Наверх
Репортажи

Выжить невозможно

Десятилетия бесконтрольного вылова рыбы на острове и отсутствие воспроизводства,  привели к плачевному результату
16.10.2019
Памяти инспектора филатовского кордона Андрея Архангельского посвящается.
Десятилетия бесконтрольного вылова рыбы на острове и отсутствие воспроизводства, наконец привели к плачевному результату: первый год в истории Южных Курил и период, когда красной рыбы (лосося) в местных реках практически не было: местные рыбаки рассказывают, что не могут поймать даже то минимальное количество, которое гарантируют им рыболовные лицензии. Речь о промысле, а не о любительской рыбалке на островах.
Территория, которую медведи всегда делили с людьми
Но рыба на Южных Курилах – необходимый продукт не только для людей, красной рыбой активно питается в осенний период и другой местный житель – курильский медведь. На небольшом по площади острове обитает по разным оценкам местных экологов и специалистов около 200 медведей. Обитатели северных территорий на Охотской стороне, как рассказывают лесные егеря, находятся в более благоприятном месте – красная рыба в местные реки в ограниченном количестве, но заходит. Иная ситуация сложилась на Тихоокеанском побережье в непосредственной близости от Южно-Курильска, рыбы здесь нет. Голод вынуждает медведей по одиночке и семьями выходить на территорию проживания людей. Смелых и голодных медведей отстреливают охотоведы. Последний трагический случай произошел в поселке для военных пограничников Горячий пляж, когда медведица привела двух медвежат на территорию поселка и пыталась проникнуть в жилище. Медведицу застрелили только со второй попытки, убили и двух ее детенышей.

Вся хронология прошедших месяцев (октябрь-ноябрь-декабрь) на Кунашире похожа на сводку с места боевых действий, если излагать ее коротко и сухо.
Вся хронология прошедших месяцев (октябрь-ноябрь-декабрь) на Кунашире похожа на сводку с места боевых действий, если излагать ее коротко и сухо.
В обед местный охотовед-волонтер Георгий Кулинский уехал по вызову на озеро Лагунное, расположенное на Охотской стороне. Звонили рыбаки с территории, на которой в непосредственной близости от рыбацкого стана появился медведь. Медведя Кулинский застрелил. Третий убитый в этом году медведь на острове Кунашире. Второго, здорового и черного, застрелили два дня назад в районе военного поселка Горячий пляж. Георгий Кулинский говорит, что этот третий и не последний в этом сезоне. 
Георгий Кулинский около убитой им медведицы
Можно ли спастись от медведя? «Можно – считает Ангелина, - если очень быстро убегать»
1 октября, солнечный день. Уже в сумерках по побережью девочка перегоняла коров на семейную ферму. Семейное фермерское хозяйство – 10 коров, телята, лошадь. В прежние времена количество коров доходило до 18. Держать большое количество стало не выгодно – нет спроса на молоко, сыр, творог. Два года как запретили принимать молоко от фермерских хозяйств в Южно-Курильске. Фермеры говорят, трехлетняя внучка Ангелина в детском садике пить молоко отказывается, потому что пьет у бабушки на ферме «из-под коровы», а из магазина – это «гадость». Залив и семейная ферма – место рискованного строительства, и ферма Владимира пережила не одно (два) цунами. Строения устояли, но коровы и птица стояли и плавали в морской воде. Строения решили перенести – на возвышенное место сразу за дорогой. Само хозяйство теперь напоминает место, точно пережившее не одно разрушительное воздействие стихии. Что-либо восстанавливать нет ни возможности, ни средств – поделился впечатлением от ситуации фермер, поддержки от местной администрации ждать тоже не приходится. Другой бедой стали местные курильские медведи, которые приходят на побережье. Рыбы в реках нет, год голодный. Медвежьи следы не песке начинаются задолго до фермы: приходил один медведь, теперь появился другой, много крупнее. Для фермеров это новая беда. Стрелять животных без лицензии нельзя. Ждать пока медведь убьет и съест домашнюю скотину – тоже не комфортно: хозяйство расположено на самом краю Южно-Курильска и до ближайшего человеческого жилища более километра. Медведи ходят беспрепятственно – нет здесь ни собак, ни преграды, только редкие утренние бегуны на пробежке, редкие рыбаки, коровы –лошади – семейных ферм на побережье несколько. Что делать с медведем – между фермерами пока не обсуждается. Медведь воспринимается как неизбежное зло, с которым приходится жить. 

Можно ли спастись от медведя? «Можно – считает Ангелина, - если очень быстро убегать». Умеет ли она бегать? «Конечно умеет!». И каждое свое возвращение с ночной улицы в коровник ребенок комментирует одинаково – «Медведя не было!»
Фермер Владимир
Что почувствовал в эту минуту, Андрей помнит очень хорошо: человек перед диким зверем бессилен и беспомощен
2 октября. Андрей Архангельский – инспектор на Филатовском кордоне, расположенном в тридцати километрах от Южно-Курильска. В юности у Архангельского - егеря встреч с медведями на Кунашире было множество. Местные советские люди диких животных не боялись, стреляли в случае необходимости. Но это было по молодости. Теперь, Андрей говорит, стал гораздо осторожнее. Последняя встреча, которая могла обернуться трагедией, произошла у него в 2012 году – егерь шел от своего кордона с велосипедом на берег океана, с ним шла собака. В какой-то момент собака увидела медведя и бросилась в погоню за ним и медвежатами. Медведица отпугнула собаку, и она спряталась за спиной инспектора. Встреча с человеком не остановила животное - медведица сделала выпад в сторону человека, предупредила. Собака снова бросилась за медвежатами. Еще одна атака и собака снова за спиной хозяина. Второй разворот и собака снова стала атаковать. В третий раз медведица оказалась на расстоянии одной руки напротив человека, встала на задние лапы и передними опрокинула инспектора Андрея Архангельского на землю. Потом встала над человеком и рявкнула. Что почувствовал в эту минуту, Андрей помнит очень хорошо: человек перед диким зверем бессилен и беспомощен. 
Андрей Архангельский на Филатовском кордоне
4октября. Беспокойная ночь для волонтера Кулинского – снова пришел медведь и вызовы следовали один за другим. Медведя так и не обнаружили.

