Интервью

«Ямьле Ил»: как не разрушить очарование архитектуры

Станислав Костягин, редакция Include
24.10.2016
«Ямьле Ил» — проект, который направлен на благоустройство территорий Татарстана с использованием минимума денежных средств и не пренебрегая студенческим трудом. Поговорили с Кариной Набиуллиной, руководителем проекта, чтобы узнать, как относятся к инициативе в районах Татарстана, и воспринимают ли серьёзно «студенческую архитектуру»


– С чего начинается разработка проекта благоустройства территорий в рамках «Ямьле Ил»?

– Вообще, любая наша деятельность такого рода начинается с общественного запроса. В рамках проекта мы работаем с муниципальными районами и «приходим» на те участки, которые важны для местных жителей. Этап работы с людьми — очень важный для нас аспект. Порой то, что проектируется «в кабинетах», не отражает желания местных жителей. Мы всегда стараемся найти с ними компромиссные решения.

У нас был случай, когда администрация подала идею построить на исторической улице жилой дом. Мы предложили несколько вариантов. На общественном обсуждении люди сказали, что это потрясающий проект дома, что в нём хотелось бы жить, но не здесь. Здесь история, её нужно сохранить. В итоге администрацией района нам были предложены альтернативные участки территории под данное строение. И это я считаю правильным. Государство поддерживает создание комфортной среды для жителей республики.

Каждый наш проект создаётся в диалоге, в результате которого формируется техническое задание. После идёт изучение истории места — мы мониторим всё, что с этим связано, поскольку построить просто коробку (это набор кирпичей и строительных материалов, линии, фрагменты) — это всё неживое, неорганичное. Всё должно быть скреплено одной общей идеей, прочувствован так называемый «дух места».

Например, детский оздоровительный лагерь «Чайка» в Тетюшском муниципальном районе. Это один из наших проектов, на презентации которого ребята, увидев его, сказали: «Мы вернулись в своё детство». Мы вообразили для себя идеальный сказочный мир. А что для нас идеальный сказочный мир? Это звёзды, это луна, это сказка, такие пространства, где много гамаков, на которых можно смотреть на звёзды. И мы создали эти «звёзды», используя инженерные и архитектурные приёмы, современные малые архитектурные формы. В итоге люди и администрация сказали, что проект обязательно будет реализован, а на воплощение в жизнь этой сказки требуются минимальные ресурсы. Наши студенты нашли высокотехнологичные приёмы преобразования среды, благодаря которым можно создать «сказку» с минимальными расходами из бюджета.

– Как долго вынашивался «Ямьле Ил»? Были ли сложности с его воплощением?

– Проект «Ямьле Ил» родился относительно недавно, весной 2016-го. Его созданию предшествовали другие наши идеи и проекты, например, «100 скверов Казани», где студенты КГАСУ не только проектировали скверы города, но и силами собственных студенческих отрядов реализовывали проекты. Мы строили скверы своими руками, правда, бюджеты этих проектов были очень небольшими: в среднем, строительство обходилось в 100 тысяч рублей. Выезжая в муниципальные районы республики, мы осознали, насколько важно создавать комфортную среду, применяя креативные, смелые, качественные и одновременно малозатратные решения преобразования пространства. Ещё Витрувий (прародитель архитектуры, 1 век до н.э.) сказал, что основа проектирования — это польза, прочность и красота. Сегодня к этим трём позициям мы можем добавить ещё и «экономичность».

Кроме того, если в лучших мировых архитектурных школах, например, в Великобритании, Швейцарии, Голландии и Цюрихе, преобладает практико-ориентированный подход в обучении, то для России мы, можно сказать, инноваторы. А новое всегда сопровождается определёнными трудностями, но, получая настолько мощный положительный отклик от общества, мы считаем, что выбрали верный путь.

– С какими трудностями приходится сталкиваться при создании городской среды в Татарстане?

