Герои

Просмотры рулят

Видеоблогер-миллионник Николай Соболев
о реальности виртуальной жизни
06.10.2017
Не в самом центре Москвы, но уже на подступах. В модном и нарядном офисе, где надо разуваться по русской традиции, где это видано, и надевать голубые велюровые тапки на три размера меньше, не заметил бы кто дырки на носочной пятке, а не шагать сапогами американским образом по начищенному ламинату. Юные и энергичные, натренированно вежливые, а, может, на самом деле, такие. В окружении компьютеров и видеотехники, или – наоборот – это техника в их окружении.
- Проходите, не стесняйтесь.
Что? Эй, это вы, юные девы, должны меня стесняться. 

Ладно. Мне сказали, у меня - встреча. С кем? С кем, с кем – со звездой Ютьюба, с блогером-миллионником, и миллионером, что уж. Ну, со звездой, так со звездой. Поглядим. И - вот она, вернее – он, идёт по улице, я вижу из окна на каком-то этаже. Клетчатый пиджачок чёрно-белый, не то чтобы вызывающий – кругом и так полно хипстерни в этом дистрикте, дуют в свои вейпы, как в дудук, – но будто для конферансье пошит, да ещё в комбинации с обычными джинсами. Ну, хорошо: не с обычными – модными и дорогостоящими. 
 
«А-а-а-а, это же Коля Соболев», - закричал я и помчался вниз по лестнице сломя голову, ему навстречу, делать совместное с ним селфи, шанс, ребятам покажу. То есть, я бы так непременно поступил, если бы был девушкой лет шестнадцати, юношей лет семнадцати или полугодовалым щенком лабрадора. Но, я, к сожалению, уже давно ни то, ни остальное. В смысле, к счастью.
Традиция
- Вами, Николай, стали деды интересоваться, - говорю, - то Красовский с Минаевым у вас интервью возьмут, теперь вот - я.
- Я даже не знаю, хорошо это или как, - лихо смеётся видеоблогер Николай Соболев, 24 года, Россия, Санкт-Петербург, несколько каналов в Ютьюбе, на одном - три с половиной Саратова подписчиков, на другом - на одну Читу меньше.
- Вот, журнал - наш. Принёс вам в подарок, - говорю.
- Я его знаю.
- Это хорошо. А то многим теперь приходится объяснять, что такое журнал, который можно подержать.
- Я в последнее время только про автомобили покупаю.
- Но знаете: кажется, люди наедаются малой формой, затосковали по чтиву, крупным текстам. За границей, сообщают, снова взялись за бумажное.
- Точно-точно. Даже в «Плейбое» теперь есть, что почитать.
- Считается, мы во многих сферах отстаём на шаг-другой от Запада, в том числе – в способах потребления информации.
- Ну, не знаю. Там традиции влияют. Я в Америке часто бываю. У них до сих пор свёрнутые газеты к порогу дома подкидывают. Где у нас такое видано?!
- У нас охват Интернетом – значительный. Может, из-за этого. В любом глубинном поселке – пожалуйста. Не широкополосный, но есть - худо-бедно.
- Наверное. А Ютьюб наш, вообще – чуть ли не на третьем месте в мире по популярности. Это – как, а? Русский же язык. Не английский, не китайский. А всё равно – смотрят. И ещё очень большая вовлечённость. Наши рэп-баттлы демонстрируют феноменальный результат. Баттл Оксимирона и Гнойного. Я даже близко не мог предположить, что настолько это будет востребовано, и все будут о нём говорить. Непонятно. Казалось бы, культура не наша, зародилась в Америке. Но у них смотрят такие же вещи в десятки раз меньше.
- С чем связываете?
- Честно? Не понял ещё.
- Есть размышления, что это ментальность русского народа такая. Мы больше склонны к выяснению отношений, скандалисты мы.
- За уши притянуто, бред. Хотя. Какое у нас самое рейтинговое шоу? «Дом-2». Людям нравится за этим наблюдать – и нечего не поделаешь. Я слышал, что выпускали подобное за рубежом, и оно не прижилось. И это не только в баттлах - во всём русском Ютубе. У нас, мне кажется, высочайшая концентрация критикующих людей. Ссор и конфликтов среди ютуберов гораздо больше, чем на Западе.
- А это не спровоцировано ли - для возбуждения интереса?
- Очень редко. В основном как-то само получается.
- Может, преклонение перед Западом – эти баттлы?
- Бросьте. Никто так давно не думает. Просто классно людям смотреть. Им плевать, где зародилась традиция. Я уверен, первого сентября самая обсуждаемая тема в школах была – Оксимирона с Гнойным. Может, из-за погоды всё, – Николай Соболев снова смеётся. Непонятно, искренен, шутит ли на самом деле. Одними губами, не глазами. Впрочем, если про погоду, то вряд ли шутит – он же из Петербурга.

