Репортажи

Есть ли жизнь в универе?

Или будет ли через пятнадцать лет жизнь в нашей стране
18.11.2016
Что для города означает его ведущий университет? Больше, чем кажется на первый взгляд. Сегодняшние студенты через десять-пятнадцать лет станут ведущими специалистами своих областей, средним классом и элитой этого города. И привычный стиль жизни они принесут с собой. Бывшие московские студенты, которые в юности любили петь хором Юрия Визбора «Лыжи у печки стоят», неоднократно замечены за тем же занятием в современных дорогих ресторанах. Спустя почти десять лет выпускницы журфака СПбГУ предпочитают девчачьи посиделки в кафе и задушевные разговоры. Где-то в вузе самое главное место – драйвовый молодежный театр, а где-то все настолько напряжены, что во всем университете нет жизни вообще. Знания, умения и оценки важны, но стиль жизни, принятый в лучшем вузе города, его дух – через некоторое время он станет трендом в городе, где находится вуз. В общем, как сейчас живут наши студенты – примерно так будем мы через десять-пятнадцать лет. Так что поймать дух лучшего вуза своего города, и суметь его описать – значит хоть одним глазком заглянуть в будущее. Наши корреспонденты из Ханты-Мансийска, Москвы, Воронежа, Ярославля, Ульяновска и Казани отправились ловить дух лучших вузов своих городов. И мы заглянули в будущее
МЕСТО ГДЕ ЧИТАЮТ
Можно ли нарисовать портрет современного студента мне, человеку, который закончил университет двадцать лет назад? В коридоре Ярославского государственного университета меня обгоняют две студентки, обсуждают качать или не качать...
– Сначала я думала, качать будут все, – говорит та, что постарше. – Да и покупать не надо, можно деньги сэкономить. Но потом поняла, что это не мое. Меня позвал шелест страниц… И вот опять очередная книга стоит на полке!
Привет Биллу Гейтсу. Часто вижу студентов в книжных магазинах города. Они не просто рассматривают корешки, а действительно читают, хотя меньше, чем хотели бы взрослые, но и меньше, чем хотелось бы им самим. Заглядываю в телефоны проходящих мимо студентов: соцсеть или книга? Вижу несколько книг, и перестаю подглядывать – сама люблю оставаться с книгой один на один, и не хочу отказывать в этом праве другим.
В главном корпусе конференция, вход свободный для всех. Помню, нам было интересно слушать профессоров, казалось, они обязательно должны сказать то, что ни в каких учебниках никогда не напишут. Вот и знакомая ситуация: студенты набиваются в аудиторию, а организаторы конференции предлагают им потесниться – выступающим, оказывается, тоже нужны места.
– И чем сейчас живет студенческая молодежь? – спрашиваю ребят в коридоре.
– Современная молодежь амбициозна, – говорит одна девушка, как будто не про себя. – Лично я, скорее всего, как и большинство, совмещаю учебу – написание магистерской диссертации – с работой. Иногда бывает непросто. Сегодня, на мой взгляд, университет дает множество возможностей для нас. Он заинтересован в выпуске всесторонне развитых личностей.
Тон у нее официальный и серьезный. Для меня это показатель ответственности. Спросили за «alma mater», так что взрослый вопрос – взрослый ответ.
– Мечты – мечтами, – говорит ее подруга, – но чтобы они осуществились, надо много поработать. Уверенность в завтрашнем дне зависит от нас самих.
Вот в этом пункте точно ничего не изменилось. Все как у нас и про мечты, и про учебу, и про будущее… Только сумочки набиты гаджетами. Но речь далека от «новояза» и не пестрит разнородными «М-м-м…», «Ну…», «Вот…», «Че…»…
– Студент стремится взять от этой жизни все по-максимуму. И не только ориентируясь на будущее… Надо жить здесь и сейчас, – долетает до меня еще один ответ.