Новый день, вечер и 20.48 на часах. Где-то под «Орбитой» засел в засаде Георгий Кулинский. Весь песчаный берег до и после мелкого ручья был усеян следами. Теперь, вечером, прошло стадо коров, утром здесь же ходил бурый медведь. Это четвертый зверь, вышедший к людям, за последние две недели только на этом участке. Что привлекает медведей понятно и без слов – семейная ферма на окраине поселка и скотина, с одной стороны, с другой, побережье Курильского залива, превратившееся местами в помойку.
Геогрий Кулинский в окрестностях Южно-Курильска
Фермер Владимир прошлой ночью один остался дежурить на ферме, но медведь появился только перед рассветом в пять часов утра, его следы были отчетливо видны на побережье. Сегодня утром пришел другой медведь. Но молодые медведи всегда непредсказуемые. Будет ли пожилой фермер стрелять в случае опасности? Владимир говорит, что не имеет такой возможности – надо покупать лицензию на отстрел, только в этом случае убийство зверя будет законным. Либо, если медведь убьет домашнюю скотину и съест, фермер может стрелять. О своей собственной безопасности мужчина в этом случае не говорит. И странно задавать подобные вопросы человеку, прожившему на островах более трех десятков лет.

Уже в глубоких сумерках вдоль побережья по направлению от Южно-Курильска в сторону городского кладбища пробегают два человека: местные жители бегают по побережью практически ежедневно, в сумерках. Знают ли они о подстерегающей их опасности? Владимир убежден, что не знают. Не существует никаких предупреждающих знаков, нет и информации ив местной газете. Теперь в глубоких сумерках, эти двое сильно рискуют. 
На этой стороне.

На противоположной – восточной – с восьми часов вечера в засаде сидит Георгий Кулинский.
В жилых домах горят огни, по дорогам разъезжают автомобили, а за «Орбитой» с оружием в руках сидит на побережье профессиональный охотник -волонтер. У охотника нет права на ошибку – сразу за «Орбитой» начинается та жизнь, которую он теперь охраняет. Результаты своего беспокойства он старается не афишировать: у людей, живущих в поселке, к убитым животным не простое отношение. Одни, «осведомленные» и начитанные (насмотренные) считают, что животных надо усыплять, вывозить и отпускать в курильских джунглях («пусть этим занимается администрация местного заповедника»). Другие будут выступать за убийство животных.
Есть дополнительный выход – можно подкармливать диких зверей в их естественной среде обитания. Но кто и каким образом будет этим заниматься? Проще конечно отстреливать. Отстреливают.
Георгий Кулинский говорит, что до начала зимы здесь окажется еще не один десяток медведей.
Что это будет? Будет нашествие.

Южно-Курильск со стороны "Орбиты"
Накануне, 14 октября, Георгий Кулинский отправился за очередным своим медведем. Убил или нет неизвестно. Днем ранее, 13 октября, из тех же мест привезли медведицу. Кулинский говорит, что зверю восемь лет и на него жаловались местные рыбаки – медведя привлекал запах свежей рыбы.

Убивать или нет об этом здесь не говорят, убивают. Инспектор Архангельский говорит, что люди сами виноваты – расплодили всюду помойки, вот медведи и потянулись. На севере, на Охотской стороне, рыба с его слов, идет. И медведи, которые хотели, ушли на это, западное, побережье.

Директор Курильского государственного заповедника Александр Кислейко говорит о том же: в этом году провели эксперимент – для очистки территории в тех местах, где люди привыкли отдыхать, установили мусорники – контейнеры. Почти сразу же эти места стали местом, активно посещаемым медведями, при этом весь мусор снова оказывается на природе. Прикормленные медведи территорию не покидают и возникают новые проблемы. Встреча же с медведем человеку ничего хорошего не обещает, если расстояние между человеком и медведем сокращается до 9.5 метров, всегда завершается одним действием – атакой – считает директор заповедника. Приходилось ли ему самому подвергаться нападениям? Неоднократно.

Утренний автобус раз в сутки развозит южно-курильчан по своим садовым участкам – на 13-м километре и в районе Третьяково, напротив аэропорта Менделеево, но на берегу Охотского моря. В автобусе Николай, фотограф в местном Доме быта, его дача на Третьяково: на дороге в Третьяково дорога длиннее и медведи чаще встречаются. Садовый участок Николая расположен как раз на медвежьей тропе – медведи пересекают его по диагонали. Николай пробовал перегородить участок двухсотлитровой бочкой с водой, но медведи бочку каждый раз отбрасывают в сторону.

В связи с этим случаем вспоминается давняя история, рассказанная местным егерем – бывшим медвежатником – свой дом на курильском побережье тот построил как раз на медвежьей тропе. Забор не стал препятствием для косолапых – ходили по однажды выбранному маршруту. История с передвижениями продолжалась до тех пор, пока мужчина не застрелил пятерых медведей – одного за другим.

