Наверх
Интервью

Короткометражный фильм «ASHAMED»

Гуманитарная помощь творческим людям
21.05.2020
Короткометражный фильм «ASHAMED» повествует о трудностях на пути к творческому идеалу и борьбе со стеснением. Изначально он был сделан как ИВР (индивидуальная выпускная работа), но очень скоро этот фильм стал чем-то большим, чем просто школьным проектом.
Я был под таким большим впечатлением от фильма, что не мог не спросить у его создательницы Веры, как она достигла подобного результата, и сделала свой первый короткометражный фильм настолько профессионально, насколько это было возможно.
  • — Чем ты вдохновлялась, когда работала над проектом?
  • — Главным моим вдохновителем и «целью» проекта стала моя подруга Маша, она — главная героиня в фильме. Проект был из-за нее и для нее. Спустя много лет нашей дружбы я узнала, что она поет и впервые услышала ее голос. Я была в восторге. У нее самый невероятный голос из всех, что я когда-либо слышала. Но есть один факт, который поразил меня больше всего — Маша стесняется петь. Считает, что она этого недостойна. Из-за этого у нее постоянно происходят какие-то проблемы: внутренние срывы, надломы.

    Однажды ей даже выпал шанс поработать продюсером. Это предложение сделала ее сестра, которая знала о ее способностях. Это затрагивается в фильме. Маша должна была просто записать видео, в котором бы продемонстрировала свои способности. Она попыталась, поняла, что ей не нравится то, что она записывает, не нравится ее голос. Этот шанс был потерян. После этого Маша очень сильно замкнулась в себе. Ей было невероятно тяжело снова начинать петь. Она опять начала становится неуверенной в себе, не только в плане музыки.

    Я узнала обо всем этом примерно в десятом классе, когда мы обсуждали проект — я решила, что хочу сделать этот проект для нее, вдохновившись ею.
Целью была психологическая помощь Маше.
  • Цель у проекта была двойная: во-первых, сделать нечто такое, что вдохновило бы людей, помогло им. К счастью, я получила такой результат. Мне десятки людей в различных соцсетях стали говорить: «Спасибо! Я увидел/увидела себя в этом фильме. Это невероятно трогательно». Многие сказали, что они прослезились. И очень многим это помогло. Они мне писали, что крайне рады видеть, что они не одни такие, словно все проходят через подобный путь, не только творческие люди. Мне было бесконечно приятно это слышать.
  • Второй целью была психологическая помощь Маше. Насколько я поняла — это тоже получилось. Потому что она никогда ничего не выкладывала со своей музыкой, со своим голосом. Очень редко она это делала только для лучших друзей.
  • Когда я заканчивала фильм, потихонечку показывала Маше процесс. За день до того, как я опубликовала проект, Маша выложила в историю видео, где она поет, но только для лучших друзей. И даже несмотря на то, что это видео посмотрели бы максимум десять человек, она сказала, что очень стесняется и боится это выкладывать.
  • На следующий день я опубликовала проект. Она впервые посмотрела его полностью. Маша была в восторге. Даже во все соцсети его выложила. Я была невероятно счастлива, потому что в фильме она много поет и это огромный шаг для нее. Маша бы вряд ли сделала этот шажок самостоятельно. Я не ожидала такого результата. Честно говоря, я даже не рассчитывала, что она разрешит мне разместить фильм куда-то, помимо «окошка-для-жюри».
Я знала, ради чего это делаю.
  • — Ты изначально воспринимала короткометражку исключительно как школьный проект, или нечто большее?
  • — С самого начала я влюбилась в эту идею, и Маша сразу ей очень вдохновилась.
    С первых моих задумок и формулировок сценария, я поняла, что это будет намного больше чем школьный проект. Для меня это стало таким большим и серьезным, что когда фильм был выложен, я не ждала оценку, потому что он стал намного крупнее, чем школьный проект. Это моя душа, мой ребеночек, мой фильм. Это то, чем я могу гордиться, это то, что я полностью сделала сама.

