Наверх
Герои

У тебя 21 кошка, а ты идешь - и нашла ещё одну! 

Один день с волонтером "Территории спасения" Мариной Градинар
07.07.2017
Создатели общественной организации «Животные. Территория спасения» все время повторяют, что это не приют. Сюда нельзя просто принести животное и забыть о нем. "Территория спасения" - это сообщество, объединяющее людей, которые готовы поделиться с бездомными «котопсами» временем, силами, теплом, деньгами…
Очень хорошо помню, как взбрело мне в голову стерилизовать корпоративную собаку информагентства Sakh.com.  Люся, словно предчувствуя, что этот раз последний, родила восьмерых.
ВАЖНЫЙ МОМЕНТ В ЖИЗНИ ЛЮСИ
Люся – шерстяная дворовая интеллигенция, что ещё о ней сказать? Как увидит меня сейчас, складывается креветкой (квадратное телосложение ей не помеха), разрываясь между приветливостью и опасением: вдруг еще раз отвезу на стерилизацию? А тогда, пару лет назад, доверчиво позволяла брать на руки своих теплых, пахнущих молоком детей. Вот это был антистресс! Напишешь про убийство, расстроишься, спустишься к будке, достанешь, осторожно понюхаешь теплые уши… Эх!
- А если она пятерых родит?
- Да пятерых-то уж не родит, наверное. Три-четыре, я думаю.
- Лучше утопить, как раньше. Куда ты их денешь?
- Объявлением дам. Новость напишу.
- Ну, смотри.
 Как я пристраивала ее восьмерых детей, никогда не забуду. Но это восемь. А восемьдесят восемь? И даже больше - около сорока собак и без малого сотня кошек… «Не бойтесь спасать чьи-то жизни, не бойтесь менять мир вокруг себя! Не проходите мимо чужого страдания!» - призывают «спасатели» из общества "Территории спасения". Марина Градинар – одна из тех, кто не боится и не проходит.

СЕКРЕТНЫЙ СТАЦИОНАР
Мне не завязали глаза, доверяют. Доверие журналисту – штука редкая, надо ценить. Дело в том, что об этом стационаре для бездомных животных никто из посторонних не должен знать. Его не афишируют, иначе завтра же под дверью окажется с десяток коробок с котятами и щенками. Людям часто нравится чувствовать себя спасителями за чужой счет: нашел у помойки полуслепых бездомных котят с ринотрахеитом и сейчас их спасу – отвезу тем, кто спасет. Я молодец.

В 9 утра Марина выходит из корсаковского автобуса в солнечное южно-сахалинское утро с телефоном возле уха и наставлениями кому-то на том конце провода, кто не знает, что делать с лысым котом. Она погружена в разговор, не обращая внимания на маты и плевки мужиков за спиной, пыль, вечный смог в этом районе и отсутствие маленького «Твикса» в маленьком привокзальном киоске. Но сегодня речь не моих пустяковых проблемах, а о больших.

Марина сегодня дежурит в секретном стационаре. Она будет кормить, обрабатывать, протирать глаза, менять наполнитель, возить на уколы и УЗИ и параллельно искать новых хозяев, чтобы освободить хоть одно место для нового бесприютного уличного существа с влажным носом и грустными глазами.

- Про лысых котов я ничего не знаю, говорю же. Пусть свозят к ветеринару. Корм надо поменять однозначно. Ну все, давай-давай, детей в детский сад, котов по вольерам, пока, дорогая!

По дороге Марина говорит спасибо всем водителям, которые пропускают нас на пешеходных, и рассказывает о секретах приучения к лотку даже самых последних кошачьих маргиналов. Подходим к центру выхаживания котопсов. Нас встречают сначала прикормленные у производственной базы бездомыши, потом Найда, а потом Дмитрий с Бучем и Соломоном.