Местные говорят, что в советский период остров был более безопасен, чем теперь – людей было больше, люди двигались по всему острову – на юге, на севере, ходили на вулканы, летом отправляли детей в трудовые лагеря для заготовки кормов для скота, в помощь егерям. Николай принимал участие ребенком как раз в таком лагере на севере острова. Беспокоивших людей медведей егеря отстреливали, но подобное случалось крайне редко: все-таки было много не только людей, но была и пища для медведей – остров был богат на рыбу. Но десятилетия присутствия человека сказались и на местной природе. Что происходит теперь – было понятно практически с первого дня: один медведь за другим были отстрелены. Попытка пообщаться с местными охотниками для местной редакции оказалась безрезультатной – руководство от контактов и общения отказалось. Странная позиция: с одной стороны присутствует действительная угроза для местных жителей (дважды за последний месяц медведей видели в дневное время на территории поселка и дважды выгоняли зверей), с другой – нежелание делиться информацией.
Разделка медведя в окрестностях Южно-Курильска
Ружья у Архангельского нет, из средств самозащиты только один фальшфейер, но в критической ситуации он не поможет – утверждает филатовский инспектор.
С Филатовского кордона вернулся инспектор Андрей Архангельский. Рассказал, что в окрестностях появились уже три медведя. Один – здоровый и черный – ходит вдоль побережья в непосредственной близости от кордона и никак не реагирует на присутствие человека.

«Это не нормально» - говорит Архангельский, звери потеряли страх перед человеком и техникой".

Ружья у Архангельского нет, из средств самозащиты только один фальшфейер, но в критической ситуации он не поможет – утверждает филатовский инспектор.


30 октября. На поселковой свалке как всегда копающиеся в мусоре курильские коровы (знаменитое курильское молоко с местной помойки – как метко заметил один из местных жителей) и абсолютно свежие медвежьи следы. И тех, и других привлекают запахи с не огороженной и неохраняемой территории.
Южно-Курильская свалка - традиционная картина - птицы-коровы
В курильском заповеднике.

9 ноября. Весь день сыплет снежная крупа на северном побережье. Один снежный заряд сменяет другой. Северо-западный отбивной ветер с порывами до 20 метров в секунду выстужает в одно мгновение. Утром на мысе в двух километрах от Саратовки наблюдали медведицу с медвежонком и позже одинокого медведя. Еды на побережье нет и направление ветра не сулит ничего хорошего, волна уходит от берега в океан. Медведей безумно жаль, до весны вероятно кто-то из них не доживет.

11 ноября. С ночи зашел тайфун – юго-восточный ветер принес непогоду – дождь, порывистый ветер и плюсовую комфортную температуру. Ровно до обеда капало и заливало, с часа произошли перемены – выглянуло солнце, разошлись облака и только вулкан Тятя остался прикрытым густыми слоями облаков, словно укутанный в перину. На реке, расположенной между Камышовкой и Саратовкой, гости ехавшие на Саратовский кордон, обнаружили шкуру медвежонка. Медвежонок остался только на фото, окончилась его земная жизнь. Взрослые медведи не любят малышей, своих будущих конкурентов, при возможности убивают и поедают их.

16 ноября. Маленькая группа во главе с Александром Микавой (старший инспектор в Курильском заповеднике на Кунашире) выбралась на реку Ночку для просчета медведей на этой северной курильской реке. Здесь на Кунашире эту часть острова называют северной, и Саратовский кордон самый отдаленный на острове, дальше людей практически нет.

Три километра группа шла в верховье Ночки. Первого, абсолютно черного медведя, мужчины вспугнули с лежки. Клок черной шерсти и задница – все, что успели заметить на противоположном берегу реки. Отличная маскировка у курильских медведей в этот период и без привычки и набитого глаза разглядеть среди бурой потухшей растительности (в окрестностях как минимум уже две недели назад случились заморозки, полегла трава, слетели с деревьев листья) совсем непросто. Зверя можно засечь только при его движении – черная тень за кустами и есть приближающийся или отдаляющийся медведь.


Медведь на реке Ночке перед атакой. Через четыре дня этот медведь выйдет на севере острова, атакует, убьет и съест смотрителя маяка. Еще через несколько суток на север острова прилетит вертолет с охотниками и полицейским с целью уничтожения голодного медведя-людоеда.
Второго медведя заметил Микава – зверь черным пятном маячил за кустарником примерно в сотне метров. Медведь развернулся и пошел вниз по течению. Что заставило изменить направление движения – строили предположения еще сутки после встречи: огромный и бурый, 10-12 лет, израненный в боях с другими медведями, шрамы на морде, короткое правое ухо, все эти детали разглядели позже на фотографиях. Медведь шел и не торопился. Река – это его территория, здесь он полноправный хозяин. Поравнявшись с маленькой группой (благополучная ситуация, когда люди по стечению обстоятельств оказались непреднамеренно на противоположном высоком берегу), медведь, покрутив своим носом, пошел навстречу. Появление людей, их крики не стали для зверя большой неожиданностью. Медведь целенаправленно шел в атаку. Ширина Ночки такова, что надо сделать всего несколько шагов. Еще одно движение – прыжок – и он стоял бы на противоположной стороне. Дальнейшие события описывать бесполезно – с одним карабином против такой махины на таком расстоянии сделать что-либо или остановить оказалось бы крайне сложно. Инспектор стрелял в тот момент, когда медведь оказался в воде. Звук охотничьего ружья не испугал зверя, но остановил. Неожиданное появление существ (знают ли медведи о присутствии людей в этом мире? Многие знают), выстрел – привели медведя в небольшое замешательство. Совсем нехотя, но зверь отвернул. Люди кричали ему вслед, но медведь шел и раздумывал – стоит ли возвращаться – это было видно по его взгляду – зверь оборачивался. На склоне горы остановился и стал ждать. Реку перешли почти в том же месте, где неудачно пытался переправиться и медведь. Черный и неподвижный он стоял на склоне между стволов деревьев. Было понятно, что появление людей стало препятствием на пути животного, с которым он совсем неохотно, но смирился.
Вторая встреча