– И что Вы, простите, хотите взять по-максимуму? – спрашиваю.
И получаю: «Развиваться, читать, учиться…» «Делать что-то новое, работать…» «Общаться с друзьями, родными…» «Хочу детей, много. Хочу большую семью…» «Хочу жить интересно… Да, просто жить».
– А что каждый из Вас любит делать, когда он остается один?
– Читать.
– Какую книгу?
– Интересную.
- Каково это, работать с современной молодежью? – спросила я у одного из профессоров.
- Вместе с ними, - говорит, - можно делать что-то новое, интересное и хорошее.
Кажется, студенты и преподаватели думают об одном. Что нынешний юношеский максимализм, как и всегда, спешит все успеть, все попробовать и все узнать, он может быть по-разному упакован, но всегда будет стремиться найти себя. А Ярославский государственный университет – это место, где выдают, конечно, дипломы и знания, но вообще это место, где люди читают книги.
Екатерина Парунян, Ярославль
СТАТЬ ДЕЛОВЫМ И СЕРЬЕЗНЫМ
Над главным корпусом Воронежского государственного университета (ВГУ) сгущаются тучи, все погружены в смартфоны и разговоры. И тут у главного входа возникает молодой человек в отглаженном темно-синем. Горделиво проходит, открывает дверь девушкам, улыбается харизматично, поправляет волосы, аккуратно зачесанные набок. И исчезает, одернув край пиджака. Иду за древесно-апельсиновым термоядерным запахом его парфюма. За угол, по лестнице вниз, дверь, ещё дверь – и внутренний дворик. На стене мелом написано «Оля+Юра», парочки на скамейках, а молодой человек в темно-синем кладет черный портфель на скамью и прикуривает. Из портфеля доносится песня Джамалы с конкурса «Евровидение 2016». Он достает блестящий от новизны смартфон.
- Алло, я сейчас в главном корпусе, - говорит. - Оформляю командировку и выхожу. Да-да, диплом уже сдал. Да проверили... Кафедра криминалистики. Да, можете записать. Нет, у меня нет времени. Совсем нет времени, я же вам объясняю. Я перезвоню вам, как только освобожусь.
Выпускник кладет трубку, бросает сигарету в урну. Поднимаюсь, подхожу.
- Добрый день, - говорю.
Костюм осматривает меня с ног до головы, улыбается харизматично, горделиво поднимает голову, делает глубокий вдох, словно перед чем-то важным, и обходит меня стороной. Деловой этот ВГУ.
- Тебе просто это нужно запомнить! – слышу в общем холле. - Постарайся представить в голове, как выглядит молекула. Это просто, я так запоминал!
Молодые люди горячо обсуждают сессию, а мне под ноги прыгает большая пушистая серая кошка.
- Как же тебе повезло! – у студента Никиты загорелись глаза.
- Почему? - удивляюсь.
- Ты не знаешь? Это же легендарная кошка ВГУ, наш талисман. Она живет здесь, в главном корпусе, и появляется только перед сессией. Эта кошечка знает, когда нужно приходить!
- А имя у неё есть?
- Кто-то зовет её Лизой, а когда она не приносит нам удачу, мы называем её Чебурек и угрожаем отправить в шаурмичную, которая напротив нашего корпуса. Есть у нас поверие, что если погладить её перед экзаменами, то обязательно всё хорошо сдашь. Мы верим, и Лиза нам помогает.
Мальчик Никита в светлой рубашке подскакивает, хватает Лизу на руки и начинает обнимать изо всех сил, что-то нашептывая ей в мохнатое серое ушко.
Ко мне подсаживается второй студент, он со второго курса фармацевтического факультета.
- Сегодня, - говорит, - сдаем долги.
- А почему долги остаются? – спрашиваю. - Учиться сложно?
