Герои

Над нами Красный Крест.
Как детей всем миром спасали

Вынужденное кругосветное путешествие тысячи детей,
о котором теперь узнали учащиеся Лицея НИУ ВШЭ
25.05.2018
Одиссея петроградских детей началась в 1918 и
закончилась только в начале 1921 года.
Эта история произошла очень давно, но и сегодня она может служить примером и символом гуманизма и самоотверженности людей, которым представилась возможность объединить свои усилия ради спасения совсем чужих для них детей, попавших в беду.

Все началось весной 1918 года, когда Петроград отогревался после морозной, голодной и страшной послереволюционной зимы. Стало теплее, но ситуация с продовольствием оставалась угрожающей.
Мракобесие. — Смерч. — Содом.
Берегите Гнездо и Дом.
Долг и Верность спустив с цепи,
Человек молодой — не спи!
В воротах, как Благая Весть,
Белым стражем да встанет — Честь.

Обведите свой дом — межой,
Да не внидет в него — Чужой.
Берегите от злобы волн
Садик сына и дедов холм.
Под ударами злой судьбы —
Выше — прадедовы дубы!

Марина Цветаева
6 июня 1918
Мракобесие. — Смерч. — Содом.
Берегите Гнездо и Дом.
Долг и Верность спустив с цепи,
Человек молодой — не спи!
В воротах, как Благая Весть,
Белым стражем да встанет — Честь.

Обведите свой дом — межой,
Да не внидет в него — Чужой.
Берегите от злобы волн
Садик сына и дедов холм.
Под ударами злой судьбы —
Выше — прадедовы дубы!

6 июня 1918
В один из дней середины мая 1918 г. во многих газетах появилось следующее сообщение:

«В Петербурге небывалое катастрофическое положение. Хлеба нет. Населению выдаются остатки картофельной муки и сухарей. Красная столица на краю гибели от голода. Контрреволюция поднимает голову, направляя недовольство голодных масс против советской власти. Наши классовые враги — империалисты всех стран стремятся сдавить кольцом голодной смерти социалистическую республику. Только напряжение всех сил советских организаций, только принятие всех мер по немедленной погрузке, по экстренному продвижению продовольственных грузов может спасти и облегчить положение. Именем советской социалистической республики требую немедленной помощи Петербургу. Непринятие мер — преступление против советской социалистической республики, против мировой социалистической революции.
Председатель Совнаркома Ленин. Наркомпрод Цурупа.»
«В Петербурге небывалое катастрофическое
положение. Хлеба нет. Красная столица
на краю гибели от голода.»

Ужасы петроградского быта того времени заставили ответственных людей подумать о судьбах детей.

Всероссийский союз городов был основан еще в 1914 году партией кадетов и либеральной буржуазией для помощи раненым, больным и пострадавшим от военных действий. Вместе с Народным комиссариатом просвещения Союз городов взял на себя заботу об устройстве летних детских колоний подальше от Петрограда, там, где еще хватало продовольствия и обстановка была более спокойной.
Летние детские колонии (прообраз пионерских лагерей советского периода) существовали уже давно, с конца XIX века. Теперь, в 1918 году, их название стало звучать так: «Петроградские детские летние питательные колонии». А ребята стали называть себя колонистами. Они были очень разные: мальчики и девочки разного возраста из гимназий, реальных и коммерческих училищ, пансионов, находившихся как в самом городе, так и в пригородах.

18 мая 1918 года первый эшелон, состоявший из санитарных вагонов, покинул Петроград с Финляндского вокзала. Ехавшие в нем ребята условно назывались Первой колонией.
18 мая 1918 года первый эшелон покинул Петроград с Финляндского вокзала.
Вот что было написано в отчете Союза городов:

«Первой задачей должна быть эвакуация из Петрограда детей в более юном возрасте от 7 до 14 лет, почти обреченных здесь на вымирание. Первый санитарный поезд с 475 детьми отбыл из Петрограда 18 мая. Надо было присутствовать при отправке поезда — видеть радостно возбужденные лица детей, размещенных со всеми удобствами в санитарном поезде, и слушать их восторженные и удивленные возгласы за ужином: „Каша!...С маслом!...“ При прощании с родителями из 475 ребят заплакала только одна девочка.»
Солнце светит всё приветней,
Мы уедем в лагерь летний!
Мы уедем в лес, к реке
На большом грузовике.