- Истеблишмент всё-таки опасается видеоблогеров?
- Боится. Советы всякие начали собирать, как узнали, что школьники пошли на митинги. Много кто спрашивал меня, что делать с ними, как бороться. 
Политика

- Вы, кроме прочего, выступаете в жанре обзоров актуальных новостей. Жанр требует изображения искренности. Можно ли быть искренним, изображая искренность?
- Тонкая грань, да уж. Все блогеры этим слегка злоупотребляют: говорят то, что от них хотят услышать. Конечно, хорошо было бы иметь такой волшебный детектор искренности. Может, я оказался бы и неправ. Я в своих выпусках бываю настолько искренним, насколько возможно.
Николай Соболев, кстати, недавно выпустил бургер под своим именем. Мама моя, где мой чёрный пистолет, в 24 года я тоже искренне думал, что бессмертен.
- А по чесноку?
- Ладно. В некоторых темах могу слукавить – проявить долю популизма. Не то что я выражу чужое мнение, позицию, отличную от своей. Просто я могу чуть-чуть акцент сместить, поднажать где-то. Легонечко. Быть более категоричным в каком-то вопросе, который мне кажется актуальным. Острое словцо вставить. Но это не значит, что я не искренен. В любом случае я так чувствую.
- А ваша позиция не меняется со временем?
- Если и меняется, то тоже искренне. В Интернете течёт всё очень быстро. Тренды. Что было популярно месяц назад, было круто, сегодня – нет. Приходится подстраиваться. Некоторые видят в этом двойные стандарты.
- Переобувается на лету, мол?
- Ну, да. А я ведь просто смотрю на разные вещи в разное время по-разному через разные призмы. К тому же сами вещи меняются. К примеру, узнал я что-то важное и новое о человеке, и это повлияло на моё мнение о нём. Почему нет?
- Как в истории с Навальным? Вы сказали, что посмотрели его интервью с Собчак и скорректировали своё к нему отношение.
- А кроме этого, я ещё с десятками людей поспорил, выслушал разные позиции. И после того интервью с Красовским и Минаевым моё мнение ещё чуть поменялось, кстати.
- В какую сторону?
- Не в сторону. Я ещё больше укрепился в мысли, что сменяемость власти необходима, что всё у нас слишком застоялось.
- Вы же не станете это транслировать на свою огромную аудиторию? Это разве не чревато рисками?
- Не стану. Я избегаю этой темы. Потому что ещё плохо плаваю в ней. Я сейчас пока что на той стадии, когда разбираются в терминах.
- Выносить политику на обсуждение в видеоблоге – зашквар?
Что означат это слово? Надо будет посмотреть в словаре неологизмов. Что-то из кулинарии, кажется. Жареный шпик, нет? И почему я знаю, в каком месте его следует употребить?!
- Почему? Нет. Это темы, которые волнуют каждого: социалка, государственное устройство.
- Но политики очень мало в видеоблогах?
- Все боятся высказываться. Считают, что безопаснее не лезть в мутные темы, в России же всё молниеносно меняется – сегодня сажают за то, за что завтра награждают. Ну, и мало кто хочет в этом разбираться - сложная материя. 
Николай Соболев
Фигня

