Наверх
Репортажи

Отряд Дамбл… Давора

Как родители и дети решили отстоять директора школы
19.02.2020
По сетям разошлась скандальная история: ученик 8 класса московской школы № 113 ударил пожилую учительницу и нанес ей серьезную травму. Через несколько дней уволили директора школы; казалось бы, все понятно — нашли ответственного. Но дальше события стали развиваться неожиданно: родители и ученики школы вышли на массовые протесты с требованиями вернуть старого директора — оказалось, его любили
Более 2000 родителей и учеников обычной московской школы в районе метро Коньково спонтанно и оперативно собрались на площадке перед учебным заведением, чтобы высказать свой протест против увольнения директора. Что людей так возмутило и зачем им именно этот директор?

— Я сама окончила эту школу, и все мои дети учатся там, двое дочерей уже выпускницы, — рассказывает Наталья Басманова, мать семерых детей. — Родители выступают в защиту директора, его нельзя увольнять. В этом мнении мы разошлись с властями. В субботу 18 января в детских чатах стали приходить сообщения: «Какой ужас, Давора уволили!». Через несколько часов у школы было две с лишним тысячи человек. Никто никого не собирал. Просто все пришли на школьный двор: дети, родители, соседи, бабушки с дедушками… Мы Давора знаем уже сто лет. Сама видела, как решал сложные конфликтные ситуации. Он всегда был на высоте: и как руководитель, и как учитель, и как психолог.

В момент интервью родители небольшой группой стоят чуть в стороне от одиночного пикета в поддержку директора и поочередно сменяют друг друга на посту.

— Мы не можем там группой стоять, а то вдруг обвинят в несанкционированном митинге и арестуют, — говорят они.
Родители стоят в одиночном пикете около станции метро «Коньково».
Человек, который прирос
Давор Симович Туба по происхождению серб. В 1995 году во время конфликта в Югославии он с семьей приехал в Россию и пошел учиться в 9 класс школы 113. Овладел в совершенстве русским языком, поступил в РУДН на юридический факультет и сразу пришел работать в свою школу.
  • — Смотрю, Давор первого сентября после своей учебы пришел в школу, на второй день опять пришел… На третий я спрашиваю: «Давор, ты чего здесь?» — рассказывает Нина Леонидовна, предыдущий директор школы. Она проработала в этой должности 33 года. — А он отвечает: «Не могу я мимо пройти, я настолько привык. Зашел на кафедру внеклассной работы, может, пригожусь». И тут меня осенило: у меня же свободная ставка вожатого есть! Это вторая половина дня — утром он сможет учиться, а потом у нас подрабатывать».
Так Давор и остался в школе. У него в трудовой книжке нет других записей, кроме школы № 113. Сначала подрабатывал вожатым, потом взял преподавательские часы, классное руководство. После окончания университета он попробовал работать по специальности. «“Давор, я тебя, конечно, отрываю от сердца, — вспоминает Нина Леонидовна. — Но у тебя будущее, ты умный, у тебя все есть, чтобы многого добиться, и не только на уровне школы… Я тебя отпускаю”. Он ушел, проработал лето по специальности. А в августе вернулся: “Я не смог. Все время думаю, что мои выпускники зайдут, а меня нет”». После этого он получил еще два высших образования: педагогическое и управленческое. В 2007 году стал заместителем директора, а в 2016-м Нина Леонидовна передала ему все дела.
Родители рассказывают, что ученики Давора регулярно побеждают в олимпиадах, при нем появилось огромное количество бесплатных кружков, творческих и образовательных возможностей, началась программа обмена опытом и учениками с сербскими школами.
— Казалось бы, обычная дворовая школа на окраине Москвы, но к нам возят детей из других районов, — рассказывает Екатерина Тулинова; оба ее сына учатся здесь.

Нине Леонидовне не так просто было оставить приемником своего заместителя. Она рассказывает, что у департамента образования есть принцип, согласно которому человек не должен «прорастать корнями в школу», которой руководит. Директоров ротируют: поработал на одном месте — переводят в другое.

