Наверх
Герои

Дикие, но симпатичные 

Жительница Вронежа основала приют для диких животных
27.08.2018
В городе её знают многие и даже узнают на улице. «Ну ладно, ладно, такое было всего два раза!», - смеется Анита. Её номер телефона есть во всех крупных ветеринарных клиниках Воронежа и в городском зоопарке. Полноватая, с простым русским лицом, в ее образе от макушки до пят нет ни одного элемента, который служил бы для украшения, ни одной черты, нарочито подчеркивающей женственность. Одно только имя. Анита – директор воронежского центра реабилитации диких животных. Она и еще три волонтера заботятся о зверях и птицах с 2010 года.
— В крупных городах количество людей огромное, мы постоянно тесним животных. 90 % зверей, которые к нам попадают, страдают от деятельности человека, — рассказывает девушка. Здесь, в приюте Аниты, животные восстанавливаются после болезней и травм, а затем их провожают на волю. Зверят-детенышей здесь во время учат охотиться и следят за тем, чтобы они не привыкли к человеку. Чтобы не стали ручными.

Анита тоже никогда не смогла бы стать ручной. В описании в соцсети она написала о себе:
«Нетактичная и прямая девушка, за словом в карман не лезу».
Но диковатый профайл – всего лишь защитная реакция от некоторых людей. Наверное, от тех, кто бывает виноват в диагнозе «животное пострадало от деятельности человека».
Анита ненавидит неискренность и умеет распознавать фальш, как и любое дикое животное.

Мы встретились в парке онкологического центра, где лечится её мама.
               Просто никто больше не заботится
— Мне всегда были ближе дикие звери, чем домашние. Все началось с волчонка Яра, которого я купила по объявлению в «Камелоте» за 4000 рублей у каких-то подозрительных людей.

Это был 2010 год. Волчонок прошел реабилитацию у Аниты дома, а потом его выпустили в лес. Но что-то важное с тех пор навсегда поселилось в голове и сердце Аниты.

— В чем бывает виноват человек, скажем, обычный воронежец? Люди вырубают леса и яблоневые сады – их покидают зайцы и птицы. Люди строят микрорайоны вокруг парка Динамо – лисы больше не могут там спокойно жить. Людям приспичит поменять балкон зимой, и они выкидывают колонии летучих мышей на мороз. Сотрудники ЖКХ не хотят ждать сезон птенцевания и начинают обрезать деревья вместе с гнездами. Просто никто не заботится, понимаете? Я уж не говорю о тех жутких черепно-мозговых травмах у зверей , которые проигрывают схватку с автомобилем.
Осмотр совы перед операцией
Возможно, сказывается мода, возможно, у людей ход мыслей постепенно входит в нужное русло, но реабилитационные центры сейчас появляются как грибы после дождя. Только толку от большинства из них ноль, считает Анита. Её приют сейчас готовится стать НКО, а это выход на новый, более серьезный уровень.
Выпуск летучих мышей. Фотограф Михаил Кирьянов для РИА-Воронеж
— Самые сильные эмоции я испытываю, когда мы выпускаем животных. Чувство, что работа проделана не зря, чувство правильности того, что спасли. Простите, я немного отвлекаюсь, просто наблюдаю, как там мышка бегает, сзади вас.

—Мышка?- резко оборачиваюсь.

— Да-а, вон! - как само собой разумеющееся бросает Анита.

— Бабушка говорит, что я занимаюсь фигней. Мол, надо думать о доме, семье, рожать детей. А я с ней совсем не согласна. Бывают, конечно, тяжелые периоды, когда у нас большой наплыв животных, и хочется все нафиг бросить. Новый закон об ответственном обращении с животными нам все еще больше усложнит. Там прописан запрет содержания диких животных в неволе, а это ощутимо бьет по реабилитационным центрам. Нужна куча документов и разных бумажек. Приют кроме меня финансируют подписчики Вконтакте. Сейчас их около 4000 человек. Люди могут предлагать мышей для притравки куниц, живых перепелок или деньги. Но иногда никакой помощи не хватает. Тогда я просто лежу дома без сил – физических и эмоциональных.
Но проходит часа два, и у Аниты звонит телефон: «Здравствуйте, я нашел совенка, что мне делать?»

