Герои

Магия аргентинского танго

Как жителям городов услышать друг друга
14.06.2018
Сергей Сохненко учит взрослых людей танцевать аргентинское танго. А одновременно – обнимать, понимать, чувствовать и… быть созидателями. Хотя бы своей собственной жизни.
Пролог
Смеркается. Город засыпает. Рассасываются пробки, горожане расползаются по домам или барам. В метро спускаются они. В их сумках и рюкзаках немнущися юбки или отглаженные рубашки, босоножки на тонкой, как бандолера, шпильке высотой от 7 см или начищенные ботинки.

Взлетев по ступеням и выпорхнув из метро, они углубляются в переулок, сворачивают за угол, находят неприметную дверь, поднимаются или спускаются по полутемной лестнице. Навстречу раскрывает объятия странная в этом веке, но такая родная для них музыка 40-х годов, где ангельский голос набриолиненного давно умершего певца мурлычет на испанском языке о несчастной любви и трагической разлуке.

Они бурно приветствуют друг друга поцелуями и объятиями, как принято в Латинской Америке, даром, что действие происходит в Москве. Потом наводят перед зеркалом марафет и ныряют в душный, утонувший в полумраке зал, где на танцполе вращаются пары, мелькают обнаженные женские щиколотки и широкие, по моде 40-х, мужские брюки. По залу летают особенные взгляды. И люди танцуют, близко-близко обнявшись с родными или совсем незнакомыми, один час или ночь напролет под музыку, которую играют им с другого конца света из далеких 40-х давно умершие набриолиненные музыканты.

Они – тангерос (люди, которые танцуют аргентинское танго), а это место – милонга (вечеринка, где танцуют аргентинское танго).
Люди хотят танцевать
Аргентинское танго – любопытное социально-культурное явление, захватившее весь мир. Клубы аргентинского танго есть в абсолютном большинстве городов России с населением больше 300 тысяч человек. В Москве, по приблизительным оценкам, более тысячи активных тангерос.

Аргентинское танго относится к социальным танцам. Нет, это не танцы для социально незащищенных групп населения. Это от английского слова social, что в данном контексте более точно можно перевести как «людской, общественный». Это танцы «для людей», для простых человеков, а не только для профессионалов, которые занимаются танцами с детства.

По сути, современные социальные танцы – это возрождение умершей традиции танцплощадок. Танцы, которые исполняли там наши бабушки и дедушки, либо исчезли, либо превратились в спортивно-бальные. Их место в России в начале 2000-х заняли аргентинское танго, кубинская сальса, доминиканская бачата, свинг из Соединенных Штатов и т.п. Оказалось, люди до сих пор хотят культурно и красиво танцевать в паре.

Социальные танцы на базовом уровне по определению относительно просты технически.

- Моё мнение: танцевать аргентинское танго могут научиться практически все, независимо от возраста, хореографической подготовки и тому подобного, - уверен Сергей Сохненко. – Если есть желание, некоторое количество упорства и работоспособности, это возможно, потому что танец народный. Он вышел из народа, а не из хореографических залов.
Сергей Сохненко – востребованный преподаватель аргентинского танго. Он и его жена Анна ездят с семинарами и выступлениями по городам России от Тулы до Владивостока, ещё их принимали в Шанхае, Токио, Сеуле, Сингапуре и др. 12 июня в Санкт-Петербурге завершился огромный фестиваль «Танго белых ночей», где в качестве приглашенных маэстрос вместе с известными аргентинцами выступали и давали мастер-классы Сергей и Анна Сохненко.

- Да, научиться может почти каждый, но все же придется поработать над собой. В основе аргентинского танго – естественный элегантный шаг. Казалось бы, что может быть проще, чем ходить? - продолжает Сергей. – Однако люди приходят в танго уже взрослыми, у них за плечами разный жизненный опыт, который не может не отражаться в теле… Внутреннее состояние формирует тело, но и работает и наоборот.

И люди в 25, 30, 40, 50 лет заново учатся ходить, стоять, обнимать. А Сергей Сохненко, профессиональный танцор, в прошлом – спортсмен-бальник, собравший массу наград, терпеливо учит, работая с одинаковой отдачей на международном фестивале и в глухой провинции.

