Герои

Почему-то мне не все равно

Волонтерский поисково-спасательный отряд «Поиск пропавших детей-Орёл»
08.06.2018
Его руководитель Олег Тютякин о бегунках, девочках, фейковой магии и о том, как надеяться до последнего, но готовиться ко всему.
Нужно работать
Олег Тютякин
Объединение действует с 2012 года. До этого Олег, тогда студент Орловского автодорожного техникума, возглавлял молодежный оперативный отряд по охране общественного порядка при учебном заведении. Фактически это добровольная дружина, которая помогала полиции патрулировать улицы.

- В декабре 2012 года к нам обратились волонтеры отряда по поиску пропавших детей из Липецкой области. В Орле мог находиться ребенок из их региона Данила Белых. Как оказалось, он действительно был здесь, в цыганском таборе, однако найти его не удалось до сих пор. Ребенка, скорее всего, вывезли в Ростовскую область, где следы его затерялись. Но с тех пор в Орле начал активно работать наш отряд. Примерно через год мы заключили соглашения со Следственным комитетом и УМВД — стали получать информацию о пропавших непосредственно от дежурных частей. А в феврале этого года официально зарегистрировались как некоммерческая организация. У нас сформировано два подразделения: в Орле и самом крупном райцентре области Ливнах. Активисты - около трех десятков человек, в основном студенты. В нашем городе работают два поисковых отряда: наш и «Лиза Алерт». И мы постоянно сотрудничаем, - рассказывает Олег.

По его словам, Орел – достаточно благополучный с точки зрения исчезновения людей город. За 2017 год в организации было зарегистрировано 105 заявок на поиск, в этом году — 35. И это не только дети.

- Пропал человек — нужно работать, и мы работаем, - говорит Олег.
Отряд волонтеров "Поиск пропавших детей-Орёл"
Бегунки
Чаще пропадают трудные подростки – просто уходят из дома. Сотрудники полиции и волонтеры называют таких «бегунками». Многие из «бегунков» волонтерам давно и хорошо знакомы. И место, где пропавших можно найти с большой долей вероятности, тоже известно — в самом крупном торгово-развлекательном центре города.

Наиболее распространенные причины уходов из дома: поссорился с родителями, поссорился с друзьями, не дали телефон, не купили телефон… Недавно девочка ушла из дома, потому что мама выбросила из дома кота.

Причем речь идет не только о детях из неблагополучных семей. Бывают среди «бегунков» дети и из неполных семей, где мама поднимает ребенка одна и работает почти круглые сутки. Случаются побеги из школ-интернатов.
Акция, организованная объединением "Поиск пропавших детей-Орёл" 25 мая 2018 года. Огоньки свечей символизируют свет родного окна или свет путеводной звезды, который поможет пропавшим найти дорогу домой.
- В этом году меня поражают девочки. Никогда с ними было проблем, но с начала года большая часть поисков по детям — это девочки от 12 до 17 лет. Девочки сейчас начинают рано себя чувствовать взрослыми. Лет в 14 начинается любовь... Причем не с ровесниками, а с тем, кто постарше. Иногда сильно постарше... У меня 1 января в этом году началось с того, что у меня девочка ушла из школы-интерната. Ее не было двое суток. Как оказалось, «зависала на вписке» - у кого-то на квартире. Когда пропадает подросток, первым делом начинаем проверять группы в соцсетях, где предлагают «вписки». Бывает, находишь «бегунка» в этой группе, потом с фейкового аккаунта приглашаешь к себе... Вообще, сложно работать со школами-интернатами, они нередко отказываются предоставлять информацию. Был случай в Орловской области, когда из школы-интерната сбежал 15-летний парень, которого собирались поместить в специализированное учреждение... да в психушку, если прямо говорить. Было невозможно добиться от интерната даже фотографии. К нам пришла ориентировка из полиции, но звоним на место - отвечают: «А мы не хотим с вами сотрудничать, не хотим освещать это в Интернете!» Время, между тем, дорого — парень убежал в лес, могло случиться, что угодно, он мог что-то с собой сделать. И только когда подключили региональный департамент образования, федерального уполномоченного по правам ребенка, нам выдали информацию и даже извинились. Человека к тому времени нашли, к счастью, невредимым, - вспоминает Олег.
Фейковая магия
Олег на форуме НКО в Совете Федерации
По словам Олега, сильно осложняют работу фейковые объявления -  лживые посты в соцсетях о том, что кто-то пропал или нашелся. Бывает, эти дети уже найдены погибшими, а их фотографии периодически всплывают в лентах.