- Я активист, здесь столько всего происходит за семестр, что на учебу отчасти становится пофигу. Я сам виноват в том, что у меня долги, но я отработаю всё и сдам на сессии. Чебурек, а если не поможешь мне, я тебя ух... - смеется он, обращаясь в сторону серой кошки.
- Какая жизнь в вашем университете?
- Мы с Настей в общаге живем, - говорит молодой человек, и кивает на погруженную в ноутбук девушку рядом. – Приехали из Брянска, поступили на прикладную математику, а тут сложно, жесть просто. Всю ночь в общаге песни горланим, и торчим друг у друга, а потом утром идём на пары. Глаза слипаются, ничего не понимаешь, и машинально голова на тетрадь падает. А потом всё заново. Зимой сессия не такая страшная как летом. У нас весной студенческие весны, приходится с декорациями помогать однокурсникам, а это значит, что с утра до ночи пилишь дерево, потом отдаешь его Насте, а она красками по нему рисует. А утром снова на пары. И преподы не понимают, что спал ты два часа, не потому что ты раздолбай, а потому что ты помогал фестиваль выиграть...
- Ой, да что мы там выигрывали, - отрывается от компьютера Настя. - К третьему курсу мы поняли, что нужно выбирать что-то одно. Или раздолбайничать, или учиться. В общаге жить трудно, поэтому мы будем квартиру снимать, подальше от этого балагана.
На соседнем диване спит молодой человек. Мимо проходит серенькая Лиза, оглядывает брезгливо, пробегает мимо. Видимо, этот юноша с первого или второго курса, а серьезными тут становятся после третьего.
Дарья Васильева, Воронеж
БЛАГОУСТРОЕННЫЙ МИР И КАРЬЕРИЗМ
Улица Минаева в Ульяновске частями перекрыта: на дороге толпа выпускников в черных мантиях и четырехугольных шапках, выпускной в Ульяновском государственном университете (УлГУ), шествие выпускников едва ли ни главная традиция университета. Горожане, правда, не очень довольны – стоят в пробке, ждут.
Университетский городок на набережной Свияги белеет корпусами. Выходишь на трамвайной остановке и спускаешься в темный разрисованный тоннель, из которого уже виден главный корпус. Ощущение, что ты попал в большой парк – милые аллейки, памятник Петру и Февронии, который полюбили молодожены, гипсовые скульптуры, речка, фонтаны. Людно: гуляют мамочки с колясками, парочки, семьи, греются на солнце студенты. Хочется присесть на скамейку под ивой и посмотреть на воду. А 30 лет назад на этом месте ничего не было – набережная насыпная, рядом бараки стояли.
- Университет – родной дом для многих, преподаватели живут на Набережной, их дети учатся в университете, потом работают в университете, здесь же появляются малыши на свет, - говорит проректор УлГУ по внешним связям Татьяна Кириллова. - Это первый в стране филиал МГУ. Сейчас университет приобрел самостоятельность, но мы все равно считаем себя дочкой МГУ. Иностранцы, приезжая в Ульяновск, в провинцию, про наш кампус говорят – «кусочек Европы».
На выпускном запускают вымпел с логотипом УлГУ в знак того, что выпускники выходят в мир и следят за ним, пока глаз хватает. В прошлом году глаз не хватило, зато из Казахстана прислали фотографию – приземлился возле казахской придорожной шашлычни за 2,5 тысячи километров от Ульяновска.
Университету есть чем гордиться, и в обустройстве кампуса, и в учебной программе. Внутри же пафос растворяется в тишине коридоров. Местами стайками сидят студенты и зубрят, сессия. Молодые люди с надеждой поглядывают в окна – на памятник Халяве возле третьего корпуса университета – грудастой птице с зачеткой, влетающей в форточку.
Кафедра актерского искусства - в 20 минутах ходьбы от основного кампуса, в бывшем проектном текстильном институте. Сейчас это офисное здание, где продают гитары, ремонтируют компьютеры, консультирует нотариус. Пару лет назад, когда на одну студентку пытался напасть маньяк недалеко от университета, она в первую очередь подумала, что «это опять что-то актеры замутили». Но от маньяка отбилась.
