивале принимают участие любительские театральные коллективы, но оказаться здесь не так просто — конкурсантов отбирает экспертная комиссия. Выбор пал именно на любителей из-за их энтузиазма и их жертвенности ради искусства. Это, по словам организаторов, лучше всего отражает дух фестиваля, призванного привлечь людей в театр и повысить ценность этого вида искусства.
По итогам конкурса лучшие актёры, режиссёры и постановки получают призы. Кстати, в судейскую коллегию входят известные деятели культуры Италии. Среди тех, кто в разные годы приезжал в Казамарчано, были Джорджио Албертацци (режиссёр и актёр, сыгравший, к примеру, князя Мышкина в итальянской телепостановке, также исполнявший роли в постановках Франко Дзефферелли и Криштофа Занусси), Джанкарло Джаннини (его, к примеру, можно увидеть в фильмах о Бонде — «Казино «Рояль»» и «Квант милосердия»), оперная певица Катя Риччарелли, известный россиянам «комиссар Каттани» Микеле Плачидо и другие. Есть даже звание «Богини фестиваля», которое в этом году носила актриса Марианджела Д'Аббраччо.

— Что их привлекает? Я уверена, что возможность заниматься театром в таком красивом месте, как наше, — позже рассказала сотрудница оргкомитета Бьянка.

Фестиваль проходит на воздухе – благо, южноитальянский климат позволяет. Локация примечательна — это двор средневековой церкви Санта-Мария-дель-Плеско. Для зрителей делают многоуровневый деревянный настил, на котором расставляют стулья. Сцена прекрасно оборудована профессиональной аудио- и световой техникой. Так что ощущения не отличаются от классического концертного зала.
На подъездах к церкви сотрудники в спецжилетах показывают направление на парковку для гостей. Через пару поворотов — вход на фестиваль.
...Вымощенная тропинка, ведущая к импровизированному концертному залу, идёт мимо ряда белых тентов, под которыми накрыты столы, стоят садовые диванчики и кресла, мимо белых палаток с продажей съестного. Временами встречаются небольшие полянки с яркими креслами-грушами. Всё это подсвечено гирляндами лампочек тёплого света. Звучит лёгкая музыка. Несмотря на то, что зал рассчитан на большое количество людей, нет суеты. Итальянские зрители наслаждаются аперитивом — напитками и закусками — и общаются. В воздухе – атмосфера тесного дружеского праздника.
Деревенская простота в её лучшем проявлении.
Ах, ну до чего же красиво!
Театральный фестиваль в Казамарчано — это не только история, как жители одного маленького города взяли и смогли. Это ещё хороший пример массового мероприятия с неведомой, по крайней мере, для событий Владимирской области, атмосферой камерности. Одна из основных задач любого российского фестиваля — привлечь как можно больше человек. «Атмосфера праздника», если о таковой вообще задумываются, создаётся, чаще всего, за счёт местных коллективов с псевдо-фолком, аниматоров и каких-то «весёлых и задорных» конкурсов. И запах шашлыка - непременный атрибут! Атмосфера вокруг узконаправленных фестивалей не продумывается вовсе. Сделать большое событие уютным — тонкое мастерство и большое терпение. И риск, конечно, а этот компонент нежелателен в праздниках, «спущенных сверху».
Часть вторая. Музыкально-лирическая.
На самом деле, фестиваль в Казамарчано не строго театральный, в его афише не только спектакли, есть и танцевальные события, и музыкальные. На одно из таких — на концерт Рафаэля Гуалацци — я и приехала.
В 2011 году 29-летний Рафаэль, выпускник консерватории Россини в Пезаро, ушедший с головой в джаз, покорил музыкальный фестиваль в Сан-Ремо со своей песней «Follia d’amore» («Безумие любви»). Его, как победителя среди молодых исполнителей, отправили представлять Италию на конкурс «Евровидение» — первым после многолетнего перерыва. Джазовая композиция и там не потерялась, в итоге заняв второе место.
С тех пор Рафаэль иногда выезжает с концертами в Европу, но в основном ездит по городам своей страны. В России этот исполнитель не так широко известен, хотя имеет преданных поклонников, которые время от времени ездят в Италию на его концерты. Нередко его песнями иллюстрируют посты в соцсетях.
В Казамарчано Рафаэль Гуалацци вместе со своим бэндом приехал в рамках тура в поддержку альбома «Love, Life, Peace», вышедшего в сентябре 2016-го.