- Истеблишмент всё-таки опасается видеоблогеров?
- Боится. Советы всякие начали собирать, как узнали, что школьники пошли на митинги. Много кто спрашивал меня, что делать с ними, как бороться. Даже брали интервью на Первом канале.
- И как вы ответили?
- Так: «Ребята, я вообще не понимаю, о чём вы спрашиваете».
- А в Госдуму, как Сашу Спилберг, звали?
- Ещё как звали. Но невнятно очень объяснили, зачем. Я пытался отмазаться. И тоже невнятно. Так, что все подумали, будто согласился.
- Это как?
- Ну, я очень мягко говорю «нет». Учусь - твёрдо. Я из-за этого на такое количество всякой фиговой фигни подписался за последние три года, ужас!
- Это всё Петербург ваш виноват, интеллигентствуете?
- Наверное. Мне прямо неловко становится, когда кто-то рядом известный стоит, у него просят совместное фото, а он отказывает.
- А вы всем позволяете?
- Всем, да.
- Так что - с невнятной Госдумой?
- Да ничего. Дня за два до похода туда я прочитал в «Коммерсанте», что всё это дело приурочено к борьбе с молодёжными митингами.
- И что?
- Чт-о-о-о, подумал я. Это же то же самое, что с народом бороться, со своим же. Бредятина. Это противоречит моей позиции. Люди хотят выйти на митинг, заявить, что им что-то не нравится, и они имеют право. У нас же демократическое государство или как? Хотя бы на бумаге.
- И не пошли?
- И не пошёл.
- Тем не менее, вы – агент влияния. Насколько это просто: видеоблогерский ресурс популярности конвертировать в политический? На площадь позвать – айда, ребята, завтра в три выходим все вместе с плакатами.
- Это несложно. Вообще, как угодно повлиять на аудиторию – несложно. Но мало кто из блогеров отважится. Два-три человека. Навальный - в том числе. Те, кто работают в этом поле. А рассчитывать, что Ивангай или Дима Масленников кого-то выведут – за это можно не волноваться. Им это неинтересно.
- Это ещё и риск потерять накопленное – подписчиков, деньги, поездки в Америку?
- Конечно. Мы все живые люди, беспокоимся о себе. Инстинкт самосохранения.
- А не подкатывают специально обученные люди с политическими предложениями? Типа: «Николай, здравствуйте. Я по поручению Владимира Владимировича или Вольфовича или Красно Солнышко?»
- Подкатывают, чтобы перенаправить голоса. Но ни один блогер, если он в здравом уме не подпишется на это. Это убьёт всю нашу деятельность, кроме того, это неправильно.
- А вот была встреча видеоблогеров с министром культуры Мединским. Вы же сходили?
- Это был чисто опыт. Прикольно же. Недоумеваю, почему люди так критически к этому отнеслись. Ну, сходил и сходил. Никаких грантов мы не просили, нам и не собирались давать. К тому же я не такой суперопытный чувак, который всё уже повидал. Мне тоже было интересно посмотреть на министерский кабинет. Они разве нас как-то использовали? Нет. Про культуру же говорили, а не кто президентом станет.
Так же у меня, кстати, было и с телепередачами. Меня спрашивали: зачем ты туда ходишь? А мне любопытно взглянуть на этот балаган, понимаете?! Ну, и рейтинг тоже, если откровенно, поднимается. Теперь я уже не хожу, отказываюсь.
- Они там, в чиновничьих кабинетах, понимают, с кем и чем имеют дело?
- У меня сложилось впечатление, что они действительно пытались разобраться. Был владыка Тихон. Вот, мне показалось, что человек прямо искренне борется за культурное наследие, что-то улучшить хочет.
- А критика в твой адрес - с чем связана?
- Что на двух стульях сижу, не могу определиться с позицией. На своих каналах - за протестантов, а сам к власти, дескать, на поклон хожу. Всякий раз такое: когда я что-то критическое говорю про Путина, мне респектуют, а про Навального – ах ты, продался, что ли? Словно я должен выбрать, какой водой умываться: холодной или горячей. А если я тёплой хочу, а? Но – нет. Ты для всех плохой, если идёшь посередине.
- Обижает это? Или нарастили панцирь защитный?
- Не нарастил. В день мне приходит по тысяче сообщений. Я читаю, когда есть время. И я, наверное, единственный, кто ругается в комментариях. Да, меня иногда можно зацепить. Например, человеческой глупостью. Я понимаю, что этот комментарий никак на меня не повлияет. Но меня бесит, что человек такое мнение обо мне сформировал. Неадекватное. Не-е, ребят, ну, чего вы, ну, не так же всё было. Почему вы так это восприняли, вы как, вообще, ролик смотрели?!
- А мне казалось, это всё вроде игры такой?
- Это похоже на игру артиста. Выход на сцену. Каким бы опытным, заслуженным, популярным ни был артист, он всё равно боится. Каким бы стойким ни был блогер, его всё равно чем-то можно подцепить – мы же люди, и мы работаем с аудиторией. Мы же хотим, чтобы нас смотрели. Ни один блогер не скажет: мне насрать, что обо мне пишут в комментариях, как ко мне относятся. Все как в жопу ужаленные начинают носиться, если им дизлайков наставят.
- Так какая у тебя всё-таки позиция?
- Я критикую всех, кого считаю нужным. Нет идеальных людей. Можно назвать это амбивалентностью. Вот и всё.