В корпусе тишина для актеров неприличная.
- У нас сейчас с духом трудности: студентов мало – в те годы была плохая рождаемость. Университет примерно на треть меньше, чем десять лет назад, - говорит старший преподаватель кафедры актерского искусства Алексей Храбсков.
И бюджетные места забрали, сейчас на актерском осталось всего семь человек, а было по сорок-пятьдесят.
- Это была орава, которая всегда украшала университет, - говорит Храбсков. – Сейчас ребята прагматичные, они четко знают, куда тратить силы, куда - нет. Если раньше была большая семья, несмотря на ссоры, то теперь семейность проходит. Ребята живут с довлеющим ощущением: «А куда им? А что им?». Актерское мастерство становится карьеризмом, а поэзии не хватает. Заходит у нас выпускница: «А где все актеры?» Говорю - учатся. «А почему так тихо?»
УлГУ - красивый, благоустроенный кусочек Европы, в котором только не хватает поэзии, поэтому вымирают актеры.
Анна Гурьянова, Сергей Гурьянов, Ульяновск
СОДРУЖЕСТВО В ПРЕОДОЛЕНИИ ПРАВИЛ
Больно ударяюсь о заблокированный турникет в главном здании Московского лингвистического университета (МГЛУ). Непробиваемое лицо говорит:
- Девушка, без студенческого не пройдете. Таков указ.
«Я бы сказала, дух у нас консервативный, - говорила мне Настя с параллельного курса, разжигая красный огонек под скульптурой неизвестного солдата, который у входа. - Ощущение, что я не выпустилась из школы. Все продолжается, с контролем посещаемости и записками родителям». «Пришла я сюда, параллельно работая в другом вузе, – говорила учительница немецкого. - Там я могла сказать студентам, что у меня шоппинг, и отменить пары. Здесь же дети хотя бы учатся…»
Мимо главного входа пролетают студенты. Не очень бодрые, сосредоточенные. На часах восемь утра.
- Мелкий спрашивает, - доносится из толпы, - что означает «оne for the road», перевела литературно: «хряпнуть».
Здесь все говорят про языки, причем не обязательно используя русский, и кайфуют от этого. Получая язык, приобретаешь вторую национальность. Арабы учат матерные словечки, а поляки выговаривают “Яйка Нисподжанка”, будто это вовсе не “Киндер сюрприз”.
- Язык у нас был инструментом социального сравнения. Чтобы оставаться на одной волне со всеми, надо было хорошо учиться, - рассказала мне Елена Брандт, восемь лет назад выпускница, а сейчас успешный пиарщик. - Все остальное отходило на второй план – внешний вид, развлечения. Оставался только культ языка, как питательная среда для саморазвития.
На перемене во дворике веселые лица, из тех, кто больше любят сленг и сочинять песни. В толпе Вася, друг-политолог, как-то полгода назад он притащил сюда торт «Тирамису», просто так, и мы все ели руками.
- У нашего универа нервная атмосфера, и это мне нравится, - говорит Вася. - Она мобилизует тебя, и все остальные нагрузки кажутся ерундой. Хочется все успеть, но ради учебы сейчас мне театр на месяц пришлось бросить.
На стене в том же холле афиша спектакля.
- Знала бы ты, с каким трудом мы их вешаем: получаем разрешение самого проректора, - Ваня в кепке-бескозырке прямиком из пятидесятых. С открытым лицом, на котором эмоции, как бегущие строчки. - Приходим в корпус с афишей, подходит охранник, где, мол, разрешение. Показываем подпись проректора. А он: “Как я пойму, что это его?” - Ваня делает многозначительную паузу, и начинает хохотать. - И как мы это можем подтвердить? В общем, строгий охранник отправил нас на самый верхний этаж к заведующему в огромный кабинет с мягкими стенами. Чтобы удостовериться в оригинале подписи, этот большой мужичок самому проректору позвонил: «Подписывали или нет какой-то театр? Ах, да! Театр - великая вещь! Все понял».