Этот медведь вырос сразу под склоном, на спуске, перегородив путь передвижению людей. Высота бамбука скрывала и рост зверя. Контровое исключительно радужное освещение, и еще один зверь, который проявил невероятный интерес к маленькой группе из трех человек и двух квадроциклов. Еще одно мгновение и медведь стал не несколько десятков метров ближе. Следующего движения не ожидал никто: зверь опустился на передние лапы, за несколько секунд пересек все то пространство, которое разделяло с людьми (шестьдесят- восемьдесят метров), обошел группу с левого фланга, и остановился в нескольких метрах за низкорослыми елями, растущими вдоль дороги. Три выстрела в воздух (непозволительное расточительство для столь маленького наглого медведя), крики, почти атака – не испугали животное. Медведь не пытался атаковать, но и дистанция не поменялась. 

Инспекторы позже рассказали, что при подобном неадекватном поведении животного по инструкции имеют право стрелять в медведя. Дистанция, на которую он подошел (два-три метра) был критической. Скорость, с которой передвигаются и атакуют медведи, молниеносная. Почему шум квадроциклов, выстрелы, крики и само появление людей было для этого зверя столь привлекательным, как и в первом случае, для людей осталось загадкой.
Неадекватное поведение курильских медведей – сами идут на человека, не боятся выстрелов, гула моторов – курильские инспекторы позже назовут не нормальным.
Медведь на реке Ночке
Медведи-шатуны – самое неприятное явление.
О медведях – Микава – еще один инспектор курильского заповедника: «животные рано или поздно залягут. На Кунашире в спячку ложатся обычно с появлением снега – медведи уходят к подножию вулканов, ищут укромные места (декабрь-январь). Какова будет ситуация в этом неурожайном и голодном году однозначно предсказать невозможно. Голод может заставить медведей продолжить поиск пищи. Медведи-шатуны – самое неприятное явление. До этого года – редкое на Кунашире. Работа и присутствие инспекторов на кордонах в такой ситуации (работают и исполняют обязанности по одиночке) может оказаться рискованным занятием. В зимний период выбраться с Саратовского кордона, минуя перевал, будет совсем непросто, до поселка более полусотни километров, и в непогоду придется идти пешком».

Испытанная временем и агрессивной морской средой техника – первая головная боль для инспекторов – она требует постоянного ремонта. Морская вода на океанской стороне на Кунашире не замерзает всю зиму и передвижение по льду было бы безусловно наиболее благоприятным. Но дорога летом и зимой для егерей с кордона на Саратовке и Рудном - остается прежней – мужчины идут, минуя перевал.

17 ноября. На Саратовке идет снег, в ближайшие два дня обещают усиление ветра (северо-запад и холод) до штормового (тридцать метров в секунду), осадки, по всей видимости в виде дождя-снега. Хорошего мало. Саратовский, самый отдаленный и труднодоступный кордон, отделенный от мира неприятным лесным перевалом. Частое посещение кордона и реки Камышовки, не входящей в территорию заповедника, но реки рыбной, сделало это направление и дорогу почти автобаном для южно-курильчан в осенне-летний период и по этой причине значительно усложнило передвижение инспекторов. С приходом же зимы перевал оказывается закрытым и выбраться с Саратовки можно только в пешем порядке или чаще всего на снегоступах. Снегоходы в этом направлении начинают свое движение только в январе. Огромная ель, растущая на въезде на кордон, постоянно украшенная новогодними рыболовецкими шарами, говорит только об аскетизме здешних обитателей в этой суровый период.

Сейчас, осенью, любой выход с кордона – это немалый риск, связанный с постоянным нахождением в дикой природе. Но ночевки здесь, на Саратовке проходят достаточно благополучно: среди местных егерей принято считать, что звери, воспитанные десятилетиями в соседстве с деревянными строениями и их тихими и немногочисленными обитателями, лесными людьми, не нарушающими покой и территорию животных, птиц, в свою очередь не нарушают и покой – территорию кордонов. Впрочем, неадекватные существа встречаются и в дикой природе.
...
На местной реке Саратовке медвежьи следы размыли дожди. Лишь один забредший с побережья небольшой медведь отметился ближе к устью. Цепочка отпечатков его лап тянулась на протяжении целого километра со стороны Тятенки. «Правильный» медведь: такие медведи выходят на побережье и идут, никуда не сворачивая. Их силуэты видны за километр - полтора (зависит от видимости), предсказуемы. В отличие от них – «неправильные» появляются из-за кустов или вырастают из прибрежной травы, их появление предсказать невозможно, невозможно и угадать, когда зверь скроется в траве. С такими приходится вести себя более, чем корректно, оглядываться и всматриваться вдаль. Из-за особенностей его передвижения проходы рядом с лесом или зарослями высокой травы всегда чреваты непредвиденными, то есть, неприятными моментами. С такими медведями нет возможности контролировать всю окружающую местность, приходится рисковать.

Но, кажется, неожиданно выпавший снег выгнал с побережья в горы подавляющее большинство медведей. Отсутствие их отпечатков на океанской стороне и на реке, свидетельствует об этом. 
"Неправильные и голодные медведи" появляются "ниоткуда"
Смотрителя маяка на мысе Ловцова съел бурый медведь
22 Ноября. Смотрителя маяка на мысе Ловцова съел бурый медведь. К этому человеку инспекторы хотели попасть еще месяц назад, но далеко (самый север острова) и редкие дни, когда можно добраться только на лодке морем. Шансов выбраться обратно практически не было. Одна лодочка ходила на маяк еще в конце сентября, выполняла какой-то продуктовый заказ для маячника. Можно было уехать вместе с ней, но возвращение оттуда никто уже не гарантировал. Маячника уже тогда доставали медведи, он жаловался в заповедник, который охранной деятельностью в принципе не занимается. И что могла сделать в этой ситуации администрация? Это не мчс – на вооружении нет ни высокопроходимого транспорта, ни воздушной техники – так устроена эта государственная система.