— Везите… — вздыхает.
Домовой сыч Рон, слеток 2015 года. Был потрепан собаками.
- В среднем мне звонят десять раз в день. Весной, когда наступает сезон слетков, звонят еще чаще. Я поняла, что мне без этого грустно, что ли. Когда в комнате тихо, никто не визжит, никто не хочет есть, никому не нужна помощь. Я не представляю свою повседневность без этого.
                  Семейное логово диких зверей
Кошка, бельчонок, сплюшка, болотная сова, неясыть, кивсяк, три улитки, одна змея. И завтра привезут еще воронёнка. Таким составом ( плюс муж и бабушка, у которой на зверей аллергия) Анита живет в двухкомнатной квартире в Воронеже. Муж смирился со всеми причудами и даже помогает ей, чем может, например, сделал каркас для ворона-инвалида. Муж Аниты без ума от белок, но не любит неясытей, потому что они вредные.
Анита и её муж Олег
Подружки – совы обычно ютятся на оконной раме, книжных полках, на мониторе и люстре. Многие вещи в комнате пришлось убрать, чтобы совы случайно их не сбросили и не разбили. Они все равно скидывают с полки то, что еще не скидывалось, топчутся по головам, по дивану, дергают за хвост спящую кошку, качаются на люстре. Но мысли посадить сов в клетку у Аниты не возникало, ведь даже рожденные в неволе совы очень свободолюбивы и о прутья клетки они ломают себе перья.

Аните очень понравился вопрос о том, сколько всего животных она держала за всю жизнь. Она никогда раньше об этом не думала.

— За всю жизнь больше сотни точно. Одни те 11 кошек чего стоили! Знаете, на меня и в суд подавали – Московский Росприроднадзор. Им не понравилось то, что я держала федерального орлана у себя дома. Но то, что краснокнижная птица кроме меня оказалась никому не нужна, их не волновало. Ведь зоопарк его не принимает, потому что непрезентабельный вид. В итоге я выиграла суд, а птица поселилась у нас теперь навечно. Это такая полуручная курица с большим клювом и когтями. Каждый день выбегает встречать в прихожую – наш инвалид со сломанным крылышком.
                            О мечтах и чувствах
— Однажды в детстве я прочитала статью о том, как туристы выезжают в Мексику на путь миграции китов. Любопытные китовые морды выныривают, и туристы могут их погладить. В тот момент я поняла, что больше всего на свете хочу погладить горбатого кита.

В своей маленькой двушке, полной зверей и птиц, по вечерам Анита мастерит кулоны и ловцы снов. Не для себя, и не для других. Ей нравится сам процесс. Лунный камень, оникс, горный хрусталь – мелькают в её поцарапанных пальцах.

Её любимый фильм – «Гордость и предубеждение». С восторгом и любопытством она наблюдает за субтильной утонченной Кирой Найтли в её изящных платьях, за историей любви Элизабет и Мистера Дарси. Незамысловатые чувства, на которые способны герои ради своих любимых, заставляют Аниту плакать.

— Человек который чувствует, испытывает эмоции – это живой человек. Я люблю таких, – простосердечно делится Анита. Взгляд у неё становится очень наивным, но продолжает быть самоуверенным.

— Последний раз я плакала неделю назад, когда недосчиталась денег на кассе зоомагазина, в котором подрабатываю. Сумма не сходилась на 5 тысяч, а оказалось, что новые двухтысячные я считала за одну - не могу к ним привыкнуть! Так и разревелась.

Сейчас мне приходится переживать о самочувствии мамы и моих пациентов. Когда птичка умирает, ты должна быть черствой, ты же привыкла к смертям. Но у меня не получается. Начинаю винить себя, за то, что не смогла спасти. Это все очень давит. И не хватает спокойствия. Что еще? Иногда, конечно, хочется маленький домик в сосновом лесу с креслом - качалкой. Но я здорова, у меня есть руки, ноги, любимый человек, есть, где жить, что есть, во что одеваться, и я счастлива.

— А как же киты?

— А я боюсь летать. Там ведь нужно лететь в Мексику.

— Вы когда-нибудь летали?

— Нет. Хотя… значит, может, и не боюсь. Просто как-то руки не доходили, то одно, то другое, знаете…

Я оставляю ее на лавочке, рядом с мышкой и мамой. Завтра рано утром её опять разбудит звонок, а на том конце провода будет голос кого-то, кому нужна её помощь. Охая и вздыхая, Анита ответит: «Везите» и встанет с кровати.
Анита Дикая и полярная сова. Воронеж

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...