Тогда ребята все-таки сыграли «Ромео и Джульетту», согласовав со всеми инстанциями.
Под руководством худрука Михаила Ивановича в МГЛУ играет больше 90 человек. На спектакль собирают весь актовый зал. Иногда меньше: если кого-то нет в списке, охранник не пускает.
Дух в МГЛУ выносливый, а строгость к посещаемости и распорядок в стенах университета организует тебя самого. После такой закалки ни за какую работу браться не страшно. Когда надо, противостоять суровым правилам приходиться силами всех верных однокурсников. Так, забыв студак дома, я дождалась свою одногруппницу, которая вынесла мне свой, и мы побежали на пару.
Наталия Подлыжняк, Москва
ВНЕУЧЕБНАЯ ЖИЗНЬ
Мимо проносится девушка в национальном немецком платье с кожаным корсетом. У нас в Югорском университете Ханты-Мансийска (ЮГУ) фестиваль немецкой культуры. С дегустацией немецкой и русской национальной кухни. На одном столе яблочный штрудель в разных вариациях, салат из колбасы и какие-то неопознанные объекты с немецкими названиями, а на втором пироги, плов и пельмени. Студенты дружно поглощают все, а университетский телеканал снимает сюжет.
– Возьми ты побольше еды на тарелку! – возмущается оператор.
– Хватит! Куда ещё-то? – кивает девушка-корреспондент на сиротливо лежащий на тарелке кусок пирога.
- Нет. Надо ещё!
– Как говорит ректор, наш университет – градообразующее предприятие, – советник ректора по информационной политике Любовь Третьякова улыбается. - Посуди сама, мы готовим кадры для основных направлений деятельности на севере. То есть нефтяников и строителей. У последних теперь есть Мовсисян Вачаган Вачаганович, генеральный директор компании «Северные строительные технологии», он теперь член попечительского совета ЮГУ. Он открыл кафедру и там отбирает лучших ребят, задействует их в проектах. Они будут строить наш город дальше. У ребят глаза горят – они верят в это. Вообще если убрать из города студентов, тут не для кого будет что-то проводить, делать. Наш университет очень молодой, трудно сразу создать сильную научную базу, поэтому мы поем и танцуем пока.
– У нас творческое направление очень хорошо развито – говорит бывший студент, а теперь главный редактор телестудии ЮГУ Максим Менг, – Когда я рассказываю о наших поездках, мероприятиях своим знакомым из столичных университетов, то они удивляются. Для них обычно – учиться, а для нас творить, самовыражаться.
– У нас тут свой Хогвартс, загадочные строения, в которых легко заблудиться, – смеётся студентка четвертого курса Вероника. - Корпуса один от другого зимой в метель или в тумане не отличить. Лестницы, и те в самых неожиданных местах могут быть.
Стены в каждом корпусе разного цвета, есть персиковые, жёлтые, зеленые, голубые. В институте менеджмента и экономики спокойно, только все лавочки заняты ожидающими чего-то студентами. Зайдёшь в зелёный корпус политехнического: в воздухе стойкий запах мужского парфюма, а на лицах молодых людей отражение тяжелых мыслительных процессов. А институт природопользования – это самый «мертвый» корпус. Наверное, жизнь тут есть только на первом этаже, где проходят все научные конференции, лекции и собрания. Идешь мимо людей с серьезными лицами, а из соседней арки слышны звуки музыки и смех, – там гуманитарный институт.
– Это мы флешмоб репетируем, в рамках дней Германии в России, – говорит веселая студентка и держит в руках лист бумаги, на котором ничего не написано. – Вот флаг будем рисовать. А утром тут мероприятие у филологов было, ко Дню славянской письменности.
