Обзоры

Брак по рассчету

Что такое семья в современном мегаполисе
11.11.2016
Кейс от 2 ноября 2012
Предмет моего кейса – семья в мегаполисе. Начнем с мужа, включившего семью в свой жизненный проект и попавшего в неприятную ситуацию.
Молодой человек после технического факультета, благодаря связям, устроился на работу в отдел некого НИИ, имевший связи с исследовательскими подразделениями крупной европейской фирмы. Он получил доступ к командировкам, выучил язык, оброс там отношениями и сумел с приятелем наладить там собственный, независимый от НИИ деловой «оазис». Получил вид на жительство, стал ездить по миру. Задумал дополнительно использовать эти поездки как коммерческие, в качестве некого посредника. Нашел заказчика в лице главы некой семьи с дочкой на выданье. Ударили по рукам. Научно-административная карьера стала бледнеть в этом перспективном проекте, но неожиданно все обломилось. Партнер не выполнил договоренности, они рассорились и возникшая в рамках проекта семья с ребенком как бы «повисла».
Жену нужно было как-то функционализировать в карьере, которая неожиданно быстро пошла в гору. Ему дали квартиру по статусу в ведомственном доме с престижными соседями. В ожидании окончания стройки функционал жены получил опознавательный маркер «домохозяйка». Жена с ребенком была вывезена на лето на дачу к свекрови на «тренинг» по домохозяйству. Но не получилось. У жены оказались амбиции и комфортная крыша отцовской семьи, куда она стала убегать из «объятий» свекрови. Есть запасная нора: съемная квартира, куда можно временно прятаться от гнева отца, выжидая подачек.
Мое предложение жене сводилось к поиску общих предметов для семьи, автономных от связей с третьими лицами. Накладывался запрет на коммуникацию вне такого предмета. Примеры: готовить мужу ужин, обсуждая меню с ним, а не со свекровью; вечерние прогулки с ребенком на двоих. Некоторое время рецепт действовал, но свекровь таки «взяла свое», окончательная эвакуация с дачи состоялась. Сейчас живут порознь. Третьи лица в этой игре (отец жены, мать мужа) как бы взламывают новую семью, в которую старые схемы отношений (сына с матерью и дочери с отцом) никак не могут быть перенесены. Тупик. Растут взаимные ожидания опасностей: возможных претензий на имущество, финансы, квартиры, на ребенка, публикации конфликта; множатся конструкции, блокирующие эти мнимые опасности.
Вопросы. Существуют ли в мегаполисе (мегаполисной сети) общие предметы для семьи? При смене личного места (проекта) в мегаполисе приходится обрубать старые связи, но что делать с собственной семьей? Каковы требования к личным (но семейным) местам и трансакциям в таких проектах? Существует ли альтернатива мегаполисной индустрии воспроизводства привычного комфорта (безопасности)? Каковы техники изготовления и употребления маркеров опознавания в мегаполисных средах?
Сергей Котельников
Резюме заседания от 2 ноября 2012
Отличненько посеминарили в последний раз! Мегаполис содрогнулся!
Случай представлял Сергей Иванович Котельников и рассказывал о
СОВРЕМЕННОМ БРАКЕ ПО РАСЧЕТУ.
История меня потрясла своей наглядность и откровенностью обстоятельств, поэтому, сначала изложу ее так, как мы восстановили ее при обсуждении. Текст Сергея Иваныча уже размещен, так что можете сравнить восприятие.