Сегодня утром на мыс Ловцова улетел вертолет с представителями заповедника и лесной охраны: с 19го ноября смотритель маяка не выходит на связь.

В другом месте на Кунашире, в поселке Дубовом на прошлой неделе застрелили двух медведей, еще одна медведица с медвежонком задержалась в районе Южно-Курильска.

Окрестности села Головнино на юге острова
В другом месте на Кунашире, в поселке Дубовом на прошлой неделе застрелили двух медведей
Безопасность государственных инспекторов, живущих на кордонах - открытый вопрос. Инспектор Андрей Архангельский говорит, что с медведями ситуация в этом году критическая и без лишней надобности выходить на их территорию не следует. И трагедия может быть не единственной, если медведи не наедятся и не залягут, начнется бесконтрольное передвижение. В этих условиях еду взять им в принципе неоткуда.

На Филатовском кордоне из постоянных жителей кроме Архангельского – черный кот непонятного окраса и с кривым обрубком хвоста на манер, как у бобтейлов, филатовский медведь, «который вторую ночь переворачивает бочку с битым стеклом и хитрая морда лисы, которую Архангельский кормит почти что с рук.

Заросли курильского бамбука легко скрывают любого медведя
Безопасность государственных инспекторов, живущих на кордонах - открытый вопрос
Молодой инспектор с Саратовского кордона - ровно через месяц расстреляет атаковавшего его молодого медведя
В Южно-Курильске

Георгий Кулинский: «за прошедший сезон цифра убитых бурых медведей выросла до тридцати, она включает как добытых на охоте по лицензии, так и убитых в местных боях за территорию (в тех случаях, когда медведи заходили на территорию жилых поселений)». Его последний медведь, которого он сторожил на свалке, ушел. Но в то же время едва ли не на границе с поселком во время прогулки с собакой Кулинский столкнулся с большим бурым медведем. Однако реакция животного оказалась обычной – медведь, увидев человека, скрылся в лесу. «Медведя можно было убить – расстояние и ситуация позволяли, - заметил охотник, - но не было острой необходимости».

Больше всего пострадали медведи, попавшие на территорию воинского пограничного поселения Горячий Пляж. Их точное количество не известно - местных жителей и гостей острова, как и туристов, на эту территорию как правило не пускают. Наличие боевого оружия облегчает задачу военным, с одной стороны. С другой отсутствие ограждения у поселка, расположенного в предгорье вулкана Менделеева, и окруженного со всех сторон лесом, не имеет никаких преград для прохода диких животных. Говорят, что в этом поселке ввели что-то вроде комендантского часа – запрещено свободное хождение по поселку в темное время суток, то есть, после семи часов вечера. Вполне оправданная мера, поскольку обнаружить темного зверя уже в сумерках можно только с очень короткой дистанции: все медведи ходят практически бесшумно. И только наличие навыков и наблюдательность может помочь опытному человеку определить нахождение медведя заблаговременно. Но это не так просто в действительности.
"Горячий Пляж" - закрытая для посторонних территория
- В медведя я стрелять не буду – не хочу быть соучастником убийства
- Ты уже соучастник, если согласился идти со мной на охоту
Охота на медведя в Южно-Курильске

- В медведя я стрелять не буду – не хочу быть соучастником убийства
- Ты уже соучастник, если согласился идти со мной на охоту

В нынешнем году хозяева курильских джунглей на острове Кунашире – бурые медведи – все чаще стали появляться в окрестностях жилых поселков и даже на их территориях: в Южно-Курильске медведи появлялись несколько раз на окраинах поселка, на юге острова в поселке Головнино медведя видели в непосредственной близости от магазина, в крошечном селении Дубовое медведь оставил свои следы на песке в детской песочнице, а на территорию военного поселка Горячий Пляж в непосредственной близости от Южно-Курильска медведи заходят с завидной регулярностью и точно с такой же регулярностью их отстреливали военные. Введенные командованием ограничения по передвижению в поселке в темное время суток (своеобразный комендантский час после девятнадцати часов) – одна из предупредительных мер, направленная на безопасность людей. Но сами жители Горячего Пляжа признаются, что и без ограничений стараются лишний раз на улице и без сопровождения не показываться. Не один раз за сезон на косолапых жаловались рыбаки с Лагунки, расположенного на Охотском побережье, рыборазвода. В самом Южно-Курильске медведи протоптали тропу на территорию рыбного завода. 

По приблизительным данным только на Кунашире к концу ноября в ходе отстрела и по лицензиям было убито тридцать медведей.

