Заметки

Карнавал мертвых дворняг

Марина Ахмедова комментирует письмо Эрмитажа в Министерство Культуры
07.12.2016
Наш автор, писатель и журналист Марина Ахмедова, комментирует письмо, направленное генеральным директором Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровским в Министерство Культуры Российской Федерации.
Эрмитаж:
В связи массовыми обращениями граждан в Министерство культуры Российской Федерации относительно выставки «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния – воин красоты», организованной Государственным Эрмитажем, сообщаю:
Огромное количество обращений в интернет-приемную Министерства культуры граждан, выражающих свою, так называемую, активную гражданскую позицию, является ничем иным, как организованной провокацией со стороны тех, кто называет себя «зоозащитниками»: тех, кто с помощью социальных сетей стремится привнести в общество заведомо ложную информацию с целью нанести ущерб репутации Государственного Эрмитажа и дестабилизировать общество.
Марина Ахмедова
Уважаемый Эрмитаж, давайте рассматорим ситуацию на моем примере. По отношению к выставке Фабра – я обыватель. Но я писала в своих соцсетях об этой выставке, рассказывая своим друзьям и подписчикам, почему я на нее не пойду. И почему я ее буду судить, так и не увидев. При этом я сразу сообщу, что я не являясь зоозащитницей, но по мере возможностей я помогаю животным. Я все же полагаю, что помогать животным, защищать их – простая реакция человека, и эта реакция не характеризует его, как зоозащитника. Она характеризует его, как нормального человека со звездным небом внутри, если хотите и раз уж мы говорим об искусстве. Я не являюсь экспертом или сколько-нибудь сведущим человеком в области искусства. Поэтому я не могу сказать тем же своим читателям: выставка Фабра – это не искусство. Но лично для себя свои субъективные выводы я делаю. Я не ходила на выставку Фабра. И я никогда бы не пошла смотреть на чучела домашних животных. Не важно, Фабр – автор этих чучел или не Фабр. Мне все равно, кто их автор. Я просто имею право сказать – хочу я смотреть чучел или не хочу. А я субъективно не хочу.
Далее. Уважаемый Эрмитаж, не кажется ли вам, что вы с легкой долей презрения отзываетесь о зоозащитниках и даже берете это обозначение в кавычки. А вы интересовались биогрфией тех людей, которые выступили в соцсетях с протестами против выставки? Я интересовалась. Среди них были люди, которые вот уже много лет оказывают реальную помощь бездомным животным на наших глазах и в нашей стране. Почему вы противопоставляете их художнику и “зоозащитнику” Фабру? Я, к примеру, находясь в своей стране о зоозащитнике Фабре услышала, только когда он приехал к вам – в Эрмитаж – с выставкой. А этих людей я знаю давно. И мне, как обывателю, крайне неприятно видеть эти кавычки. Почему вы считаете, что уровень Эрмитажа – это вот такая нотка презрения в адрес людей, которые преданы своему делу?
Вы пишете, их цель “нанести ущерб репутации Эрмитажа и дестабилизировать общество”. Бог с вами! Да зачем же кому-то вдруг приспичило наносить репутации Эрмитажа ущерб? Вы серьезно полагаете, что, встав с утра не с той ноги, я подумала – “А нанесу-ка я сейчас ущерб репутации Эрмитажа!”. А с какой целью? Какой должна быть моя мотивация. То есть критика в адрес выставки – это уже не простое “нравится-не-нравится”, а “дестабилизация общества”? Мне кажется, в этом пункте вы проявляете излишнюю эмоциональность.
Котенок из зоны боевых действий
Эрмитаж
Большинство запросов, направленных в Министерство культуры созданы способом «копировать-вставить» и не имеют ничего общего с личным восприятием заявителями выставки Яна Фабра.
Запросы скопированы с определенных Интернет-ресурсов, таких как: ВКонтакте, Одноклассники и т.п. (https://vk.com/wall-28533609_238809; https://ok.ru/group/54934669950976/topic/73600772349952; https://vk.com/wall-80491605_111001). 

Марина Ахмедова
Тогда вернемся к чучелам. Чучело мамонта, исчезающего тигра или редкого африканского зверя я готова видеть в музее в качестве учебного экспоната. Я ведь никогда в жизни не увижу в Москве редкого африканского зверя. Но кошки и собаки – это наши домашние животные. Допустите, пожалуйста, вероятность того, что людям просто неприятна мысль о том, что надо смотреть на трупы домашних животных. Мне, к примеру, кажется, что эти существа при жизни итак достаточно страдали, и все, что надо было бы сделать, найдя труп на дороге, это закопать его в землю. Повторюсь, такой подход не имеет никакого отношения к искусству. Но позвольте и нам, простым гражданам, не отягощенным тайными знаниями в области высокого и прекрасного, самостоятельно решать – хотим-не-хотим, пойдем-не-пойдем, нравится-не-нравится. Что я хочу сказать: в случае выставки Фабра, ее можно не посещать для того, чтобы испытать к ней отторжение. Читайте выше – отторжение вызывает сама мысль о том, что кто-то из твоей любимой собаки или кошки может сделать чучело и выставить ее где-то на всеобщее обозрение.  