    Самым сложным оказалась операторская работа. Потом началась адская неделя монтажа, когда я спала буквально по паре часов. И, наверное, если бы это был просто школьный проект, я бы так сильно не тратила свои силы — и моральные, и физические.
    Я работала, спала по два часа, потому что я знала, ради чего это делаю. И, слава богу, результат получился такой, каким я и задумывала.
Кто знает, может быть, если бы не самоизоляция, фильм мог получился хуже, не так «волшебно».
  • — Как режим самоизоляции повлиял на твою работу?
  • — Он невероятно сильно сломил все мои планы. В тот момент, когда ситуация начала обостряться, я сняла только половину кадров. В фильме должны были присутствовать еще другие люди: он должен был быть более сюжетным.

    Я уже планировала новую съемку, но в тот момент ситуация ухудшилась. Мне не разрешили выходить из дома. Тогда я поняла, что съемки отменяются, но надеялась, что это не затянется, дедлайны сдвинут, и все еще получится. Поэтому я ничего не предпринимала до последнего. И вот, когда уже оставалось полторы-две недели до сдачи проекта, я поняла что мне никто дедлайн не сдвинет, а с тем материалом, что у меня есть я не могу работать — его слишком мало. Поэтому, когда я была на даче, побежала со стабилизатором снимать себя, чтобы максимально дополнить картинку смыслом, хоть я и не полноценный персонаж фильма.

    После, я попросила девочек записать закадровый голос, который стал самым главным в фильме. Я им накидала мысли, которые хотела бы от них услышать, и они сформулировали их на свой лад. На протяжении всего фильма героини, и я в том числе, высказывают свои мысли. Наверное, если бы не самоизоляция, так хорошо бы закадровый голос не вышел. Я думаю, что это большой плюс. А минусы — мне пришлось вполовину урезать сценарий, убрать множество сюжетных сцен, полностью переосмыслить фильм.

    Если бы я не торопилась к дедлайну, то не провела бы неделю со сном в два часа. Это забрало весь мой ресурс. Но результат того стоил. Я ни в коем случае не жалею.

    Кто знает, может быть, если бы не самоизоляция, фильм мог получился хуже, не так «волшебно».
Этим фильмом Вере удалось зацепить струны души не только своих ровесников, но и многих людей постарше. У зрителей не хватает слов, чтобы в полной мере описать свои эмоции — это искренние слезы счастья, которые помогли многим получить ту маленькую долю эмпатии и поддержки, в которых мы все нуждаемся.
«Я поражён до глубины души. Всё то, что вы сделали, всё то, что вы в это вложили, восхищает, если подобрать простое слово. Общее настроение, выражающееся даже в мелких деталях (один скотч, катящийся по подоконнику, чего стоит), передаёт ту невероятную душевную муку, на которую способен только бесконечно глубокий человек.

Признаюсь честно, при просмотре я испытал то, что Аристотель называл, катарсисом: какое-то внутреннее ощущение освобождения, сочувствия, проникновения, освобождающее от оков этого бренного мира (переводя на обычные слова — “у меня даже небольшие слёзы выступили на глазах").

И вы, Вера, как вдохновитель прекрасны, но вы и как актриса не менее чудесны. Ваш образ в фильме мне показался чрезвычайно интересным, вы как связующая нить, как импульс для творчества, вы само творчество в этом фильме (моё сердце еле выдержало, когда я смотрел сцену, где вы в душе).

Освобождение, которое несет в себе признание собственных сил и собственного голоса, также передано как нельзя лучше. И та сцена, что мы видим в конце (простите, но небо Аустерлица так и напрашивается), показывает, что всё ещё впереди, что в будущем этот голос зазвучит так, что слышать его будут тысячи, если не миллионы.

Спасибо вам большое за это счастье и за эту радость. Для меня большая честь — быть вашим учителем (и в некотором смысле вашим “учеником”)».

(с) Стольников Григорий Андреевич, преподаватель русского языка и литературы в распределенном лицее «Покровский квартал».

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...