Пока зрители рассаживаются, ведущая со сцены зачитывает длинный список спонсоров, среди которых местные магазинчики, адвокаты и прочие «синьоры».
— Фестиваль почти полностью проводится на средства частных спонсоров — десятков предпринимателей, которые решили инвестировать в культуру, — рассказывает Бьянка. — Уникальность фестиваля в том, что многие концерты в Италии имеют общественные взносы, но не частных спонсоров. И мы этим аспектом гордимся. В этом году мы также получили финансирование от региона Кампания в размере 40 тысяч евро.

Ведущая уже завершила свою речь, уже Рафаэль начал в приглушённом свете исполнять первую песню, а в зал входят последние зрители — системы звонков здесь нет.
— Если вам эта ситуация кажется странной, то, увы, так и есть... — Бьянке явно неловко.
— У нас так тоже часто бывает. Люди есть люди.
— Да, люди есть люди...

На разговаривающих опоздавших шикают те, кто пришёл вовремя, отчего звук «Ш» разливается морем по залу.
Когда шум затихает, зрители отдаются во власть музыки. В программе Рафаэля Гуалацци — разнохарактерные композиции, написанные им самим, либо отысканные в музыкальном ретро. Новый альбом характером ближе к итальянской эстраде, но на живом выступлении царит джаз. Музыканты на сцене реагируют на каждый микроповорот головы главного исполнителя, элегантно выкручиваются из мелких казусов, импровизируют. Глядя на самого Рафаэля, который, закусив губу, сосредоточенно играет свои фортепианные соло, становится очевидно, что музыка — очень тяжёлый труд. В перерывах артист вытирает взмокшее лицо полотенцем, с середины двухчасового концерта пот начинает капать у Рафаэля со спины, из-под пиджака…
Зрители притоптывают и прищёлкивают в такт музыке. Песню «L'estate di John Wayne» («Лето Джона Уэйна»), которая год назад была итальянским хитом, поёт весь зал. А музыканты подзуживают: призывают хлопать вместе с ними ритмы, повторять вокальные импровизации за Рафаэлем. Да и вообще куражатся на славу!

— Для меня и моих музыкантов выступление в театре — это всегда честь, — позже рассказал Рафаэль, — потому что атмосфера там хранит ощущения, которые годами испытывали актёры, зрители, музыканты. Кажется, будто ты переживаешь и их эмоции. А кроме того, благодаря философии Вагнера, музыканты, которые выступают в театральных залах, очень уважаемы публикой. Я люблю давать концерты в театрах: ты будто приглашаешь зрителей к себе домой и рассказываешь им историю так, как захочешь.
— А вы используете драматические элементы в своих концертах, в музыке?
— Наверное, я иногда это делаю. Это необходимо, так как театральная атмосфера должна быть задействована в музыкальных композициях. Шоу должно быть целостным. Поэтому я меняю тон своего голоса, шучу, прыгаю, появляюсь и исчезаю, я громкий и нежный, сильный и хрупкий, так как музыка и театр — это отражение человеческого мира, и жизнь — именно всё это: сила, хрупкость, громкость, тишина, чёрно-белое, как клавиши фортепиано!
По окончании концерта зрители приветствуют артистов стоя, между собой произнося «grandioso», а громко крича «Bravi!» — «Молодцы!». Итальянские журналисты держат марку, поэтому продолжают сидеть со скептическим видом. Позже у прохода за сцену собирается толпа поклонников, и их по пятеро впускают сказать любимому артисту «Привет».
***
Судя по радости организаторов, этот концерт крупного музыкального деятеля был одним из важнейших пунктов фестиваля. Но, конечно, не последним. Потом были ещё вечера, было награждение. Да и на потом планов много. Например, древнюю церковь хотят сделать мультикультурным комплексом. В конце сентября храм, закрытый в течение полувека, стал доступен для посещения туристами.
И что-то подсказывает, что всё у них получится. Хотя бы потому, что это нужно не правительству Италии и не властям региона, это - страсть самих казамарчанцев. А любовь к своему городу — она, знаете ли, заразительна.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...