Эрмитаж
Выставка Яна Фабра в Государственном Эрмитаже является мощнейшим призывом к бережному отношению к животным, которые многие столетия сопровождали человека. Фабр вместе с зоозащитниками всего мира выступает против потребительского отношения к животным.
В 242-м зале Главного Штаба представлены инсталляции Яна Фабра «Карнавал мертвых дворняг» (2006) и «Протест мертвых бездомных котов» (2007). Их тематика соотносится с экспозицией Фабра в Зале Йорданса в Новом Эрмитаже, где образ бездомной собаки как символа верности и искренности акцентирован художником в полотнах старых мастеров из постоянной экспозиции. Бездомные кошки и собаки, представлены чучелами, изготовленными профессиональным таксидермистом из тел бездомных животных, подобранных Фабром вдоль автомобильных трасс. В Европе, где действует конвенция о защите прав животных, хозяева, которым нечем платить за лечение и утилизацию трупов животных, выбрасывают своих питомцев на дорогах. Фабр критикует этот бесчеловечный обычай. Этих бездомных животных он «возвращает» к жизни, поместив в контекст праздничного карнавала: и вот подло выбросивший собаку хозяин натыкается на неё в музее.

Марина Ахмедова
Уважаемый Эрмитаж, у меня мороз по коже проходит от слов – “Карнавал мертвых дворняг”, “Протест мертвых бездомных котов”. Вы уж меня простите, но они больше напоминают названия каких-нибудь фильмов ужасов, где мертвые животные оживают, превращаются в зомби и начинают всех пугать. Снова простите – на этот раз уже мою впечатлительность.
Вы и ваш автор может сколько угодно правильных нужных слов накрутить вокруг своих экспонатов, работ и продуктов творчества. Я многожды видела ничего не представляющие из себя предметы на выставках, вокруг них, как правило, всегда накручиваются слова, потому что без слов эти предметы не работают, не вызывают ни чувств, ни понимания предназначения и происхождения этих предметов. Так вот. А если я буду протестовать, например, против насилия? Я могу устроить инсталляцию с насилием? Только дело в том, что при разглядывании этой исталляции, непричастный к ней зритель не совсем понимает – что ему пропагандируют: насилие или отказ от него? Всегда нужны слова. Но вот я в случае с выставкой Фабра, четко ощущаю, как Эрмитаж меня хочет одурачить. Я говорю – “Я не хочу смотреть чучел кошек и собак”. Мне говорят – “Ты просто не понимаешь посыл – мы за животных”. Я говорю – “Я тоже за животных! Я и без Фабра за животных! И если я кого-то и хочу в этом случае защитить, так это мертвых животных от Фабра”. Мне говорят (в уничижительной манере, как правило) – “Ты просто ничего не понимаешь в искусстве”. А я в нем действительно ничего не понимаю. Но можно я все равно сама буду решать, нравится мне смотреть на чучел или нет?
Еще кое-что, уважаемый Эрмитаж. На войне я часто видела подло выброшенных домашних животных. Иногда их удавалось спасти, иногда нет. Когда не удавалось, мы их хоронили. А хозяев я находила и в лицо им сообщала – “Вы – подлец и предатель”.


Эрмитаж
Не отставляет сомнений и факт того, что даже организаторы провокации, не говоря уже о тех, кто просто подписал заготовленное ими обращение, не посещали выставку в Эрмитаже. Об этом, в частности, свидетельствует текст обращения, который содержит указание на экспонат в виде распятого на кресте кота, тогда как в реальности такого экспоната на выставке нет. Соответственно, остается неясным, как могли пострадать чувства верующих и психика детей от предмета, который на выставке никогда не экспонировался.
Дополнительно отмечу, что экспозиция обозначена знаком «16+», таким образом, находится в рамках правового поля нашей страны.

Марина Ахмедова
Могу вам сообщить, что моя психика от выставки не пострадала прежде всего потому, что я на нее не пошла. Я при этом допускаю, что есть немало людей, которые посетили выставку, и она им понравилась. И они восприняли именно те идеи, которые вы до них хотели донести. Но и вы допустите мысль о том, что могут существовать на свете люди, которые думают и воспринимают иначе. Если уж вы ссылаетесь на соцсети, то и у меня в ленте наблюдалась масса людей, которые высказывались о выставке негативно, но при этом не призывали воевать с ней, запрещать, насильно закрывать. Люди просто обсуждали событие. Но, знаете, кажется от совеременно искусства и отталкиват в основном такой момент – когда его знатоки берут с тобой, с простым обывателем ,вот этот высокомерный тон. А тон вашего письма – довольно высокомерен. Вы, чувствуется, не очень высоко ставите людей, которые смотрят на Фабра и “карнавал мертвых дворняг” иначе, нежели вы. А зря. Потому что цель искусства – это еще и найти диалог с миром. Мы – мир. Разговаривая с нами таким образом, вы вряд ли этот диалог найдете. 

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • АТ
    @Timeskhan
    11 months ago

    Не всем зоозащитникам, оказывается, претят выставленные напоказ тела мертвых животных.
    Например лидер самодеятельного "Альянса защитников животных" Юрий Корецких ( Есман ) по поводу инсталляции "Карнавал мёртвых дворняг" заявил : "... На мой взгляд, искусство должно удивлять, открывать для человека новые грани, и Фабр с этим справляется."

    Далее см. статью Лидер веганов поддержал Фабра и Эрмитаж.

  • АТ
    @Timeskhan
    11 months ago

    Не всем зоозащитникам, оказывается, претят выставленные напоказ тела мертвых животных.
    Например лидер самодеятельного "Альянса защитников животных" Юрий Корецких ( Есман ) по поводу инсталляции "Карнавал мёртвых дворняг" заявил : "... На мой взгляд, искусство должно удивлять, открывать для человека новые грани, и Фабр с этим справляется."

    Далее см. статью "Лидер веганов поддержал Фабра и Эрмитаж."