СМИ

- Но люди, подписчики, хотят от видеоблогера определённости.
- Хотят. Несмотря на то, что многие из нас предваряют свои выступления словами: это моё личное мнение, субъективное.
- В том смысле, что ничего не надо додумывать и интерпретировать?
- Примерно - так. Но это плохо работает. Очень многие считают сказанное нами истиной в последней инстанции.
- То есть, такое же отношение, как у советских людей - к печатному органу: сегодня в газете – завтра в куплете? Это что же: видеоблог - уже СМИ?
- Я не могу сказать, что люди включают меня, смотрят и говорят: «Вот, я сейчас смотрю СМИ». СМИ – это что-то, что подвисло высоко в небе над нами в эмпириях каких-то и вещает. А мы гораздо ближе к народу.
- Почему?
- Здесь есть обратная связь. Ты можешь принять участие в создании контента, оценить его. Мало того, связаться с блогером. От твоих решений зависит, каким будет следующее видео. Ты чувствуешь себя внутри истории, важным. Каждый может максимально быстро и жёстко подать жалобу. У нас в России ведь все любят жаловаться. И вот – инструмент. Кнопка. И есть выбор. Можно поставить лайк или дизлайк. Или написать: это фигня или крутяк. Такой интерактив очень нравится людям. А телевизор – что? Ты сидишь перед ним, и единственное, что ты можешь, если что-то не нравится, пробормотать себе под нос какое-нибудь проклятие.
- А по степени влияния?
- Мы зачастую бываем шире по охвату. К тому же люди считают, что мы правдивее.
- То есть популярность видеоблогов, кроме прочего, связана ещё и с дискредитацией государственных СМИ, телевизора?
- Скорее, так: появился источник информации, к которому больше доверия. И как следствие – снизилась потребность в телевизоре. В такой последовательности. А не так: люди заметили, что телевизор стал врать, и начали искать альтернативу.
- Так дальше пойдёт – телевизоры никому не нужны станут?
- Я три года назад, когда только появился в Ютьюбе, тоже говорил, что эта платформа вытеснит телевидение. А сейчас думаю, что это будет такая коллаборация. Телеведущий Соловьёв говорил, - хоть я и не люблю его цитировать, но он здесь прав, – что русский человек так устроен: приходит с работы и фоном включает ящик.
- Белый шум?
- Точно. А Новый год? Не включишь же ты видео на Ютьюбе в Новый год. В такой форме телевизор ещё очень долго будет существовать. 
- Журналисты традиционных СМИ стали уходить в видеоблогеры. Вот, Юрий Дудь – за короткий срок превратился в одного из самых успешных видеоблогеров. Это – тенденция?
- Процесс пошёл потихоньку. Журналисты активно интересуются нами, берут интервью. Это первая ступень к тому, чтобы им самим становится нами. Хотя раньше я очень скептически относился к приходу на Ютьюб работников ТВ. Они обычно делали что-то странное и телевизионное. А такой формат здесь не воспринимается. То же самое думал и о Дуде с его идеей брать интервью у знаменитых ньюсмейкеров. Но, видимо, до него не появлялось качественного продукта. Он, действительно, один из первых мощных журналистов-профессионалов на нашей площадке, тем более - с харизмой. Короче, порвал всех.
- Что привлекает журналистов в Ютьюбе?
- Дудь так объяснил. Для него это - рок-н-ролл. Он делает, что хочет.
- А для вас?
- Свобода. Ничто не ограничивает, кроме самоцензуры.
- В чём она заключается?
- Мы начали понимать, что свои слова следует фильтровать. Есть примеры: Эрик Давидович, Соколовский и теперешняя «Немагия».
Немагия