Но зачем они все это делают?
Прислушиваться
- Где-то в 2009 году меня перестало вдохновлять то, что происходило в спортивно-бальных танцах, - рассказывает Сергей. – Всё это превращалось в чистый спорт, «быстрее, выше, сильнее», искусство уходило из жизни танцоров. После расставания с профессиональными бальными танцами я два или три месяца находился в жуткой депрессии. Ещё бы – посвятил им почти 20 лет, почти всю сознательную жизнь. Однажды моя жена Анна прислала мне видео-ролик. Там полный немолодой мужчина в пиджаке элегантно танцевал с худенькой девочкой под прекрасную музыку. Я тогда понятия не имел, что это, но понял, что хочу танцевать именно это. Мы с Аней, которая до этого танцами в жизни не занималась, нашли в Москве школу аргентинского танго. А через несколько месяцев в столице проходил большой фестиваль, где давала уроки та пара с видео. Когда аргентинец на уроке повел в танце Аню, у меня возникло ощущение, что, во-первых, Аня танцует всю жизнь, а, во-вторых – что они сговорились, потому что так красиво танцевать с незнакомым партнером с первого раза, казалось бы, невозможно.

Социальное аргентинское танго – это импровизационный танец. Здесь партнер ведет, предлагает движение, а партнерша поддерживает его намерение. При этом партнерша не знает, каким будут следующие шаг или фигура – она каждое мгновение просто следует за телом и объятием партнера. Хорошие тангерос не танцуют на милонге одни и те же заученные комбинации.

Партнер импровизирует на ходу, исходя из музыки, загруженности танцпола, своих навыков и возможностей партнерши. Она, в свою очередь, или продолжает его движение, или предлагает свою интерпретацию. При этом аргентинское танго на милонгах, как правило, танцуют в близком объятии. Получается такой безмолвный диалог, где людям противоположного (обычно) пола нужно очень чутко прислушиваться друг к другу и что-то гармонично делать вместе.
Именно ведению-следованию, взаимодействию, вниманию к своему телу и телу другого человека учатся на уроках аргентинского танго главным образом. И зачастую это оказывается сложнее, чем просто выучить набор танцевальных комбинаций.

Но этот навык дает волшебную возможность – отлично танцевать с партнером или партнершей, которого ты видишь впервые, на родном языке которого ты можешь даже не разговаривать. Когда люди выходят на танцпол на вечеринке, они каждый раз импровизируют в танце по-новому, без слов рассказывают друг другу, словно проживают вместе каждый раз новую историю. Независимо от того, знакомы они всю жизнь или только что встретились.

- Это взаимодействие, как мне кажется, - самое сложное, что есть в танго, - размышляет Сергей. – Это более глубоко, чем просто объятие. Это та точка соприкосновения, которую нужно удерживать с другим человеком на протяжении танца. Это самое сложное, но это и самое интересное. Потому что шаги, их комбинации — в принципе следствие контакта, который возникает между двумя людьми. Это остается и самым непростым для объяснения людям, зачем мы начинаем заниматься танго, что мы там можем найти.

У Сергея есть любимое словосочетание, описывающее это состояние - «тотальное присутствие здесь и сейчас». Что это, как не разновидность медитации?
Приглашение взглядом
Существует сценическое аргентинское танго, где важнее всего поразить зрителя сложными фигурами, где всё рассчитано на внешний эффект. Социальное же аргентинское танго – когда не важно, как это выглядит, важнее – что чувствуют люди внутри пары. Иногда со стороны танго на танцполе выглядит как шагание в объятии. Но между партнерами могут бушевать незаметные для окружающих страсти.

- В 2012 году мы жили на родине танго, в Аргентине. Мы ходили в театры, где танцевали молодые техничные пары, которые делали фантастические акробатические номера в танго-шоу, но по-настоящему меня это не тронуло. Да, здорово, молодцы, аплодисменты, - говорит Сергей. - Но когда мы пришли на милонгу «Сундерленд», которой, на минуточку, уже больше ста лет, вот там увидели нечто. Там были пар пять-шесть стариков, на которых я смотрел, не в силах оторваться, и просто ходил за ними вокруг танцпола, чтобы не упустить ни одной секунды, ни одного движения, ни одного шага. Это старые тангерос. Когда они начинали танцевать, не было такого засилья профессиональных танцоров. Это танцы обычных людей с милонги, без хореографической подготовки, без акробатики, зато здесь можно найти очень много хорошей связи в паре и взаимодействия, которые рождают удивительные танцевальные комбинации.
Аргентинское танго – это ещё и культура. Танго возникло в Буэнос¬-Айресе в конце XIX века из смешения десятка культур полутора миллионов иммигрантов из Европы, которые заполнили тогда этот портовый город, а также культуры местных креолов и отчасти чернокожих. Танго — это порождение большого города, выражение одиночества человека в мегаполисе, иммигранта, потерявшего родину, опору, близких. Поэтому оказавшись глубоко национальным явлением, танго осталось в высшей степени интернациональным.