Лев Квитко
Путь на Урал оказался долгим. Поезда то и дело останавливались, чтобы заправиться водой и углем, пропускали встречные военные эшелоны. На больших станциях колонисты старались купить какую-нибудь еду на карманные деньги, которыми заботливо снабдили их родители.

Когда первый эшелон подъезжал к Челябинску, неожиданно поезд резко затормозил, и появились солдаты в незнакомой форме, говорившие на чужом языке.
Это были бойцы Чехословацкого легиона — бывшие военнопленные, перешедшие на сторону русских. Они восстали против попыток советского правительства разоружить их и не пускать дальше на восток, откуда они собирались отправиться домой, в Европу.
Выдержки из рассказов известного чешского писателя Ярослава Гашека, попавшего в те годы на Урал, помогут увидеть картину великого и страшного времени:
Ярослав Гашек
Комендант города Бугульмы

В городе безвластие, и городской голова вместе со всем городским управлением уже два дня ожидает с хлебом и солью, чтобы почтить того, кто первым (белые или красные) вступит в город.

***

Адъютант коменданта города Бугульмы


«Всему населению Бугульмы!
Сегодня мною занят город Бугульма, и я беру управление городом в свои руки. Бывшего коменданта Гашека за неспособность и трусость я отстраняю от должности и назначаю его своим адъютантом.

***

Комендант города Ерохимов».

«Всему населению Бугульмы и уезда!
Приказываю, чтобы все жители города и уезда, которые не умеют читать и писать, научились этому в течение трех дней. Кто по истечении этого срока будет признан неграмотным, подлежит расстрелу.

Комендант города Ерохимов».
"Рассказы и фельетоны 1920-1922"
К лету 1918 года чехи взяли власть в районе. Против них начала военные действия Красная Армия. Вмешались другие силы, и началась Гражданская война.
Петроградские колонисты попали
 из огня да в полымя.
Но воспитателям удалось договориться с новыми властями, и все колонисты вскоре оказались в городке Миассе, где для них уже было приготовлено помещение.
У детей началась обычная летняя жизнь с экскурсиями, играми, шалостями, танцами и концертами!
Легко, весело, сытно – так продолжалось примерно до середины лета, когда стало ясно, что из-за военных действий возвращение домой придется отложить. Да и денег на обратный путь уже не оставалось из-за стремительной инфляции. Даже на еду для колонии уже не хватало и приходилось брать продукты в долг, а одна воспитательница даже отдала свое обручальное кольцо мельнику за мешок муки.

Вскоре война приблизилась и к колонии. Начались перестрелки, время от времени появлялись то красные, то белые, то чехи. Бывало, и случайные пули залетали в спальни к детям, к ужасу воспитательниц. А бывало и такое, что вообще не следовало видеть детям.
Из воспоминаний колониста Первой колонии Юрия Заводчикова:

"Однажды летним солнечным вечером мимо нашей казармы, находившейся на самой окраине города, у леса, проходила группа изможденных полураздетых людей, окруженных со всех сторон вооруженной охраной. То были „красные“, попавшие в руки „белых“.
Один из них, совсем молодой парень, едва плелся позади всех. И вот солдат-охранник с силой ударил его прикладом винтовки в спину. От этого неожиданного толчка все тело его изогнулось волной, и он, с трудом удерживаясь на ногах, с ужасом смотрел на своих мучителей...
Всю эту группу подвели к опушке леса и, окружив кольцом охраны, накинули петли на шеи и тут же повесили на сучьях деревьев на виду у всех..."

Бывало, случайные пули залетали в спальни к детям.
Те же возгласы ветер доносит;
Те же стаи несытых смертей
Над откосами косами косят,
Над откосами косят людей.

Андрей Белый
Вторая колония, прибывшая неделей позже, разместилась в пустующем санатории Курьи.

Из дневника колонистки Вали Роговой:

"Местопребыванием колонии было назначено местечко — Курьи, «курорт». Поехали туда на открытых платформах. Виды!.. Цветы!.. Все в восторге!
В 12 обедали, а после обеда до ужина в 6 часов — предавались отдыху, или играли в крокет, или ходили в лес, или делали набеги на деревню. После ужина занимались флиртом с колонистами, гуляли и играли. По воскресеньям в курзале танцевали, под дикое пение маленьких мальчишек, изображавших оркестр, играли на лужайке в разные игры, а иногда ставили спектакли; непременно Островского, и непременно маленькие танцевали «Снежинки». Бывали прогулки на луну... т.е. не на саму луну, а на обрыв, к реке — смотреть на луну. (Занятие ничем не хуже других!)"
Виды!.. Цветы!.. Все в восторге!