Трагический случай, произошедший в северной части Кунашира на мысе Ловцова, когда медведем был убит и полностью съеден смотритель маяка, говорит о том, что ситуация прошла свой критический порог. По наблюдениям местных жителей острова Кунашира, ничего подобного на острове за последние десятилетия не происходило. Для бурых медведей всегда хватало пищи и встречи с человеком скорее были исключением, чем правилом. Но нынешний практически безрыбный год, а также отсутствие урожая шишек на кедровом стланнике, привели к печальному результату и животные стали подтягиваться к жилым поселениям, на свалки. Отчасти в сложившейся ситуации безусловно виноваты сами местные жители, поскольку контроль за территорией и уборка от мусора является одним из основных элементов безопасности в сложившейся ситуации. Сколько еще произойдет встреч с человеком здесь на острове никто не знает. Охотники и охотники-волонтеры ведут планомерный отстрел диких животных, зашедших на жилые территории. Но у медведей в запасе еще как минимум целый месяц свободного передвижения в поисках пищи. И есть вероятность, что какие-то медведи не залягут в зимнюю спячку. Время шатунов только предстоит.
Медведи на свалке

Кулинский называет сложившуюся ситуация на Кунашире катастрофической: никогда на острове не было подобных проблем и никогда так активно охотники не истребляли медведей на своей территории. Главной проблемой опытный охотник и ихтиолог называет изменение климата и всеобщее потепление: с его слов остров Кунашир каждый год опускается на два сантиметра под воду, то есть, вода наступает, меняется температура воды и на происходящие процессы реагирует и лосось. Кулинский говорит, что даже при наличии рыборазводов (которых на острове практически сегодня нет за исключением одного, расположенного в окрестностях озера Лагунного) положение на нерестилищах кардинально не изменится.
...
Два бурых медведя, вышедших на поселковую территорию, новая головная боль и беспокойство опытного медвежатника (на счету Кулинского почти четыре десятка добытых медведей). Как и чем закончится эта новая встреча, Кулинский определенно сказать не может, но считает, что медведей надо отстреливать, поскольку рано или поздно прикормившийся на свалке медведь может столкнуться с человеком. Результатом подобной встречи может стать гибельным для человека. 
След бурого медведя в окрестностях поселковой свалки
7 декабря. Сегодня Кулинский застрелит 38-го своего медведя. Опытный охотник, соорудив более чем удобное кресло из отслуживших автомобильных покрышек, забрался в распоротую картонную коробку, и таким образом благополучно отсидел на крыше полуразрушенного строительного вагончика дежурные три часа. Обзор при этом сузился ровно наполовину, вся тыльная сторона оказалась продуваемой и по этой причине не обозримой. 
Первого мелкого медведя охотник-волонтер высветил еще на подходе к «общественной столовой»: глаза медведя, выхваченные лучом фонаря на расстоянии двухсот метров казались мультяшными. Через час животное двигалось в обратном направлении. Сложно было поверить, что медведь за столь короткий срок наелся. Все-таки свалка не место, где мясная и жирная пища разбросана в изобилии. Что могло выгнать прежде срока? – только более крепкий товарищ.

Свежие следы на снегу сразу за строительным вагончиком видны и без дополнительного освещения. Значит большого медведя мы все-таки пропустили! И расстояние – достаточное для поражения. Медведь, более хитрый, чем охотник, или простое совпадение, но зверь обошел засаду буквально, сделав круг в тридцать метров. Выходных следов со свалки не было, значит медведь оставался на месте. Идти в «атаку» в подобной ситуации казалось делом безрассудным. Кулинский решил отступить и вернуться в поселок.

Третья ночь, три выхода, и опыт, который за эти три вечера ни разу повторился.

8 декабря. Первая серьезная метель на Кунашире. Для Кулинского это пятый поход на свалку за медведем. «Фантом» - так определил Кулинский медведя и то состояние, в котором он оказался прошедшей ночью. Бездомные собаки на свалке лаем провожали крупного медведя, но охотник не видел ни его самого, ни следов его присутствия. «Отвлекался может быть на несколько минут, - рассказал Кулинский, - но зверь так и не показался. Так и просидел безрезультатно до полуночи, благо погода позволяла».

Сегодняшняя ночь оказалась более чем благоприятной для медведей. Задул резкий порывистый восточный ветер, началась метель. Обзор сразу же сузился до 180 градусов. «Слишком сильный ветер» - Кулинский был не преклонен. По всей видимости, сказался опыт предыдущего ночного похода и многочасовое безрезультатное дежурство.

В поселке напряжение не ощущается, основной медвежий мир и территория обитания находится вне пределов обитания людей. Но на деле выясняется, что люди с осени отказались от активных прогулок, стараются в исключительных случаях покидать территорию поселков при передвижениях пешком. Гораздо меньше стало и людей на вечерних пробежках на Курильском заливе.
...
Саратовский кордон

Два дня назад молодой и не опытный инспектор на Саратовском кордоне застрелил медведя на подходе к своему жилищу. Говорят, выпустил в небольшого по размерам зверя (называют цифру в 50 килограммов) всю обойму (десять патронов). По рассказам медведь был «тятинским», то есть, тем самым, что месяц назад любопытствовал и "приставал" к группе инспекторов. Алексей (инспектор) и в тот раз не смог отпугнуть неосторожного и чрезвычайно любопытного мишку, стрельба в воздух не произвела на него никакого впечатления (три выстрела в воздух). Вторая встреча с человеком оказалась для любопытного зверя роковой, к сожалению.

10 декабря. Кулинский в который раз (7, 8-ой?) собирается за поселок на свалку. Фото изображение медведя появилось в вацапе, но Георгий говорит – медведь каждый раз обходит засаду. Вспоминается ранее услышанное – «фантом». 

Предстоящую ночь охотник планирует посвятить всю неуловимому хищнику. «Буду сидеть до утра» - не сдается Кулинский.
Георгий Кулинский на Тихоокеанском побережье
Детей, шедших в школу, каждое утро сопровождал наряд военных, вооруженных автоматами
11 декабря. Погода не удалась – дождь со снегом накрыли остров. У Кулинского очередная неудача: просидев до часа ночи, охотник вернулся в поселок ни с чем. Не помогли и собаки, на поддержку которых он рассчитывал. Медведь снова пришел на свалку, но в очередной раз обошел человека с ружьем. 

