Интервью

Ольга Грачева: конкурс позволяет вернуться к настоящей журналистике

Pr-менеджер Центра толерантности о созидателях
17.06.2018
Pr-менеджер Центра толерантности и член жюри конкурса «Я — Созидатель» Ольга Грачева рассуждает о том, почему НКО и СМИ надо дружить и конкурс полезен для авторов и героев. Также Ольга рассказала про созидателей, которые работают в Еврейском музее и Центре толерантности.
Кто для вас созидатель? Как вы его себе представляете?

Мне кажется, каждый человек, который живет на этой планете, хотел бы быть созидателем. Тот, кто живет не только для себя, а для людей вокруг него и, возможно, для общества, в котором он находится. Для меня созидатель — это тот человек, который хочет сделать так, чтобы было хорошо не только ему, но и тем, кто рядом с ним. А, возможно, и еще большему количеству людей, который находятся в поле зрения: город, страна, возможно, мир, планета. Может даже внепланетные какие-нибудь истории: как у Илона Макса, например. Он для меня пример созидателя, который 100% стал мотиватором для других людей. Доказал, что нет предела никакому умственному действию.

Почему важно рассказывать о созидателях?

К сожалению, на данный момент, та журналистика, которая есть в нашей стране и в мире, ушла от своего естественного понимания. Когда надо рассказывать о людях, о том что они делают, о том, к чему идет то или иное государство. В основе журналистики должен быть человек. Так говорили мне, когда я училась в вузе. И я бы хотела, чтобы это сохраняли все, кто сейчас называет себя журналистами. 

Для меня конкурс — это огромный шаг вперед. Я студентам, которые сейчас учатся на факультете журналистики в моем родном Ельце, советую читать «Русский репортер» и Лес (Les.Media — прим.ред.), потому что это реальные истории о людях. И только так вы сможете понять: «Вот смотри, кто-то делает. И я так и могу сделать также». Это абсолютно история о вдохновении.

И те, кто участвует в конкурсе, для меня абсолютные созидатели. Потому что рассказать о человеке это не так просто. Очень важно показать кто это, как его жизнь обстоит, что его подвигло на то, что он начал делать свой проект. Это очень важные истории. 
Мне кажется, что как раз этот конкурс и похожие проекты позволяют вернуться к настоящей журналистике и рассказывать о тех людях, которые делают мир лучше каждый день. Не просто придумывают проекты. А сами осуществляют, еще при этом не получают ничего, что чаще всего бывает, и не боятся ничего. Это истории про людей.
Иногда НКО не хотят идти на контакт с журналистами. Почему это происходит?

До музея я пять лет работала в организации, которая сначала называлась Детское движение Москвы, а потом стало называться Ресурсный центр для НКО. Сейчас это огромная организация, которая работает с НКО в Москве. Пять лет я отдала этому. Я как раз писала о некоммерческих организациях, в том числе ездила к ним. Действительно, 90% этих людей не хотят идти на контакт. Тому есть причина: когда-то их обидело государство, их обидели какие-то коммерческие структуры.

Кроме того, они просто зачастую не умеют говорить. Они не привыкли, очень стесняются. При этом делают глобальные дела. Я не имею ввиду глобальные в плане страны, но может даже в своем округе в Москве разрабатывают какие-то супер крутые вещи. Но они не могут об этом рассказать. Мне кажется, задача этого конкурса и тех, кто в нем участвует, — рассказать об НКО очень красиво. Дать возможность героям увидеть, что не так сложно общаться с кем-то. Потому что если социальщики не научатся говорить о себе, то никто о них и не узнает. Конкурс — это с одной стороны помощь созидателям раскрепоститься и показать, что они делают. А с другой стороны для авторов сделать так, чтобы эта картинка была настоящей, удобочитаемой, чтобы все говорили: «Да, круто! Какие мы молодцы».
В конкурсе денежные призы выдаются и автору, и герою. Как думаете, почему было принято такое решение?