Считается, что «золотой век» танго пришелся на 20-50-е годы. Не случайно именно под музыку этого времени танцуют на современных милонгах – лучшей для социального танго пока не написали. А вот «серебряный век» аргентинское танго переживает сейчас.
Аргентинское танго как комплексное явление внесено в список нематериального наследия ЮНЕСКО. Это танец и музыка, которые вобрали в себя много исторических реминисценций из повседневности Аргентины первой половины XX века. В танго свои легенды и особый этикет поведения на милонге, который до сих пор соблюдается.

На вечеринке пары меняются, мужчины приглашают разных женщин. Здесь, например, принято приглашать взглядом. Мужчина сначала смотрит на женщину, если она не отводит взгляд, а смотрит ему в глаза в ответ, он вопросительно наклоняет голову в сторону танцпола. Если она кивает, он подходит. Если она отводит взгляд, это отказ.

Такое правило возникло, чтобы никого не ставить в неловкое положение. Женщине может быть неудобно при всех отказывать подошедшему, даже если танцевать она с ним не хочет. Танцевать танго с тем, кем не хочешь, не стоит – не будет контакта, значит, не будет и хорошего танца. Аргентинскому же мачо принять публичный отказ было бы и вовсе невыносимо.
Сменить поток
Сергей и Анна Сохненко организуют в Москве крупный ежегодный фестиваль «Российский танго-конгресс». В прошлом году на него съехались тангерос из 27 городов мира – от Чили до Индонезии. На танго-фестивалях, как правило, нет соревнований – только уроки и милонги. Люди едут и летят за много километров просто, чтобы потанцевать друг с другом аргентинское танго.

- Танго дает возможность поставить свою сумасшедшую жизнь на паузу, притормозить тот ритм, который нас преследует. Когда мы утром вскочили, побежали, весь день пробегали, не осознав ни единой секунды, не осознав, что с нами было, что мы делаем, зачем мы это делаем, куда мы идем, - уверен Сергей. - И придя вечером на урок танго или милонгу, мы меняем один поток на другой. Выныриваем из потока безумия и погружаемся в поток осознанности, умиротворения, концентрации на моменте. Когда меня спрашивают, что такое танго, я говорю: «Ребята, танго – это здесь и сейчас. Это – разделить момент с другим человеком… Даже с компанией – не обязательно это танец. Мы можем пережить момент танго, когда просто собираемся за одним столом, выключаем мобильные устройства, убираем проблемы из головы и общаемся на одной волне». Также и в танце – мне хочется, чтобы люди смогли почувствовать себя в своём теле, в своём сознании. Но в своем более живом и удобном теле, в своем самом истинном состоянии сознания. Когда появляется это спокойствие, сосредоточенность на своем центре, можно, наконец, услышать другого человека, увидеть его, почувствовать. Не просто «Да, ок, я тебя вижу», а как в аватаре: «Я тебя вижу: кто ты, что ты сейчас… я хочу с тобой взаимодействать, хочу эти мелодии прожить, пробыть, протанцевать, прошагать, продышать тотально вместе с тобой, как одно целое, как один живой организм с четырьмя ногами».
- Уча танго, я стараюсь учить людей жить качественнее, - продолжает он. – Использовать свое тело и сознание с большим КПД. Можно использовать тело легко, удобно, а можно, наоборот, жить с кучей напряжения, дискомфорта, боли и не замечать этого. Танго – некая фоновая программка в голове, которая все время отслеживает, сканирует тело и включает некие стабилизирующие действия. Не важно, танец это, вождение автомобиля, работа в офисе или приготовление еды, но делать это можно по-разному: гораздо более эффективно, легко, спокойно, с каким-то внутренним искусством, что ли.

А еще аргентинское танго – это очень красивый танец.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...