«Кулинский не застрелит этого медведя, - прокомментировал ситуацию Андрей Архангельский, - медведь старый и хитрый».
Дубовое

В Головнино продавщица в магазине поделилась своей историей: медведи дважды пытались проникнуть в магазин через закрытое окно, один раз зверя напугала ее мать, подошедшая с одной стороны магазина, с другой – у окна – стоял медведь и размышлял. Криками женщина напугала и отогнала животное, больше он не возвращался. Еще раз медведь почти полностью выгрыз подоконник на уличной стороне там, где когда-то пролили кофе. 

Об опасности предупреждали и пограничники из дежурного наряда: «медведи у нас ходят открыто, будьте осторожнее».

В соседнем к Головнино маленьком селе Дубовое медведи выходят с завидной регулярностью. Причиной для такого интереса служит в первую очередь домашний скот, который содержат фермеры (одного медведя еще осенью заметили и застрелили на задавленной им корове), двух других застрелил фермер Федор Федорович. Представляют ли опасность дикие животные для людей – сказать непросто, поскольку нападений на людей до этого дня не происходило. Как говорит Архангельский – «если медведь не напал, то и говорить не о чем». Уборщица со средней школы опасается за свою жизнь, поскольку ее возвращение домой происходит в глубоких сумерках, детей же практически от крыльца и до крыльца школы привозит и увозит школьный автобус, который курсирует здесь практически каждый час. Местные жители Дубового рассказали, что в свое время, когда рядом с селом существовала воинская часть и военный городок, детей, шедших в школу, каждое утро сопровождал наряд военных, вооруженных автоматами, то есть, медведей здесь опасались всегда.

В то же время на мыс Ловцова (северная часть острова) повторно собирается вертолет с охотоведами: в конторе получили сообщение, что голодные медведи вновь «терроризируют» немногочисленных служащих. Летчики пережидают непогоду. 
Медведь "со свалки"
12 декабря. Ветер развивал шерсть медведя на его спине. В сумерках возникало впечатление, что еще секунда-другая и зверь начнет двигаться. Здоровый и неподвижный даже в лежачем положении при приближении он вызывал какое-то смешанное нехорошее ощущение. Жутко здоровая голова, размером с половину человеческого тела, открытые и ничего не выражающие маленькие глазки смотрели в пустое пространство перед собой. Ушей не было вовсе, теперь в ночи, их было бессмысленно искать на медвежьей голове. «В юности часто так у медведей происходит, - прокомментировал один из охотников, - теряют их в драке».

Медведя убили тремя выстрелами – первый – роковой – пришелся прямо в переднюю ногу животного, в верхнюю ее часть. Контрольная пуля пробила шею животному, еще одна оторвала нижнюю челюсть. Медведь не успел ничего сделать, погиб на месте. Бесшумный и опытный, он и на этот раз незаметно вышел на свалку, на традиционный свой ужин, в каких-то двух десятках метров от охотников. Звук консервных банок выдал его пребывание. Стреляли наверняка с малого расстояния при свете фонаря. «Килограммов четыреста», - прокомментировал один из присутствующих, - когда медведя сбрасывали с борта легкового открытого грузовичка. «На Назаровской заставе месяц назад застрелили почти точно такого же, когда взвесили, оказался под пятьсот килограммов, крупный зверь, но там и жира было больше».
...
«У меня с этим медведем наладилось астральное общение, - комментировал утром ночную охоту Георгий, - и очень хорошо, что этого медведя убил не я».
...
Уже при осмотре оказалось, что медведь был, по всей видимости, ранен, гноилась передняя лапа, и зверь мог хромать. Но медведь был уже жирный и через неделю-две, если также, как и прежде, умело обходил бы охотников, успел бы залечь в спячку. Но мог и не залечь – зима на Кунашире еще не наступила, все последние дни температура в Южно-Курильске скачет – с легкого минуса до легкого плюса, оттепели, то есть, самая не комфортная температура. «У нас на Курилах начало зимы всегда такое» - объяснил местные превратности некомфортного существования Георгий Кулинский.

Утром странное впечатление от прогулки по медвежьим следам – медведя уже нет, но следы остались. Его последняя тропа идет в направлении небольшого леска примерно в километре от «столовой», и заканчивается лежкой. Медведь больше двух недель жил в размеренном режиме: днем лежал-спал, ночью выходил для поиска пропитания. Откуда он пришел в окрестности Южно-Курильска непонятно, дикие места здесь начинаются сразу за жилой территорией.

Все последние дни медведь старался менять направление своего движения – рассказывает Кулинский, - если первую неделю, голодный, он заходил едва ли напрямую, по дороге, то к концу второй недели, его путь стал длиннее едва ли не вдвое. Конечно медведь был осторожный, лет двенадцати, не один раз встречался с человеком и знал, как себя вести при этой встрече. Еще чуть-чуть и он мог бы залечь, но не успел. Представлял ли он опасность для человека? Безусловно представлял, никто не сможет ответить на вопрос, что он будет делать завтра или послезавтра, куда направится и как будет реагировать в ситуации, когда встретится с человеком в очередной раз».
...
«Но люди сами виноваты, - который раз я слышу этот упрек от Кулинского, - местная свалка ты видишь сам – она ужасная, здесь нет порядка и, наверное, долго еще не будет. Перестаньте вкладывать деньги «в освоение Курил» и порядка станет значительно больше».
 Перестаньте вкладывать деньги «в освоение Курил» и порядка станет значительно больше
Медведя уже нет, а следы остались
«Свои» медведи людей, как правило, на Кунашире не трогали и не убивали
Вдоль Тихоокеанского побережья под ногами на ветру шелестят и перекатываются сотни мусорных пакетов и пустых упаковок, набегающая волна слизывает одну порцию мусора за другой. Недалеко от океана прямо под сопкой несколько десятков разноцветных – синих-зеленых полиэтиленовых пакетов – под порывами ветра начинают кружиться в каком-то необычном танце. 
Танцующие пакеты издали похожи на карнавал разноцветных надувных шаров. Свалка и основные груды мусора сразу за сопкой. Именно они и привлекают курильских косолапых.
Сутки назад одним медведем стало на острове меньше. Но сколько их, полуголодных, появится до нового года, открытый вопрос.