Дмитрий – бизнесмен, приютивший на базе своего предприятия больше сотни хвостатых, а Буч – усыпленец. В семье, где жил этот амстафф, произошло пополнение, и его попросили на выход – на тот свет. Но ветеринар отказался усыплять здорового красивого пса, и теперь Буч живёт у Дмитрия, которого полюбил, как родного.
- Соломона надо переименовать в мастера Шифу, - смеемся мы, глядя н
а бежевого с седым мастера кунг-фу из семейства собачьих. Он восседает у Дмитрия на руках чрезвычайно невозмутимо и умиротворенно поглядывает вокруг.
- Ну пойдёмте, - и мы поднимаемся на второй этаж большого здания, где звучит речь трудовых мигрантов из ближнего зарубежья и многоголосое мяуканье. В руках у Марины – клетка с котятами. Новенькие, тоже проблемы с глазами. Ещё одна попытка Дмитрия объять необъятное.
- Вот здесь у нас кошки, - вольеры, вольеры, вольеры до потолка. – И в соседнем помещении тоже. Там собаки ещё.
Марина проводит для меня короткую экскурсию – вот это Фея, кошка из трансформаторной будки, у неё сгорели задние лапы, теперь протезы; а это вот аппарат Илизарова у кота – перелом позвоночника был; а это Геша, пёсик, у него перелом бедра из-за рахита, кости были слабые, могли просто слегка пнуть, ему много не надо.
В каждом вольере – воплощённый призыв погладить, взять на руки, взять домой.
Марина переодевается и принимается за уборку. 

- Любовь к животным у тебя с детства? 
- Да, с раннего детства. Всегда у меня была эта сердобольность. Мальчишки обижали животных, для меня это было невыносимо видеть. Ну потом, уже будучи взрослой, в 2006 году приехала на Сахалин из Приморского края, работала, все было прекрасно, и я стала искать варианты, кому помогать, хотя бы финансово, хотя бы немного. Но я опасалась обмана, потому что вот проходит какой-то сбор средств – как проверить, пошли деньги на то, на что ты перечисляла, или нет? Смотрела какие-то питерские, московские приюты, но были сомнения. В итоге наткнулась на общественную организацию «Животные. Территория спасения». В 2014 году я начала с ними сотрудничать. Сначала понемногу переводила деньги, потом обратила внимание на то, что в их группе ВКонтакте постоянно просьбы о помощи – где-то ветошь нужна, где-то лекарства… А потом увидела объявление, что требуются волонтеры для дежурства в стационаре, где больные животные находятся. Им очень нужна была помощь, а людей не хватало. Ну, подумала, распланировала время. График позволял, решила попробовать. Да, не умела уколы делать, многого не умела, но в процессе научилась всему. Полтора года я отдежурила в этом стационаре.

- Что он из себя представлял? Кто там в основном находился? Как проходили дежурства?
- Это была аренда помещения на территории частной производственной базы. На аренду мы скидывались. Нам дали что-то типа домика в ужасном состоянии, своими силами сделали ремонт. В основном на тот момент там были собаки, послеоперационные, примерно десять. Уже более-менее здоровых – около пяти – надо было выгуливать, больным обрабатывать раны, швы, кормить всех, убирать за ними, мыть вольеры, потому что многие лежачие. Были и кошки, в незначительном количестве. За ними тоже уход. На дежурстве я была одна. Только если какая-то особая ситуация, приглашали кого-то помочь.

- Не было отталкивающих ощущений? Ведь это довольно грязная работа.
- Очень. Очень неприятно пахнущая, грязная, иногда опасная работа. Вот меня буквально позавчера собака укусила (показывает ранку на руке). Это стандартный вид моих рук – поцарапанные, покусанные, - я уже привыкла. Боль никто не любит, и мы, люди, не любим уколы.
Сначала животных было немного, потом мы обросли изрядно. На второй год дежурства я справлялась где-то с тридцатью животными одновременно. Сейчас я дежурю в другом месте, не хочется его рассекречивать, потому что мы опасаемся, что нас просто закидают и щенками, и котятами, и бездомными взрослыми животными, и домашними, которые надоели… Принцип работы здесь тот же. Сейчас у нас больше ста животных: почти сорок собак и восемьдесят с копейками кошек. Некоторые кошки по передержкам, в центре около шестидесяти живут. Пристраиваем понемножку. Тех собак за последнее время пристроили.

