Наверх
Заметки

Некошерный салат:
грибы, летучие мыши и «чёрный район»

Заметки из Рамат-Гана
30.09.2019
Автор «Леса» отправился на четыре месяца в Рамат-Ган по программе ознакомления-возвращения евреев на Родину. Изучит язык, возможно, пройдет стажировку. Затем (как получится) останется в Израиле или вернется в Россию. В своих заметках он делится наблюдениями местной жизни. В новой части о том, как промахи застройщиков развивают стрит-арт и плодят летучих мышей.   
Прошёл почти месяц, я уже черноватый и знаю, как ходить по улицам, чтобы сверху ничего не капало на голову. Конец сентября, ощущается неумолимо надвигающаяся осень (ветерок подул). Но вечернее время всё ещё ценнее, потому что не так душно и нет пекла, можно куда-то идти. Ночью даже в джинсах. Так что почти все планы активов в вишлисте идут на вечер. Постоянно друг с другом толкаются, заключают временные союзы, воюют коалициями, а потом предают, кошмар. Только домашняя работа мирно довольствуется дневной сонливостью, без вопросов уступая иногда место готовке. Домашка вообще довольно альтруистична, молодец.

Больше всего по ночам мне пока нравится открывать карту. Есть немного к востоку от нас на холме район с ортодоксами. И женщины с тележками, и дети там могут гулять даже в полночь. На самом деле, если присмотреться, то среди парней можно встретить очень стильных ребят. Понятно, что шляпы и плащи, чёрно-белое всё, верёвочки на штанах, но в деталях и покрое, видимо, не так всё строго. Это даже лучше, когда индивидуальный стиль не так криклив. Но я ничего не сфотографировал, потому что чувствую себя нежеланным гостем, хотя никто внимания и не обращает.
Немного иначе с вниманием в чёрном районе на юге Тель-авива. Даже не знаю, это расизм, когда я пишу «Чёрный район»? Как объяснить ещё: вечером я там даже арабов почти не видел. Что значит «Даже арабов»?! Так вот, в эфиопский, суданский, эритрейский район попадёшь, если из пойти на восток по направлению к трассе и Ж/Д путям из Яффа (такой древний портовой город южнее Тель-Авива, который не один раз разрушен до основания и отстроен опять). Там есть пара интересных колоритных мест, раз в неделю минимум там прохожу. 

Иду по небольшому парку, среди немногих деревьев бесятся летучие мыши, а по лужайке раскинуты NPC. Кто-то решил отдохнуть на травке вечерком; у кого-то так сильно болит голова, что он, схватившись за неё, из стороны в сторону у дерева качается; у кого-то новый модный топик; кто-то не совсем понимает, в какую сторону всё ж пойти, вертится лениво туда-сюда; кто-то тебе говорит как птичка «фьють»; у кого-то сраные штаны. А надо мне туда вечером потому, что нашёл местных фаерщиков и жонглёров, и они там тренируются, вот и я теперь (я фаерщик).
Есть там здоровая многоэтажная центральная автобусная станция, которая уже нечто большее, чем автобусная станция. Столько парковочных этажей автобусам теперь не надо. Лишние этажи заполнили граффити и здоровенный рынок, будто цыгане вывалили на остановку, а также те самые жонглёры-фаерщики, разбрасываются булавами прямо рядом с витринами на глазах у охраны, которой прикольно.  
Пару уровней вниз нормальные ребята уже не ходят, туда ходят с тяжёлыми наркотиками помирать (или я, когда не мог выход найти). А ещё ниже, как понял, вообще закрыто – там этаж летучих мышей.
И вот это всё – результат нестыковки некоторых планов друг с другом и с реальностью. Наверное, когда это строили, рассчитывали на больший охват населения общественным транспортом, и не рассчитывали на заселение района эфиопами и эретрейцами (ничего не имею против эфиопов и эретрейцев, эфиопы и эретрейцы – наши братья). Но если с эфиопами исторически правительство братуется, то эретрейских беженцев думает, как бы выселить обратно. Но это уже глубокий экскурс в политику, где Википедия лучше собаки. Надо было наделать там больше фоток, но пока не сошлось: смотрите в следующем выпуске. Да и ругаются они – эфиопы, эритрейцы, суданцы.
К слову о нереализованных амбициях в градостроительстве. Есть ещё один интересный дом уже недалеко от нас в Рамат-гане. Здоровый недостроенный то ли очередной паркинг, транспортная станция, то ли торговый центр буквой «П» в пять высоких этажей, где живут уже только летучие мыши и, возможно, парочка бомжей. Можно спокойно пройти по всем этажам, кроме самой крыши, как по галерее настенной живописи.
Художники очень любят грибосы, провода из головы, экспериментируют с пространством помещений, используют отверстия, но самое приятное – не забывают про Малевича. И летучих мышей, конечно: они о себе напоминают писками, похожими на сварку где-то вдалеке. Я даже подумал сначала, что там до сих пор кто-то что-то строит внутри. А потом мы посветили фонариком, и меня немного, так сказать, обосрали. 