– Любое новшество — это когда-то пройденный путь проб и ошибок. Но нам в этом плане проще. За нами КГАСУ. У нас есть преподаватели, много лет практикующие архитекторы и практики. Например, заведующий кафедрой градостроительства, Александр Алексеевич Дембич, смог доказать в Москве актуальность и эффективность инвестиций при реализации проекта развития территории Адмиралтейской Слободы Казани. Проект, автором которого он являлся, выиграл конкурс Министерства строительства РФ. Сейчас он уже воплощается в жизнь.

Благодаря квалификации наших преподавателей, опытных специалистов в области архитектуры, градостроительства и дизайна, нам, конечно же, легче. Но нам требуется поддержка органов государственной власти. Вот сейчас идёт работа в рамках «Ямьле Ил» по поручению Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ республики Татарстан, все действия согласовываем с ними. Также нас не ставят в рамки с точки зрения творчества, это плюс.

– Некоторые журналисты считают, что «Ямьле Ил» и «Парки и Скверы» — соперники. Действительно ли среди вас есть конкуренция? И вообще есть конкуренция в этой среде?

– Татарстан сам по себе очень большой, и территории его огромны. К тому же, сегодня очень востребована деятельность по преобразованию и улучшению общественной среды, городов. Даже наш президент, Рустам Нургалиевич, объявил следующий год — годом общественных зон. Опять с точки зрения масштабов: мест и работы точно хватит всем. К тому же, проекты несколько отличаются. У «Парков и Скверов» есть ресурсы, они могут строить, их проекты планировок, эскизные проекты оплачиваются из бюджета. Там своя схема реализации проектов. У нас же по-другому. Наши проекты делаются силами студентов абсолютно безвозмездно в рамках производственной практики, курсовых и дипломных проектов, где они получают реальные профессиональные навыки и дарят жителям муниципальных районов свои работы. Вот это ключевое отличие. Такой подход считается новым для системы взаимодействия государственной власти и институтов образовательных учреждений в России.

Также нашей миссией является подготовка студентов, причём нам важен их профессионализм, важно, что ведётся работа по развитию наших собственных «мозгов», которые будут работать там, где родились. К тому же, студентам очень нравится делать проекты для своей малой родины, сами рвутся развивать свой край, для них это повод для гордости.

– Откуда студенты черпают вдохновение во время разработки проектов? Поглядываете ли вы на зарубежные проекты?

– Разумеется. В процессе обучения мы используем методики таких авторов, как Ян Гейл, Вукан Вучик, вдохновляемся проектами Фрэнка Гери, Нормана Фостера, Зада Хадид, Арата Исодзаки и многими другими великими архитекторами и урбанистами. Этим принципам и методикам мы стараемся следовать, но и учитывать татарстанский, российский менталитет. Мы смотрим на существующие объекты-аналоги, а география у нас — мир. Понятно, что придётся адаптировать методики, т.е. каждый объект не берётся один в один. Как правило, многое нельзя применить: либо это слишком дорого, либо не подходит по антивандальным или иным физическим характеристикам. Аналоги мы берём только лучшие.
Например, в Елабуге, в которой мы недавно презентовали итоги, была проблема с затопляемостью набережной. Ребята с наставниками посмотрели, как справляются с этой проблемой в Японии, и адаптировали эту технологию под себя, применив местные строительные материалы.

– Намечаются ли какие-то проекты в Казани?

– Да. У нас уже есть опыт сотрудничества с Кировским и Московским районами. На этих территориях мы в рамках проекта «100 скверов Казани» делали площадь у ЗАГСа и часть улицы Болотникова. Потом для префектуры Старо-татарской слободы мы выполняли эскизный проект двора, в данный момент по нему ведутся строительные работы. Всё это осуществлено силами студентов. А то, что сделано нашими преподавателями, известно многим: это такие знаковые для города объекты, как Баскет-Холл, часть ансамбля Казанского Кремля, Корстон.

– Собираетесь ли вы в скором времени выходить за рамки Татарстана?

