Наверх
Репортажи

Байки сельского попа

"Почем опиум для народа?"
04.04.2018
Октябрь 2017 года. Отец Александр, клирик Храма Воскресения Христова в г.Таруса. До семинарии, окончил Калужский педагогический университет и профессионально-техническое училище, факультет - народно-прикладного искусства, художественное отделение. Четверо детей. Хобби - велотуризм (фэт-байк) и плавание на каяке. 
Церковь - это зеркало общества. Она такая же точно, как само общество.
Храм содержит община. У меня приход маленький. Летом еще москвичи на дачи приезжают, а зимой совсем туго. Люди же не понимают, что храм - это как отдельное юр.лицо. За воду, за электричество, за газ платим, налоги, отчисления в епархию, Патриархию, КДУ (Калужское Духовное Училище), зарплату бухгалтеру, пономарю, певчим, всем, кто в храме работает, за просфорки и прочее, и так далее. Если кто скажет, мол, свечи продают и прочую "атрибутику", так доход с них копеечный. 
Священник с прихода живет, у него "зарплаты" нет… У нас храм бедный, не может себя оправдать. За счет главного собора, что в центре города, существуем. Церковь содержать надо, поддерживать, ремонтировать. Хорошо, если благодетель найдется – спонсор какой, та где же его взять?... 
Семинарист - в душе бармен
В семинарии разные люди были. С кем-то легко сходишься, дружишь, с кем-то неприятно было общаться. И «блаженных» там тоже можно встретить. И посмеешься над ними, и поплачешь. К жизни не пригодные, в таком мире как они будут жить? 
Поступали в семинарию те, кто в летний лагерь ездил от православного центра «Златоуст», кто посещал воскресные школы при приходских храмах, или там старец благословил, или МАМА захотела, МАМА так видит... А может, он в душе бармен. 
Таких, чтобы продолжали династию, в моем курсе не было. Многих потом отсеивали во время обучения. Половина до финала не доходит. У нас в группе из 27 окончили семинарию то ли 13, то ли 11 человек. Но и из них не все были рукоположены. 
Кто-то сам, конечно, уходит. Там система, дисциплина… она ломает человека, ты пришел весь такой свободный, а там нужно подчиняться распорядку, старшим. 
Чужая беда - рассмешила!
Алтарник у меня, ему 92 года. Фронтовик, был ранен. Ездил я как-то в дальнюю деревню, а там еще накануне прошел грейдер, вывернул большие камни. И получилось, что попал в яму и пробил колесо. Поставил «докатку». Обратно еду, и она спускает. Диск помялся, из-под резины травит. Остановился, камнем луплю по диску, пытаюсь его поправить. 
Слышу, сзади остановилась машина. «Привет, отец, помощь нужна?» Поворачиваюсь, вижу здоровый джип, в нем мужик с девицей. Говорю: «Можно помочь... деньгами». Они загоготали и укатили. Неприятно. Когда люди останавливаются, вроде предлагают помощь, а когда ты говоришь, чем реально помочь, у них это вызывает насмешку, как будто это шутка какая. Прихожу вечером в храм, а мне Данилыч, алтарник, дает пять тысяч. «На, говорит, купи себе запаску». Благодарю его: "Спаси Христос, Данилыч, мне этих денег на две новые покрышки хватит!". Вот человек! А тот, который на джипе, у которого машина несколько миллионов стоит, - чужая беда его только рассмешила. 
Движенье - как образ жизни
Из-за того, что приход маленький, службы в храме проходят по пятницам и выходным. В остальное время отец Александр либо мастерит что-то по хозяйству, либо колесит по округе на своем фэт-байке – велосипеде на толстых покрышках, обладающем повышенной проходимостью. Проезжает по несколько десятков километров за раз. Бывает, уезжает даже с ночевкой на природе. Он такой один на всю Тарусу. Единомышленники по увлечению в Калужском районе есть, но их мало. И он рад каждому, кто готов разделить с ним вело-путешествие по бездорожью. Даже тому, кто в процессе поездки ломает крепление к седлу его запасного велосипеда.
Я священник - должен сделать замечание!
До аварии, пока колено себе не разбил, я ездил на "эндуро" (мотоцикл для путешествий по бездорожью). Однажды мне позвонили, сказали, что в купели, которая ниже храма, заперлись некие люди, шумят и грубят. Сразу понял - "мои клиенты". Приезжаю, пытаюсь по-хорошему увещевать, чтобы освободили помещение. Была какая-то амнистия, и там группа бывших сидельцев устроила себе праздник, в тени и прохладе. 
Мои просьбы уйти по-добру проигнорировали. А я как был - в экипировке мотоциклетной, и шлем в руках... так этим шлемом и окрестил "крестничков". Один из них за убийство сидел. Обещали потом со мной разобраться... когда протрезвеют.