Во внутреннем дворике, как всегда, разнообразная толкотня. Он, как и большая часть студентов ЮГУ, живёт собственной, внеучебной творческой жизнью.
Александра Трифонова, Ханты-Мансийск
СОЛНЦЕ НА ЛИЦАХ
Во всех 164-х корпусах Казанского Федерального университета кипит жизнь. В УНИКС – здании, которое полностью отведено для творчества - встречаю Вагиза. Он из тех, кто составляет творческое сообщество вуза. Его сложно поймать – мимо проходит много людей, и каждый второй жмет ему руку, спрашивает: «Как дела?». Вагиз учится в КФУ третий год и все свое время проводит в УНИКСе, пробуя себя в разных жанрах творчества: театр, КВН, оригинальный жанр, режиссура.
– Удивление – это самое прекрасное чувство, - говорит Вагиз, - Кто-то любит пугать людей и создает различные квест-комнаты, кто-то любит смешить и идет в КВН. А я стал удивлять. Студенчество для меня началось с того что я вел программу «Дня первокурсника». И еще первый день на сцене: мы были с гитаристом. Он играл, а я beatbox’ил.
Сейчас основная деятельность Вагиза – студвесны КФУ, городские и республиканские. Куда уж без них.
В корпусе напротив - научная университетская библиотека имени Лобачевского, когда-то он был ректором Казанского Императорского университета. На стене портрет Льва Толстого, когда-то он учился здесь восточной словесности. В читальном зале, рассчитанном на шестьсот человек, занята почти половина. Некоторые люди оборачиваются: я топаю громко. На столе моей подруги Дианы книга «Демократия как тип политического режима». Диана политолог. Только что она пришла с физкультуры – степ-аэробики.
Этажом ниже библиотеки проходит конференция, в рамках международного форума «Сбережение человечества как императив устойчивого развития». Приехал бывший президент республики Татарстан Минтимер Шаймиев. Ряд послов ЮНЕСКО из сорока стран мира. Камеры, деловые костюмы, серьезные темы для обсуждения. Новые технологии добычи и переработки нефти, развитие конфессий, этнической идентичности. Представители КФУ выступают на форуме. Потому что университет – своеобразный сформировавшийся институт в городе, который принимает участие в развитии всех сфер деятельности современного человека.
А этажом выше в коридоре мило улыбается афроамериканец в больших наушниках. Группа китайских студентов готовится к паре – что-то бурно обсуждают на своем. Вид из окна на самый центр города. Закат. Оранжевый цвет переливается на книгах, отражается от экранов мониторов и на лицах, самых разных. И всем здесь хорошо.
Альфия Ляпина, Казань
ЗАГУЛ И СВЯЗИ
В мае в МГУ был парад «дней кого-нибудь»: День Химика, День Физика, День Биолога. Вроде сессия не за горами, но студенты празднуют с размахом, организаторы не спят сутками. Физики проводят шествие к Ломоносову, запевая «Дубинушку», «Имя любимое мое», с концертом приезжают «Би-2», «Чайф», «УмаТурман», «Моральный кодекс». Биологи устраивают карнавал, проводят мышиные бега, со ставками. Химики проводят квесты, аукционы и заканчивают все «ночью химика» в арендованном клубе. И все танцуют, пьют, разливая алкоголь прямо на памятнике Ломоносову.
- Тут нужно понимать: сегодня мы вместе пиво пьем, а завтра и бизнес строим, - говорит Илья, студент физфака, выпивая самодельный сидр. - Это же все связи!
На площадки перед факультетами собираются даже те, кто никакого отношения к МГУ не имеют.