Так вот. Живет молодой человек, который получив высшее образование, попал работать в какое-то НИИ. Параллельно занялся бизнесом, используя дополнительные возможности своей основной работы. То бишь, уже на данном этапе описания можем отметить, что молодой человек (в дальнейшем МЧ) не вел себя как человек, который самоопределяется в соответствии с профессией. Он реализовывался в деятельности, которую мог иметь или сам себе организовать. Склонен рассматривать социальную среду как набор возможностей для своей самостоятельной деятельности. И, будучи каким-то научным работником, МЧ вовсю занимался не большим зарубежным бизнесом, каковой был для него облегченно возможен в связи с командировками от его НИИ. Совмещал, так сказать. И мыслил себя в перспективе на ТОТ МОМЕНТ именно как бизнесмена. Нашел себе партнера, с перспективой на дальнейший совместный бизнес, и женился на его дочке, отдельно оговорив себе материальные обязательства-обещания как бы в виде приданного. Было это все около двух лет назад. И вот, по старой поговорке «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах», обстоятельства стали складываться своим, не ожидаемым манером. Во-первых, в силу своих проблем, не связанных с МЧ, разоряется тест МЧ и уже никаких вариантов о приданном и совместном бизнесе не просматривается. Тем более что, как все понимают, документов об обязательствах тестя никто не оформлял. И, во-вторых, у МЧ вдруг со страшной силой поперла карьера в его собственно научно- адмиристративном направлении, там, где какой-то частью себя он был академическим сотрудником. Да так поперла, что он за эти же подотчетные два года вошел в президиумы правильных и важных академических организаций, где, судя по всему, рассчитывали на его ухватку бизнесмена, что в нынешних условия академической средой очень уважается. По принципу, себе заработает и нам будет. И даже МЧ получил квартиру в элитном строящемся доме от Академии Наук, где ему предполагалось жить в соседстве со своими академическими патронами, под их непосредственном воспитательным приглядом. То есть войти в совсем другую, чем до этого, жизненную среду.
И тут в полный рост встала проблема жены МЧ. Потому что она была совсем из другой среды и жизни, из другого проекта. Там, в той жизни, она была вполне уместна. И было понятно для той среды, почему он на ней женился. Всем понятно. Расчет был очевиден и признавался как важный аргумент для брака. А тут, МЧ решил, что объяснить академикам, почему у него ТАКАЯ жена, он не будет способен без того, чтобы не предстать перед ними в невыгодном свете. Такая жена вызовет брезгливое недоумение в его новой среде. И это станет фактором, который может, еще только может, но плохо охарактеризовать МЧ в глазах его новых патронов. От которых он ожидал и в дальнейшем приобретать великих милостей. Поменяв представления о себе и своем будущем, МЧ стал избавляться от тех, кто сам не подходил к его новой жизни. Только тем, что он хотел уже избавится от своей жены, можно объяснить его решение отправить свою жену с уже 1,5 годовалым ребенком на все лето на дачу к маме МЧ. Это чтобы мама научила ее быть домовитой хозяйкой. Мол, таким образом, он сможет объяснить своим патронам, почему женат на такой. Типа, а она на кухне сидит, как правильная архаичная жена. И при таком варианте ее пере профелирования она сможет остаться его женой. При этом приближался дедлайн осеннего переезда в элитный дом. К гадалке ходить не надо, чтобы понять, что жена с мамой МЧ ругались чудовищно, и жена периодически сбегала с дачи. МЧ при этом не вмешивался, а ждал результатов тренинга. Думаю, это было смешное зрелище – попытка укротить «купеческую» дочку под «боярские» апломбы до кухарки, без каких либо признаков того, что данная жена хоть кому нужна в этой семье. При этом МЧ с женой постоянно и непрерывно «выясняли отношения», что как уже всем давно понятно, этим самым не является. (Если отношения выясняются и выясняются, то, скорее всего, их нет). По некоторым высказываниям МЧ ясно, что он готов к разводу и технически все уже продумал, но не торопит события, а может она что придумает и сумеет зацепиться за его новую жизнь как-то сама. Он не против, но сам усилий прикладывать не будет. Тренинг с мамой – это явное действие, направленное на развод. Провокация конфликта. Что там будет дальше – конечно интересно и, надеюсь, что мы еще узнаем, чем дело закончилось. Потому как это терапевтически важно. А вот с антропологической точки зрения, это очень интересный пример.