Охотовед Владимир Ильич Теплов в курильском лесничестве: «ситуация в этом году изменилась не в пользу медведей – более здоровый молодняк стал выгонять стариков с нерестовых рек, происходит миграция животных и на произошедшая на мысе Ловцова трагедия со смотрителем маяка произошла как раз по этой причине – пришлый и голодный медведь напал на человека. «Свои» медведи людей, как правило, на Кунашире не трогали и не убивали. Сейчас похожую картину мы наблюдаем на Ловцова, где медведь пытался забраться через окно в жилое помещение. В такой ситуации животное конечно представляет большой риск для людей и его надо отстреливать. Но у пожаловавшихся на медведя людей нет оружия. Буквально накануне обращение попало в Министерство обороны, к выезду на место готовы три курильских охотника. Но полетит или нет вертолет определенно сказать теперь не могу - вы знаете нашу курильскую погоду – такая экспедиция может затянуться на неделю или месяц».

«Или на три месяца», - уточнил через полчаса после разговора с Тепловым инспектор Андрей Архангельский, - в свое время охотники улетели на Ловцова за добычей на неделю, прожили три месяца и все, что добыли там, естественно съели. Курильская погода, особенно на севере не предсказуемая, тем более зимой».
Тихоокеанское побережье, Саратовский кордон
На Кунашире за минувший сезон застрелили двадцать медведей – со слов Теплова – семь по лицензии и тринадцать из тех, что зашли на территорию поселка. Кулинский называл иную цифру – тридцать, плюс позже был еще один, то есть, тридцать один. Военный с Горячего Пляжа проговорился, что «стрелял медведей в поселке через день». Но понятно, что это была просто бравада. Как и из чего складывается реальная цифра – узнать на Южных Курилах крайне сложно – делиться информацией здесь никто не любит. По этой причине «окончательные цифры» - результат из разных источников.

Ровно через неделю Геогрий Кулинский уедет на своей собачьей упряжке (четверо маламутов) в сторону Филатовского кордона и на озеро Валентина. В окрестностях Валентины появился молодой медведь-шатун, местный инспектор, оказавшийся в сложной ситуации и без оружия, взывал о помощи. Однако поездка на озеро оказалась не завершенной – из-за обильных снегопадов дорога с перевала оказалась для собак и деревянных нарт опытного охотника-волонтера не проходимой. Осталась надежда, что медведь не станет проявлять агрессивность и уйдет. Еще одного не уснувшего медведя по дороге в Южно-Курильск встретит инспектор Архангельский.

На этом нынешний год и завершится со счетом тридцать в минус – не в пользу косолапых (тридцать? сорок? – кто назовет точную цифру, никто. Осенью проходила информация о убийстве на севере острова как минимум еще шести курильских медведей, также нет точной цифры от военных с закрытого военного поселка Горячий Пляж, под вопросом ситуация в селе Отрадное – расположенное в непосредственной близости от леса, никак не могло оказаться в стороне от непрошенных гостей, тем более, что фермеры держат скотину и здесь). 

Кто-то эту ситуацию назовет стандартной (эволюционным процессом), кто-то разгильдяйством и отсутствием организованной природоохранной системы, кто-то, как Георгий Кулинский или Александр Кислейко, катастрофой.

Вопрос, оставшийся без ответа – изменится ли отношение природоохранных организаций в будущем времени, если ситуация с отсутствием рыбы снова повторится?

Ответа в этом напряженном году не оказалось.
Улица Океанская в Южно-Курильске
Автор выражает слова признательности за оказанную поддержку при подготовке материала: Георгию Кулинскому, Александру Кислейко, Александру Микаве, инспектору на Саратовском кордоне Алексею и южно-курильскому журналисту Василию Косенко.

Отдельное спасибо инспектору филатовского кордона Андрею Архангельскому, памяти этого  человека история и посвящается.

И послесловие к этому материалу: 
Таких людей и встреч в жизни много не бывает. Думаю, что отчасти благодаря молчаливому участию Андрея Архангельского, я остался живой в этой поездке. У него самого, инспектора государственного заповедника, не было никакого оружия, только фальшфейер и одинокий медведь на кордоне, который каждое утро проходил через его участок.
Еще один раз меня спас Георгий Кулинский.
В другой раз мне просто повезло - спасался самостоятельно.
В третий (четвертый) - из трех человек в нашей маленькой группе голодный медведь выбрал именно меня, мне просто опять повезло, стреляли вверх.

Но, как говорил инспектор Архангельский - "если тебя не съели, нечего об этом говорить".

Вся история курильской курильской зимовки с голодными медведями в этом репортаже. Вид еще живых, но обреченных на смерть от голода животных на самом деле оказывается гораздо трагичнее, чем последующие за ними картины с расстрелянными охотниками трупами животных. Не уснувших медведей мы видели зимой на расстоянии в несколько десятков километров и конечно снова сильно рисковали, весной на побережье стали находить их тела. И, несмотря на то, что осенью погиб смотритель маяка, в большей степени это была трагедия животного, а не человеческого мира. Важно - даже голодный медведь убивает в самом крайнем случае и у истории со смотрителем маяка (осталась только голова) была своя собственная история.


Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...