Ещё интересно, что там этажа четыре под землю – построенная полностью парковка не меньших размеров, даже освещённая гирляндами лампочек. Не совсем понятно, зачем: может, в целях безопасности. Чем ниже спускаешься, тем тяжелее дышать – очень много в воздухе строительной пыли, а летучим мышам нормально. Они и там находят тёмные закутки и толпятся, разговаривают о разном. Живописи гораздо меньше, так что непонятно, зачем туда надо было спускаться, всё равно не разберешь, о чём они трут. Я думаю, с этим местом можно что-то сделать, но не скажу что.
Не радостная что-то складывается история. То есть, я не ощущаю ничего не радостного тут, но вот сам прочёл, и будто выпуск для баек о тёмной истории Тель-Авива. И одна из них называется
  «Неожиданная история того, что бывает, когда не работает Wi-Fi».
У нас в квартире стоит роутер, который источник благ и смысл существования. Работает не всегда хорошо, а когда нехорошо, жильцы вскидывают к небу руки, кричат молитвы, режут козла, жмут кнопку вкл/выкл в отчаянии и слезах. Вот и я тоже. 
Решалась эта проблема около часа, потому что у нас нет паспорта, всё на иврите, а номер поддержки оказался немного не тот. И вот я дозвонился до русскоязычного оператора, когда всё уже само наладилось. Сделал вид, что починил. Через часа полтора вырубается свет, и всё стало как-то романтичнее. Даже домашняя работа, потому что не сразу вспомнил, что у меня есть неплохой светодиодный реквизит на замену огненного. Оказалось, что тут любят запланированные ремонтные работы в электросетях делать вечером: света не было в целом квартале, даже на трассе. Так, повязав на шею свой огонёк на верёвочке, неплохо справился с домашними делами и работой по ивриту. Раньше ведь только при свечах круглые сутки и изучали тору. Можно считать, что это был бесплатный квест, погружающий в историю еврейской культуры.
Уже ночью меня будит наркоман, орущий под окном. Когда вдобавок ещё и нет света, такой вой особенно выворачивает что-то в душе, представляешь? Завыл где-то другой человек, меня как-то уже вжало в кровать. Не знаю, почему я решил, что это человек, может потому, что это очень близко, я в сонном неадеквате, и от животных таких воев не припомню. Но когда вой стал собираться в одно месиво и в одном месте, переходя на что-то прерывистое, разум более-менее прояснился. Секунд через 15 вой по одному инструменту унёсся дальше и заглох. А ещё через час включили свет.

Так оказалось, что в большом парке Яркон живут шакалы, а нам повезло жить совсем рядом. Ночью они выбегают в город рыться в мусоре, может, даже охотиться на кошек (кошек тут очень много), а днём прячутся где-то в зарослях парка. С тех пор я их слышал ещё раза три. 
Однажды мы вместе выходили вечером из парка, только я их не видел. Лишь слышал вой к всеобщему сбору совсем рядом, а увидел одного вчера, когда мы там задержались до полуночи. Не такие эти шакалы и страшные. Как лисичка почти, трусит такой через лужайку, стесняется немного.

Так кончается история про Wi-Fi.

Такие дела. Наверное, в этот раз ничего полезного, да у меня и не тревел-блог о том, где ниже цены и что посмотреть, просто в этот раз очень удачно всё сложилось. И ещё, если ты считаешь, что рвать мандарины на кладбище недопустимо, то можешь больше со мной не дружить.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...