Ну, скажем сразу, что такой случай не единичный, просто хорошо и выпукло оформленный в обстоятельствах. И вроде бы, является еще из 19 века описанным примером «из грязи в князи». Однако, это не совсем так, если исходить из того, как действует и описывает свои действия сам МЧ. Есть ощущение, что это пример такого дискретного миро восприятия, который характерен для виртуального типа сознания. Все мои связи, отношения, обязательства и возникающие привязанности существуют в рамках моего представления о нормах моей актуально происходящей жизни и в ее границах. Есть проект меня. Я – бизнесмен, у меня такая жена, так обустроена жизнь, и я веду себя одним образом. Меняется проект, меняется и все составляющие человеческих отношений. Маму не берем, это отношения данные до, априорно, но и мама подключалась только на стадии тренинга, а до этого ее участие в жизни семьи МЧ было минимальным. Если проводить аналогии с романами 19 века, где герой сначала разрывается и мечется, потом совершает выбор и этот выбор меняет не только обстоятельства его жизни, но и его самого, то тут все по-другому. МЧ ни сколько не мечется. Он меняет рамки своей жизни, принимая на себя и на отношения с людьми, новые рамки и новые нормы. В 19 веке острота драмы еще определялась тем, что это был судьбоносный выбор, который поворачивал твою жизнь кардинально, раз и навсегда. Такая развилка судьбы. А тут, в 21 веке совершенно понятно, что, если, например, завтра опять по внешним обстоятельствам поменяется проект жизни МЧ, то он точно так же «сбросит с хвоста» тех, кем обрастет на этом месте, и спокойно уйдет на новое. Или вернется в бизнес стратегию себя и ему опять может стать адекватна его прежняя жена. Но! Главное! Он не испытывает никаких морально нравственных переживаний по этому поводу. Он сам не предпринимает реальных усилий, чтобы забрать с собой в новую жизнь тех, с кем у него существуют отношения в старой жизни. Потому что отношений у него нет. Есть связи с людьми, которые занимают определенные позиции в структуре его отношений с миром. Но это фигуры, а не живые люди. От этих фигур ожидается адекватное месту функционирование, но все то, что составляет переживания этих людей – рассматривается как параметры функционирования, а не способ общения. Чужие переживания, и наши переживания, это способ общения. В дискретном мире – это параметры функционирующих объектов.
Больше того, в современных нам обстоятельствах и при скорости возникающих перемен, можно быть практически уверенным, что такие необходимости менять ареалы своего проживания у каждого возникают и не по одному разу за жизнь. Главный вопрос – как осуществляются эти перемены. Если вместе с местом меняются и люди, это виртуальный тип сознания. Если при перемене социального пространства жизни человек затрачивает специальные усилия и вместе с проектом себя, проектирует и места для близких людей – это онтический тип сознания. А если человек выбирает только те перемены, которые не нарушают сложившуюся структуру его личных взаимоотношений целиком, а остальные перемены отвергает – это онтологический. При этом совершенно точно можно сказать, что сам МЧ моральных переживаний не испытывает. Жаль, конечно, что жена такая, потому что еще разводиться, ребенка отбирать… ну, да что уж, «загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» Даже если они не упали, а даже еще трусят, но не вписываются в параметры нового парада. У МЧ нет сомнений в своей правоте и праве так поступать.
При этом стоит понимать, что жена МЧ вполне жертвой в этой ситуации не является. У нее не было иллюзий, за какие такие заслуги на ней женился ее муж. И пока она не сделала ничего, чтобы изменить ситуацию под себя. У нее нет проекта на себя, который бы конкурировал с виденьем на нее ее мужа. И она действительно не сделала ничего, чтобы самой вписаться в его новую жизнь. Может, конечно, ей просто не хватает ментальных ресурсов. Но так такие жизненные ситуации и есть повод резко поумнеть. Или нет, и остаться за бортом чужих жизненных проектов. Потому что в той ситуации ни у кого нет отношений. Только проекты и планы друг на друга. Любви никто не ищет. Очуметь!!!
Ольга Лобач

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...