Иногда такие посты - дело рук «хейтеров» (так сейчас называют деструктивных людей, которые ненавидят всех или кого-то конкретно). А бывает, что таким образом владельцы хотят сделать более популярными свои страницы или группы — эмоциональные публикации об исчезновении людей увеличивают просмотры.

Гадалки и разного рода маги тоже добавляют сложностей.

- Мы как-то проводили эксперимент: делали ориентировку на своего же волонтера и размещали в группе в соцсети, где пропавших ищут колдуны. Трое сказали, что у него проблемы с головой, четверо — что он где-то около реки, остальные — что он погиб. А человек сидит рядом и за всем этим наблюдает. Однако близкие пропавших очень этим магам верят... Даже учитывая то, что гадалки почти всегда говорят: пропавшие погибли. Родные верят, и перестают помогать в поисках. Так случилось, например, с поиском артиста одного из орловских театров (он ушел из дома два года назад). Человека, похожего на него, периодически видят в пригороде Орла. Однако колдунья сказала родственникам, что его нет в живых, и они даже не отвечают на наши звонки. Мы, конечно, проверяем всю информацию, но результата пока нет, - Олег опускает глаза.
Готовы к любому исходу
Как признается мой собеседник, наиболее сильный след в его памяти оставляют истории поиска взрослых людей с трагическим концом.

- Вот октябрь 2017 года - нашли застреленным таксиста, которого мы искали две недели. Или, например, три года назад искали солдата-срочника - сбежал из психиатрической больницы. Услышать, что его нашли погибшим, было шоком для нас. К этому невозможно привыкнуть. Всегда шок. Особенно, если человек только начал жить... Мы надеемся на лучшее до последнего, но готовим себя к любому исходу. Например, недавно был поиск в Дмитровском районе. Мужчина пропал две недели назад — мы решили для себя: если его по свидетельским показаниям не находим, ищем труп. К счастью, он нашелся живым и здоровым спустя еще две недели — уехал в Орел работать на стройку и не поставил в известность соседей, - рассказывает Олег. - Но, как правило, человек не может  исчезнуть бесследно! Если он жив, не бывает такого, чтобы его никто не видел. Никто не ожидает, что после трех недель поисков в лесу найдут четырехлетнего ребенка живым. И если мы не будем морально готовы к любому исходу, то не сможем этим заниматься. Но у нас в Орловской области детей почти всегда находят живыми. Во многом благодаря тому, что по-настоящему дети пропадают редко, поднимается большой резонанс. А на поиски детей выходит, как правило, гораздо больше людей, чем на поиски взрослых.
Всегда шок, когда человек, которого ты ищешь, оказывается погибшим. Особенно, когда человек только начал жить...
Мужчина пропал две недели назад — мы решили для себя: если его по свидетельским показаниям не находим, ищем труп. Не может человек исчезнуть бесследно! Если он жив, не бывает такого, чтобы его никто не видел.
Если же считать в масштабах страны, количество пропавших детей сопоставимо с числом погибших в автокатастрофах. К примеру, в конце мая в Брянской области искали 4-летнего мальчика. Населенный пункт, где он пропал, находится возле брянских лесов - была вероятность, что ребенок заблудился. Однако мальчика нашли погибшим недалеко от дома — он утонул в школьном туалете. Да, во многих деревнях и селах России в школах нет канализации - туалеты находятся на улице, свободные для доступа всех желающих.
Олег Тютякин в одной из орловских школ. Волонтеры проводят встречи с детьми, где рассказывают, чем грозит самовольный уход из дома или школы.
С другой стороны занавески
Члены поискового отряда работают исключительно на добровольных началах, и за то, что делают, не получают ни рубля. Нередко даже вкладывают свои деньги.

На вопрос, зачем ему это нужно, Олег пожимает плечами:

- Я фанатею от этой работы. Зарабатываю тем, что тружусь в службе безопасности по графику сутки через двое. Из 48 часов отдыха отдыхаю максимум 12. Все остальное время занимаюсь общением с коллегами, мониторингом соцсетей, готовлю материалы для обучения волонтеров и тому подобное. Бывает, сидишь всю ночь на телефоне: например, в соседнем регионе пропал ребенок, коллегам нужно помочь — поработать на линии. Чужих детей не бывает ведь... И иногда, сталкиваешься с такими ужасными ситуациями, вроде той, когда детей в Орле держали на цепи! До того, как начал заниматься поиском, думал: у нас очень тихий город. Но посмотрев с другой стороны занавески, понимаешь: это не так. Люди пропадают, некоторые из них погибают, люди сводят счеты с жизнью, жестоко обращаются с детьми и так далее... И я неравнодушен к этому. Почему, сложно сказать. Почему-то мне не всё равно.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...