– Пока мы не планировали, но если попросят, не думаю, что здесь возникнут сложности. Сейчас, к примеру, наша студентка Аделина Шарапова выиграла конкурс «Архитектурный образ России», посвящённый в этом году городу Тюмень, мы её отправляем за наградой. Это показывает, что наши ребята способны работать не только в стенах университета. Что касается географии международной, то мы регулярно участвуем в конкурсах в Милане. Студенты часто ездят на различные стажировки в Лондон, Швейцарию. В рамках «Ямьле Ил» пока только Татарстан, но в рамках конкурсов и научно-исследовательских работ наша география — мир.

– Каким образом поощряется работа студентов? Вы им платите?


– Мы… не заплатили ни копейки. Это и не планировалось, потому что для ребят это учебный процесс. Но когда мы начали выезжать, например, в Тетюши, глава администрации нам сказал: «Так, мне нравится этот, этот, этот проект. Я вам гранты выделю». Мы сказали: «Спасибо… здорово». Потом в Аксубаевском районе по результатам презентации проектов выделили гранты, а вот до этого глава Заинского района сразу сказал: «У меня грант 30 тысяч рублей. Как хотите, хоть на конкурсной основе, но мне нужны несколько предложений одного и того же объекта». Мы выполнили, в итоге ему понравились все варианты, и сумму поделили. Ребятам было приятно.

Также у нас есть и нематериальный интерес. Администрация района или города даёт нашим студентам в портфолио письмо, что проектная работа была выполнена таким-то студентом, что она интересна. А если ещё администрация воплощает проект в жизнь, то студента приглашают осуществлять авторский надзор, чтобы не было расхождений с эскизом, и тогда у него в портфолио появляется другая бумага, что проект реализован, что студент спроектировал, что студент осуществлял авторский надзор, из-за чего он уже более ценен на рынке труда.

– Ну и напоследок: как влюбиться в свою профессию? Ведь для ваших студентов это творческая, возможно, эмоциональная работа?

– Когда берёшь высокую планку, тяжёлые задачи, идёшь к ним и побеждаешь, в этот момент ты видишь результат, видишь отдачу. Мне кажется, что ты растёшь, тебе хочется ещё больше сделать, ещё большего достигнуть. Например, как у нас: мы думали, что это такой небольшой эксперимент в период летней практики, и в октябре проект «Ямьле Ил» хотели завершить, но когда он начал вызывать такой интерес прессы, такой социальный отклик, мы поняли, что не можем закрыть этот проект, он нужен жителям Татарстана. Может, он будет видоизменяться. Сейчас уже другие муниципальные районы, узнав о проделанной работе, присылают нам новые письма, ставят новые задачи. Такой отклик очень мотивирует расти.

Думаю, в жизни, как в шахматном поединке: если ты хочешь наращивать свою компетенцию, всегда выбираешь себе самого сильного противника и играешь с ним.

Поскольку итоги работы публично озвучиваются, это большая ответственность для студентов. Для них это не просто прочитать книжку Высоковского или Яна Гейла и сказать преподавателю, что он прочитал его книжку. Здесь уже надо применить эту методику, подойти к собственному спроектированному проекту и сказать: «Я спроектировал по методике Яна Гейла, учёл принципы планирования транспортной системы, озвученные Вулканом Вучиком с учётом поправок на российское законодательство, которые я узнал из трудов Михаила Яковлевича Блинкина…» Это уже другой уровень студентов и другая мотивация к учёбе. Я думаю, что мы создаём такие условия для наших ребят, что они могут непрерывно профессионально расти, ставить новые цели и достигать профессиональных побед. А победы очень сильно мотивируют и заряжают на новые достижения. Проверено на себе!

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • @ЧерновАртём
    11 months ago

    уважаемый публикатор, зайдите, пожалуйста, в редактор вашей статьи и притемните немного фоновую фотографию под заглавием, тогда белые буквы будут читаться лучше, чем сейчас.
    там есть специальный регулятор яркости фона, иконка с солнышком с черточкой в правом верхнем углу.