ДОЕХАТЬ ДО КЛИНИКИ И НЕ ЗАБЛЕВАТЬ МАШИНУ

- Муська, чё-то от тебя какашками пахнет.
- Она их ела, наверное.
- Да нет, может, лапой влезла.
- Ну главное, что сидит смирно. Только если такие пробки будут, мы тут утонем.

У лохматоухой красотки Мускат обильно текут слюни: в машине прохладно, но укачивает. Мускатке около года. На "Территорию спасения" она попала щенком, с энтеритом, единственная выжившая из помёта. Выросла, теперь ищет дом.

Марина везет Мускат на стерилизацию в ветеринарку на «Слезе». У «Территории спасения» договоренность с этой государственной клиникой, здесь стерилизуют бездомных псов и котов со скидкой 50%. За рулём – Вика, женщина с благородной сединой и давнишней любовью к таким вот мускатам. Вика помогает «Территории…» транспортом: возит по клиникам, когда есть время, отводит питомцев новым хозяевам. Иногда приходится срываться вечером или даже ночью. Марина рассказывает, что позавчера в полночь срочно искали котёнку передержку, пришлось просить вызывать «транспортную скорую помощь». Постоянно помогающих водителей трое. Не хватает.

- А помнишь, в прошлой моей машине – ни разу такого не было, чтобы собака не… Хм, ну, это, - Вика обруливает причину пробки – грузовик и легковушка не поделили перекрёсток. Для любого водителя это был бы удар - собачий туалет в салоне, а Вика говорит об этом спокойно.
- Да уж помню, - Марина осушает мускатные водопады. - А я – ни разу не приехала домой в чистых джинсах. Едешь после дежурства на автобусе, и чем-нибудь от тебя да пахнет.


Умненькая, похожая на лисичку Мускат начинает сопротивляться уже на крыльце ветеринарки. Даже заигрывания мопса, который уже отмучился и вылетел счастливый из дверей, не уменьшают её тревожности.

Ждём, когда освободится ветеринар.
Марина с Викой обсуждают рыжего кота, которого пристроили в частный дом.
- Там двухэтажный коттедж, ещё и кошечка, - все условия, - тон у Вики мечтательный, как будто она сама кот и завидует тому рыжему.
- Проходим!
- На стерилизацию?
- Нет, на приём.
- Долго, - вздыхают в очереди. Скоро как у людей будет - никуда не попадёшь...

- Что входит в твои обязанности – не обязательно во время дежурства, а вообще?
- Начинала просто с уборки и кормления, потом животных стало больше, пришлось нанимать рабочего. Он делает основную физическую работу, а у меня появилось время для организации фотосессий животных. Это нужно для пристройства. С красивыми фотографиями быстрее разбирают. Кстати, у нас фотограф-аллергик. Мальчишка просто обожает кошек, его аж трясет, но он не может их особо погладить, говорит – все, мне хватит.
Я занимаюсь распределением пиара между волонтерами: кто каких животных «рекламирует» в соцсетях, группах в WhatsApp, в газетах… Газеты, как ни странно, до сих пор действенный метод. Причем, через газеты очень хорошие хозяева всегда находятся.
Еще я занимаюсь поиском средств на стерилизацию бездомных кошек. Собак тоже, но ближе мне кошки все-таки, занимаюсь в основном ими. 

Да и с собаками проще, их можно бесплатно стерилизовать в муниципальном пункте передержки. Но туда не всех отдашь, все-таки риск: скопление животных, заболевания. Кошку стерилизовать стоит 1,5 тысячи рублей, это льготная цена. У нас соглашение с тремя ветеринарными клиниками, они нам помогают. А так обычную, домашнюю кошку стерилизовать стоит 3 тысячи. Ну и кроме всего прочего на мне все организационные вопросы: доставить животное к ветеринару, забрать его, отвезти в новый дом