- В прошлом году администрация факультета сказала: «Вы сделайте – а мы посмотрим», - рассказывает Джейн, координатор инфоцентра «Дня биолога». – В итоге все вкладываются, работают на чистом энтузиазме, причем не только биологи, но и геологи, филологи и другие. В этом и заключается суть МГУ. Даже при вечных войнах, какой же факультет называть геофаком, географический или геологический, при спорах о том, к кому ближе стоит Ломоносов, к физикам или к химикам, мы всегда придем на помощь друг к другу, так и завязывается дружба.
У страны Воробьевых гор есть несколько анклавов по всей Москве. Один - общежитие Доме Аспиранта и Стажера (ДАС). Попасть туда хотят многие. Пара студентов Московского инженерно-физического института придумали песенку: «ДАС – столица разврата, Мекка любви». На самом деле перед пятницей и субботой дасовцы иногда заранее налаживают отношения с бдительной охраной и комендантами, чтобы ночами собираться по тридцать человек в двухместных комнатах, играть в мафию, петь песни под гитару и выпивать, например, по случаю дня рождения Путина.
- Есть такой творческий клуб «Вольница», - рассказывает Слава, студент философского факультета. – И они собираются либо около 1-ГУМа , так называется одно из университетских зданий. Либо около главного здания универа, либо здесь, около ДАС-а. Собирается человек по тридцать-сорок, с гитарами, с барабанами, но без алкоголя, с чаем. И все сидим, общаемся, стихи читаем, поем друг другу. Приезжают, кстати, серьезные люди на эти посиделки. Выпускники, возглавляющие крупные компании… На мерседесах недавно чуваки подъехали.
Славины «Девочку-пай», «Твои карие глаза» можно услышать в любое время года из многих комнат. И хотя в общежитии Славу все знают как парня, который горланит песни под гитару, в главном корпусе университета на Воробьевых он президент «Содружества студентов и выпускников МГУ».
- Какая-то дихотомия, может, шизофрения даже, - смеется он. – Но ведь тот же ДАС – это тоже раздвоение. Можно подняться на восьмой этаж к политологам, поговорить с будущими государственными деятелями, можно к экономистам и поговорить с будущими руководителями Центрального Банка России, можно с журналистами… Да и мне постоянно нужно общаться с людьми. Например, в столовой ко мне кто-то может подойти и сказать: «Слава, нам нужен научный сборник». Или в комнату прийти: «Слав, давай проведём конференцию по метафизике». И не нужно звонить, заказывать встречу, я здесь, ко мне приходят и могут делать со мной все, что угодно... Надо быть в народе. Не просто потому, что это демократично, а потому что это удобнее. Люди общаются, хорошо проводят время, и заодно обустраиваются в жизни.
Полина Поваренкина, Москва 
ОТ РЕДАКЦИИ
Будет ли через пятнадцать лет жизнь в стране? Авторы нашего большого репортажа что-то искали в университетах своего города – и нашли склонность к чтению, деловитость, практичность, дружбу, веселье, воодушевление, или крепкие личные связи. Важно, что каждый увидел свое. И при этом не было ни одного университета, из которого автор вернулся бы, не обнаружив ничего интересного. Вывод первый: жизнь будет. Вывод второй, особенно оптимистичный: похоже, в культурной среде современных университетов каждый способен найти то, что близко лично ему. А что именно можно найти – вы увидите и почувствуете, читая репортажи. Пройдя дорогой, открытой нашими авторами, можно отыскать в разнообразии близкую лично вам среду.
Расследование подготовлено творческой мастерской «Настоящий репортаж»

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • ВМ
    @bigfellow
    6 months ago

    Глазами студента видна лишь часть университетской жизни. Это подвижная изменчивая студенческая жизнь. С точки зрения преподавателя видна другая часть. В ней время измеряется не 4-5-6-годовым циклом, а десятками лет. В ней происходит передача опыта, традиций, университетского духа. Показалось, что ни редакция, ни корреспонденты то ли не догадываются об этом, то ли не хотят дать понять своим читателям об этом.