 После ужина занимались флиртом
с колонистами, гуляли и играли.
Но и в этом прекрасном месте скоро стало неспокойно.
К осени стало ясно, что путь назад отрезан, и придется зимовать на Урале. Еды стало совсем мало, ночи стали холодными, летняя одежда не достаточно согревала и днем. Помещения, в которых жили ребята, постепенно начали забирать под госпитали. Связи с родными в Петрограде не было.

К счастью, на помощь пришли местные состоятельные люди и организации. К зиме 1918 года все колонисты были тепло одеты и обуты.
Но воспитателям пришлось разбить колонии на небольшие группы и разъехаться с ними по разным поселкам и городам Урала и Сибири.
Связи с родными в Петрограде не было.
В это время в Петрограде родители ничего не знали о колонистах, потому что почта не работала, и до них доходили лишь скупые сведения, которым трудно было верить. Родительский комитет принял решение делегировать нескольких отцов для поиска детей и решения вопроса об их судьбе на месте.

Ответственным за эту рискованную экспедицию назначили Валерия Львовича Альбрехта, музыканта, работавшего в это время в Русском музее.
С огромным трудом, преодолев разные административные препятствия и пробравшись через линии фронтов, Валерий Львович добрался до Петропавловска, где жили его дочери Таня и Настя.

Он привез список колонистов, в котором рядом с именем ребенка стояла подпись его родителей. Просто подпись — но сколько раз просили дети показать эти листки, чтобы увидеть подпись родного человека.

К сожалению, делегаты не сумели организовать отправку детей домой по железной дороге. Не было транспорта и было слишком опасно двигаться через районы боевых действий. Но они сумели найти выход и, уезжая, обещали детям, что скоро им на помощь придут добрые люди.
Рядом с именем ребенка стояла подпись его родителей. Просто подпись — но сколько раз просили дети показать эти листки, чтобы увидеть подпись родного человека.
Ниже прочтите письмо дочки Валерия Львовича, Насти Альбрехт, домой. Она очень просила отца забрать ее с собой, но он не мог взять только свою дочь.
Настя заболела воспалением легких. Её не стало в 1919 году.
"Дорогая, золотая мамочка!

Как ты поживаешь?
Я очень хорошо живу, но только мне очень скучно. Папа сказал, что ты очень беспокоишься обо мне, но ты погляди на нашу открытку и не беспокойся, потому что мы очень тепло одеты.

Мамочка, я учусь в третьем классе по новому, но только очень трудно, потому что я ошибаюсь.

Мама, я хочу к тебе.

От Насти.

Мама, Мама, Мама я хочу очень, очень, очень к тебе.

Твоя дочка Настя

                                                                              Мама,

Мама...
Письмо Насти Альбрехт
И действительно, в спасение детей включилась миссия Американского Красного Креста, которая располагалась во Владивостоке, в составе Американского экспедиционного корпуса. Задача Красного Креста - помогать всем больным, раненым и пострадавшим от военных действий.
Когда руководитель Миссии, бывший журналист из Гонолулу Райли Аллен узнал о бедственном положении петроградских детей, он принял решение собрать их всех вместе и отправить тремя эшелонами во Владивосток, где он мог принять все заботы о них на свои плечи.
Из дневника Вали Роговой:

Доехали до Красноярска; прибыли туда ночью, и стояли очень мало; шел дождь...
После Иркутска начались туннели. В самом длинном из них ехали 10 минут.
Тьма египетская и страшный грохот от поезда.
Потом началось Байкальское озеро. Проснулись как-то и увидели синюю-синюю полосу; очень красиво, но всё это издали.
Потом ехали по Манчжурии. Стояли в очередях за обедом у кухни-теплушки, а на остановках гуляли около вагонов. По вечерам, забравшись на верхнюю полку — пели хором.»
Три эшелона с колонистами прибыли во Владивосток к началу сентября 1919 года. Начался новый этап в жизни петроградских скитальцев. Почти целый год прожили ребята здесь на полном обеспечении Американского Красного Креста, который потратил колоссальные средства для того, чтобы кормить, одевать и обувать, лечить, обучать и развлекать более восьмисот человек детей самого разного возраста. К каждому нужен был свой подход, ко всем нужно было предъявлять строгие требования, потому что без дисциплины невозможно было бы наладить нормальную жизнь. Это хорошо понимал Райли Аллен, который взял на себя ответственность за объединенную теперь колонию и стал ее директором.
Задача Красного Креста - помогать всем больным, раненым и пострадавшим от военных действий.
В апреле 1920 года во Владивосток вошли японские войска и прочно заняли там позиции.
Стало ясно, что отъезд в Петроград по железной дороге невозможен. Американский экспедиционный корпус и вместе с ним Красный Крест получили предписание срочно сворачивать дела и как можно скорее покинуть Россию.
Аллен встал перед непростым выбором: оставить детей на произвол судьбы, забыв все свои обещания вернуть их к родителям, или найти иной способ доставки своих подопечных в Петроград. Вскоре способ был найден: двигаться на пароходе через два океана к берегам Балтики...
13 июля 1920 года японский сухогруз с красивым названием «Йомей Мару», срочно переоборудованный под нужды необычных пассажиров, покинул Владивосток и взял курс на Японию. На борту находились все сотрудники Американского Красного Креста, почти 1000 русских детей, русские воспитатели и персонал, бывшие военнопленные, отправлявшиеся на родину и готовые выполнять в дороге любые хозяйственные работы, и конечно, японская команда во главе с молодым капитаном Мотодзи Каяхара.
Первой остановкой был японский порт Муроран на острове Хоккайдо, где колонисты встретились с японскими школьниками.
После короткой стоянки в Муроране «Йомей Мару» взял курс через Тихий океан на Соединенные Штаты и через 20 дней морского пути, 1 августа 1920 года его встречали в Сан-Франциско представители Молодежного отделения Красного Креста. Они принесли для детей подарки: апельсины, жевательную резинку, запонки, игрушки и многое другое.
Официальные лица приветствовали колонию. Было много речей и телеграмм от разных организаций.
В следующие дни для детей были устроены экскурсии по городу, прогулка по парку, пикники и другие развлечения.
Сам президент Вудро Вильсон просил передать его приветствие детям.
6 августа дети покинули гостеприимный Сан-Франциско и продолжили путешествие.

Из записей в судовом журнале:
«Детское меню на 12 августа 1920 г.
Завтрак: грейпфрут, кофе, яблоки, хлеб.
Обед: овощной суп, консервированные фрукты, чай со льдом, хлеб.
Ужин: холодное мясо, сыр, джем, хлеб, холодный чай с лимоном.»


Меню может показаться странным и слишком бедным. Однако и эту еду не все могли есть, потому что и днем, и ночью стояла невыносимая жара, ветра не было, а влажность была очень высокой, и многие колонисты и персонал очень страдали в эти дни. Доктор Эверсол велел давать детям как можно больше воды или чаю с лимоном и со льдом. Тем не менее не обошлось без нескольких случаев тепловых ударов.
И вот «Йомей Мару» входит в совсем недавно построенный Панамский канал, соединяющий Тихий и Атлантический океаны.
Дети высыпали на палубу, чтобы получше рассмотреть диковинные сооружения - шлюзы. С берега прислали специальные брошюры, в которых рассказывалось об устройстве канала и работе шлюзов. У шлюза Гатун детей опять забросали фруктами и сластями, а у последнего шлюза дети устроили грандиозную овацию с возгласами „спа-си-бо!“ в благодарность доброму народу Панамы.
А затем Нью-Йорк! Встречи с выходцами из России, с местными организациями, концерты, экскурсии, митинги. Сам президент Вудро Вильсон прислал письмо, в котором просил передать его приветствие детям.
И вот удивительный «ковчег детей» покидает гостеприимную Америку и берет курс на курс на Европу.
Спустя 14 дней судно прибыло во французский порт Брест, откуда направилось в сторону Скандинавии. Чудом избежав встречи с морскими минами, которых было полно в акватории Балтийского моря, «Йомей Мару» прибыл в Финляндию.