- Ютьюб-канал «Немагия» против банка «Тиньков» и его владельца. Насколько единодушны были видеоблогеры в оценке конфликта?
- Думаю, процентов 90 сообщества встали на сторону «Немагии».
- В чём причина: корпоративная солидарность, страх, соперник, действующий непристойными методами?
- Всё вперемешку. Но и сама личность Олега Тинькова такова, что мы просто по морально-этическим соображениям не можем встать на его сторону. К чему это ему надо было?! Свою репутацию испортил, «Немагии» - улучшил. Что им грозит? 500 тысяч штрафа. Это стоимость одной рекламы.
- Вина «Немагии» есть?
- В каждом обзоре они чуть-чуть перегибают. Но таков закон жанра.
- Эта история, кажется, демонстрирует возросшее в широком смысле влияние видеоблогеров.
- Да, это выход на новый уровень - первое судебное разбирательство с олигархом. 
Индустрия
- Справедливо уже сказать, что видеоблогерство стало индустрией? Как шоу-бизнес, например?
- Да. Уже всё сложилась. Есть новый формат вещания, огромная аудитория, полноценный рынок со стабильным потоком рекламных контрактов. Видеоблогер - уже не просто тинэйджер, снимающий себя на телефон, это - профессия. Ещё пять лет назад такого в помине не было.
- А ещё продюсеры, агенты?
- Да-а. У меня пиар-менеджер четыре месяца назад появился. Это как раз знак того, что мы превратились в индустрию.
- Есть особенности, отличающие от шоу-бизнеса. Популярность звёзд, например?
- По нам точно так же фанатеют. По Ивангаю, если конкретно, как по Юре Шатунову - в его лучшие годы. До слёз. Кидаются на шею. Часами стоят на фестивалях, выкрикивают имена.
- Приходится скрывать место жительства?
- Как шпионам. Юру Хованского взять. В радиусе пяти километров от своего дома он съёмки вообще не проводит. Шифруется. Я понятия не имею, где он живёт, потому что мы никогда не работали в его районе. Такая зона отчуждения. Хотя вот в связи с делом «Немагии» пришли к нему и дверь в его дом выломали. Кому надо, то находит, как выясняется.
- Как думаете, в каком образе вы обитаете в голове у своих фанатов?
- Как старшие братья и сестры. Бьюти-блогерши, которые рассказывают девочкам о своей жизни, для них, точно - старшие сёстры.
- Выходит вы – суперзвёзды?
- Если я отвечу «да», – это будет звучать пафосно. Но, по сути, оно так и есть. А как иначе? Меня знают 99 процентов людей в возрасте до 20 лет. Только один из десяти, узнавший меня на улице, не просит у меня фотографии. К нам отношение такое же, как к классическим звёздам шоу-бизнеса, с каким-то, может, другим оттенком.
- А, правда, что некоторые видеоблогеры сами не знают секрета своей популярности, не понимают своего феномена?
- Есть такие. Но это не про меня. Я прекрасно знал, что нужно делать и как. У меня был очень чёткий план. Теперь могу сказать, что был точно прав. Это как стартап. Но одно дело, разок выстрелить, и совсем другое - держать планку.
Аудитория

- Вы мониторите свою аудиторию? Понимаете, с кем общаетесь?
- У нас есть статистика. Моя аудитория, ну, прямо о-о-очень широкая. Я, например, сильно удивлён, что меня смотрят даже совсем подростки. Ко мне на встрече с подписчиками подходит девочка лет одиннадцати и спрашивает что-то про митинги Навального. Я думаю, Господи, а мне ведь в этом возрасте подобное было совсем не интересно.
- На кого ориентируетесь, делая видео?
- Представляю, будто что-то рассказываю в дружеской компании своих сверстников.
- Кто рулит? Собака - хвостом, блогер - аудиторией, или наоборот?
- В обе стороны процесс работает. Да, спрос родил моё предложение. Но предложение родилось не только из-за спроса, а и потому, что я захотел родить его в своей голове. Некоторыми управляют тренды, другие сами ими управляют, кто-то балансирует. Я скорее балансирую, хотя сам часто задаю тренды. Сложно ответить однозначно.
- Не очень понятно, как вы отбираете темы. Не обнаруживается концепции.
- Всё очень просто. Я говорю о том, что интересно мне, в первую очередь. Я просматриваю все новости недели и останавливаюсь на двух-трёх темах, которые меня зацепили. Это почти весь отбор.
- А не те, которые обсуждают все?
- Стоп. А давайте выясним, почему эти темы обсуждают все. Меня часто обвиняют в этом хайпожорстве, что я выбираю популярное. Я всегда отвечаю так: тема популярной становится потому, что интересует людей, но почему вы думаете, что она не может интересовать меня. Я иногда не беру хайповую тему, потому что она мне не интересна. Про какие-нибудь биткоины. Хотя много кто про них рассказывает. И я не буду в этом разбираться, только потому, что это хайпово. Самая показательная история в этом смысле с Шурыгиной. Да, тема хайповая. Но она меня она так завела, что я сел и тут же написал сценарий для обзора. Мне просто стало жалко парня, я возмутился поведением этой девушки. У меня появилась куча мыслей, которыми я хотел поделиться с другими. И только во вторую очередь я думал, что смогу набрать просмотров.