Для Москвы и Питера, как и для любого города-миллионника, призовые суммы не такие большие. Я могу сказать, что для маленького города (как мой родной — с населением 130 тысяч человек) 15 тысяч рублей — это огромные деньги. Поэтому хорошо, что участники получат эту сумму и смогут ее как-то дальше использовать. Как авторы, так и те, про кого они будут писать. Поэтому деньги играют очень важную роль. Я считаю, это очень правильно, что конкурс не просто за медальку или какой-то сертификат. Очень хорошо, что награда предназначена и тем, и другим — это важно. По той простой причине, что если бы не было первых, никаких бы материалов не было. Как и наоборот.

Политика страны и в том числе Москвы идет навстречу НКО. Устраиваются гранты для них, раздаются деньги на добрые дела. Но вот рассказывать о них, мало кто готов. Конкурс позволит посмотреть как в России люди с совершенно разными способностями, совершенно разным достатком, совершенно разными внутренними качествами делают невозможное. То есть они преодолевают все барьеры и в итоге с командой или без нее делают какие-то единичные или из года в год проходящие проекты. На самом деле очень много хороших людей, которые делают вещи неимоверные. В глубинке и маленьких городах очень сложно это делать, а люди продолжают.

А может ли конкурс как-то помочь авторам?

Я тоже журналист по первому образованию. Скажу честно, что интервью и вообще история о человеке — это самый крутой формат журналистики какой только может быть. С одной стороны. А с другой — самый сложный. Потому что написать заметку или анонс — это очень просто.

Интервью — это круто, потому что это возможность для автора раскрыть человека. Показать фактуру, детали. Это удивительно: ты приходишь к герою, перед тобой обычный человек, казалось бы. А ты слушаешь его и понимаешь — это супер герой. И сделать так, чтобы об этом другие узнали — это как раз твое мастерство.  Здесь такая многозадачность. С одной стороны это очень удобно для тех к кому приходят, с другой стороны для тех, кто пишет  это тоже полезно. Потому что это дает огромный опыт.

Каждый из участников становится настоящим репортером, который приезжает на место, смотрит, как всё выглядит, как работает человек. Это опыт, возможность проявить себя как автора. В конкурсе очень много работ, так что это еще и конкуренция. Хорошая, партнерская конкуренция. 
Я наслаждаюсь чужими текстами, смотрю и думаю: «Какие умницы, мне есть, что взять от них». И также я понимаю, что и мои тексты кто-то читает и думает: «Круто, вот я хочу прийти в этот музей».
Участники конкурса могут увидеть, как работают другие. Это большая удача конкурса, что он всероссийский. Потому что в регионах не меньше талантливых ребят, которые очень хорошо пишут. Я считаю, что конкурс — это профессиональный репортерский опыт для них.

О каком созидателе вы написали бы материал для конкурса?

Честно скажу, когда только увидела объявление о конкурсе, очень хотела сама принять участие. Потому что я знаю людей, которые делают огромные дела. Я занимаюсь отдельной структурой Еврейского музея — Центром толерантности. И в этом центре работает супер команда! Мне, конечно, очень хотелось бы рассказывать про них больше. Не всегда это получается. Не многие хотят писать о людях, которые делают что-то хорошее. Всем хочется страшных историй. А у нас нет таких. У нас истории о том, что все равны и разные культуры могут соприкасаться.

Конечно, Анна Макарчук, директор центра толерантности, тот человек, о котором я могу вечно рассказывать. Как бы не казалось, что Музей и Центр на слуху, о том, что внутри происходит, не многие знают. А у нас, например, есть совершенно бесплатный проекты для преподавателей, школьников и студентов.

Есть отдельный проект «Пять шагов толерантности», который Аня Макарчук придумала со своей командой. Он рассчитан как раз на то, чтобы ребята были созидателями. Чтобы участники придумывали какие-то свои проекты и осуществляли их, помогая людям. Таких проектов около 150. Это много, если участь, что в Музей приходят классами, а не единично. Дети делают проект на школу. Это значит, что 150 школ создали какие-то проекты.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...