Колонисты и сотрудники Красного Креста простились с моряками и капитаном Каяхара и навсегда покинули борт судна, которое было для них настоящим плавучим домом в течение последних двух с половиной месяцев.
Колонию поселили в бывшем Императорском санатории в поселке Халила. Здесь колонисты провели еще больше трех месяцев, отправляясь небольшими группами в Россию через пограничный пункт на реке Сестре.
Каждый колонист вез с собой в Петроград большой мешок с продовольствием на первое время, которым снабдил детей Красный Крест. Каждый уносил в своем сердце уверенность в том, что на свете есть добрые люди, есть настоящие друзья, которые всегда придут на помощь и не бросят в беде.
До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки,
 без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Сергей Есенин
Прощаясь с детьми, многие из которых уже стали совсем взрослыми юношами и девушками, сотрудники Американского Красного Креста понимали, что вряд ли увидят их когда-нибудь снова. Но все понимали, что никогда не смогут забыть эту удивительную одиссею, участниками которой им было суждено стать.
Каждый уносил в своем сердце уверенность в том, что на свете есть добрые люди.
На Финляндском вокзале, который они покинули 2,5 года назад, было так же темно и неуютно. Встречавшие их родители выглядели постаревшими, усталыми и изможденными. Ничто не изменилось к лучшему и в городе, в который колонисты так стремились все долгие месяцы своих скитаний.
В Петербурге мы сойдемся снова,
Словно солнце мы похоронили в нем,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесем.
***
Дикой кошкой горбится столица,
На мосту патруль стоит,
Только злой мотор во мгле промчится
И кукушкой прокричит.
Мне не надо пропуска ночного,
Часовых я не боюсь:
За блаженное, бессмысленное слово
Я в ночи советской помолюсь.

Осип Мандельштам
А позади остались 36 000 километров пути по суше и по морю, дни радостей и печалей, встречи и расставания и огромный жизненный опыт, который теперь уже навсегда оставался с ними и не мог не повлиять на их дальнейшие судьбы.
Так закончилась эта удивительная страница в истории не только Петербурга и России, но и всего мира. Начинался новый этап жизни, и никто не знал, что ждет их впереди...
28 апреля 2018 г. в Лицее НИУ ВШЭ (Москва) состоялось открытие передвижной выставки «Над нами 
Красный Крест. Как детей всем миром спасали».
Фотографии с мероприятия 
Координаторы международного проекта "Над нами Красный Крест" о презентации в Лицее НИУ ВШЭ:

" 28 апреля 2018 г. в Лицее НИУ ВШЭ (Москва) состоялось открытие передвижной выставки «Над нами Красный Крест». В актовом зале Лицея собрались лицеисты и гости, в том числе потомки участников событий, о которых в очень интересной форме рассказала Елизавета Толстогузова. Ей помогали, помимо лицеистов, приглашенные ею к сотрудничеству профессиональные артисты и музыканты.

Литературно-музыкально-мультимедийная композиция по сценарию Елизаветы помогла в краткой и эмоциональной форме рассказать об одиссее петроградских детей. Очень удачно подобранные фотографии, документы и рисунки, поэтические и прозаические цитаты из классиков русской и зарубежной литературы, вокальные номера в исполнении хора мальчиков «Алые паруса» — все это создало атмосферу искреннего интереса и сочувствия к судьбам петроградских детей, попавших в беду.
Участие потомков спасенных детей, которых Елизавета пригласила на открытие выставки, несомненно, придало большую достоверность и реальность тем удивительным, и порой фантастическим событиям, о которых шла речь.

Елизавета провела очень большую подготовительную работу, для того, чтобы более подробно познакомить с одиссеей петроградских колонистов своих товарищей-лицеистов и всех желающих.На странице в социальной сети вКонтакте (vk.com/nadnamikk) регулярно появляются интересные документы, фотографии, тексты, не только непосредственно о событиях, но и об общей — политической и культурной — обстановке того времени."





Материал по ссылке: http://petrograd-kids-odyssey.ru/exhibitions/2017/2018-04
Афиши
Буклет
«От семейной истории к международному
историческому проекту»
В советские годы, когда публично говорить о спасении и кругосветном путешествии тысячи детей под флагом Международного Красного Креста было невозможно, в семейных архивах бережно сохранилась память, давшая толчок этому проекту. В рамках изучения исторического материала прошло исследование процесса создания большого международного проекта из множества семейных историй. Был создан и издан буклет «От семейной истории к международному историческому проекту. Алгоритм исследовательской деятельности, который поможет создавать активно работающие проекты, основанные на уникальных семейных историях»!
В статье использованы материалы с сайта http://petrograd-kids-odyssey.ru

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...