- Есть такое сейчас среди молодёжи: не хочу быть рок-звездой, хочу блогером, чтобы быстро разбогатеть, не напрягаясь на пыльной работе, и стать знаменитым?
- Если книгу мою покупают – да. Я вообще стараюсь всё это дело максимально популяризировать, чтобы ещё больше появлялось блогеров.
- А что вам с этого?
- Больше блогеров - больше качественного контента, вовлечённых, движухи, жизни. Я рад, когда появляются новые каналы, люблю посмотреть, что делают там, как зритель. А то мне на Ютьюбе вообще сейчас посмотреть нечего.
- Родители ваши не говорят, что вы фигнёй страдаете?
- Они поддерживали меня во всём, что бы я ни делал. Каждый мой ролик смотрят. Мама говорит: «Ну, это прям супер было».
- «…только материться не надо».
- Это папа говорит похожее: «Поменьше бы». 
Всякий раз такое: когда я что-то критическое говорю про Путина, мне респектуют, а про Навального – ах ты, продался, что ли? Словно я должен выбрать, какой водой умываться: холодной или горячей. А если я тёплой хочу, а? 
Интернет
- Можете дать прогноз на ближайшее время: что будет с Интернетом, Ютьюбом?
- Давайте, оптимистический - я оптимист по жизни.
- Давайте.
- Количество выпускаемого контента сейчас стремительно растёт. Если раньше один ролик в неделю на канале – считалось нормальным. То сегодня – три. Будет – в день по ролику и больше. Люди будут делать свои каналы как телевизионные и забивать эфирное время по максимуму: шоу за шоу. Это уже будут не одиночки, а огромные коллективы. Мы к этому идём. Блогеры снимают офисы. Нанимают спецов: звукорежиссёров, осветителей, видеомонтажёров. Всё это движение будет нарастать. И мы ещё мощнее будем хайповать и зарабатывать. И скорее всего, будет интереснее - возможностей же будет больше. Я вот сейчас шоу снимаю еженедельное для ВКонтакте – там у меня множество звёзд, которые приходят ко мне на интервью. Целая команда работает. Большие зарплаты платим. Раньше такое было бы невозможно сделать.
- Рост?
- Каждый день. Рекламные бюджеты, количество сотрудников рекламных агентств, самих агентств. Аудитория. Каждый год на Ютьюб приходит народ. Ещё больше смотрят.
- Но этот запас исчерпаем? Откуда эти люди вообще берутся?
- А, непонятно. Вот, Ивангай. Я к нему постоянно заходил раньше. Думал, все же о нём знают, но какого чёрта на него стабильно каждый день подписывается 20 тысяч человек?
- А это нельзя накрутить?
- Нет-нет. Ну, то есть это можно. Но это же глупо. Блогер не накручивает себе подписчиков.
- Западло?
- Это зашквар полнейший. Не одобряется сообществом. Если узнают – позор. И это бессмысленно. Количество подписчиков мало о чём говорит. Главное - просмотры. А их не накрутить.
– А что же конкуренция?
- Конкуренции в Ютьюбе я не вижу. Это же не два магазина бытовой техники. Ты утюг купил либо в одном, либо в другом. Аудитория сейчас потребляет такое количество однообразного контента, что диву даёшься. Один и тот же челлендж переснимают сто блогеров, и каждый набирает миллионы просмотров. Я думаю: как же людям не надоедает смотреть на разных блогеров, которые одинаково подкидывают бутылку или надевают на голову презерватив. Это как с Ice Bucket Challenge. Все его снимали, и все смотрели... 

...Блогеры в одной нише могут спокойно существовать вместе без конкуренции, снимая фактически одно и то же. Может, только в жанре интервью появится дефицит на ньюсмейкеров, значимых персон.
- А как же: контент должен быть оригинальным?
- Контент – широкое понятие. Это же всё вместе: образ, музыка, монтаж, речь. После меня появилась куча новостных блогеров, которые тоже просто рассказывают на камеру, что происходит, и их тоже активно смотрят.
- То есть ниши свободны?
- Сейчас – вообще все. И с большим запасом. Главное – подача. Если кто-то копирует меня, как многие и пытаются, то это не принимают, это зашквар. А если кто-то будет вещать чуть по-другому и тоже о новостях – такого будут смотреть.
- Долго будет такая вольница?
- Думаю, долго. Правда, если не обломает государство. Но я надеюсь, Интернет не запретят, Ютьюб не закроют как в Китае, и не ограничат, как в Германии.
- А если обломает?
- Чего-нибудь другое придумаем. 

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...