— Мне все время продлевали контракт на полгода-год, не больше, — рассказывает Давор Туба. — В этом декабре вызвали и опять заговорили о переводе. Но, видимо, потом решили, что не лучшая идея делать это в середине года: вдруг родители возмущаться начнут. У них сверху сейчас директива, чтобы все было тихо и спокойно. А в январе неожиданно подвернулся такой удачный случай.
Трудовая книжка Давора Туба. За все годы у него не было других мест работы.
Сложный мальчик М.
В бывшей школе № 20, которую в ходе реструктуризации присоединили к школе № 113, произошел инцидент 15 января между учеником 8 класса М. и Ириной Владимировной Лукьяновой, пожилой учительницей физики. На уроке физики мальчик демонстративно вставил наушники и не реагировал на просьбы педагога вернуться к работе. Ирина Владимировна подошла к нему и попыталась забрать наушники, М. дернулся и порвал провод. 
В приступе ярости мальчик нанес учителю два сильных удара — один попал в область скулы и разбил очки, другой рассек ей лоб. После этого он начал крушить все в классе: разбил клавиатуру от интерактивной доски и стеклянные шкафы, в процессе сильно поранил руку.
М. стоит на учете в детской комнате полиции, его курируют социальные службы. Он постоянно менял школы, и каждый раз его отчисляли из-за агрессивного девиантного поведения. Мать М. села в тюрьму из-за убийства соседки, когда ему было меньше года, отец пьет. Единственный человек, который им занимается, — это бабушка. Но ей 85 лет, и она не в состоянии справиться с ситуацией. 

Предыдущий год мальчик был на домашнем обучении из-за нестабильного психического состояния. В этом году соответствующие медицинские справки родственники М. не получили, и его отправили в обычную общеобразовательную школу.

— Сотрудники детской комнаты полиции постоянно говорили: вы обязаны его взять. Он у вас по месту жительства, а больше его нигде не берут. Давили, давили и надавили. В сентябре этого года М. пошел к нам, — рассказывает Давор Туба. — В классе с ним занимались, как со всеми детьми. Это общеобразовательная школа. Для нас он здоров. Тем не менее с ним постоянно была рядом наш социальный педагог, она его буквально за руку водила по школе все эти четыре месяца. У мальчика были срывы: ему надоело на уроке — он встанет, выругается и уйдет. Как только это происходило, его подхватывали.

После инцидента сразу вызвали скорую помощь и полицию. И мальчика М., и Ирину Владимировну увезли в больницу. Следственный комитет завел дело.

— Мы весь этот инцидент разобрали по секундам. Я сразу подал в Департамент сводку о том, что случилось. Отчитался нашему куратору по Юго-Западному округу Александру Борисовичу Молоткову, а мне в ответ: «Полиция? Зачем вы полицию вызвали? Информация же будет предана огласке». Но вы поймите, я по закону обязан это сделать! — пожимает плечами Давор Туба.
Из окна своей квартиры Давор смотрит 1 на школу № 113.
Новый директор
— Сейчас такая политика, чтобы везде было тихо-мирно. Нужно создать ощущение, что у нас в сфере образования никаких проблем нет. Такую ситуацию хотели спустить на тормозах, — рассказывает Давор Туба. — Но была вовлечена полиция, все дети в классе были с телефонами — мы не могли гарантировать, что информация не распространится. Два дня было более-менее спокойно, мы разбирались в ситуации. Но в интернете все-таки появилась информация. В пятницу 17 января мне позвонили и сказали: 
«Так мы и знали — раз вы обратились в полицию, то начнется шумиха». И пригласили в субботу в Департамент, чтобы я написал заявление об увольнении по собственному желанию.
По словам бывшего директора, на него давили. Ему угрожали, что если он не подпишет заявление, то больше никогда не найдет работу в сфере образования:

— Я просил дать мне две недели. За это время могли появиться результаты расследования, я мог прийти в себя и понять, что делать дальше. Но нет, в категорической форме потребовали написать прямо сейчас.

В этот же день специально вызвали на работу сотрудника отдела кадров, чтобы отдать ему трудовую. Все было сделано очень оперативно. В воскресенье Оксану Александровну Лаптунову, заместителя уволенного директора, пригласили для беседы в Департамент. В понедельник уже вышел указ о ее назначении директором. В должности заместителя она работала с сентября прошлого года.
Нежелательное лицо номер один
Из окон квартиры бывшего директора видна школа.

— Мы сейчас с семьей уехали за город, живем там. Я сюда приезжаю по необходимости, тяжело очень, — рассказывает Давор Туба.

Стоит ему выйти на улицу, каждый второй человек подходит, обнимает, жмет руки, говорит слова сочувствия. Дети радостно машут и улыбаются. Никто не верит, что он уже не вернется.

— За время отсутствия Давора Симовича школа как будто опустела. В апреле будет юбилей школы — 50 лет, и мы очень хотим его там увидеть, — говорит Даша Яровикова, ученица 11-го «А».

А ее одноклассница Даша Куликова добавляет:

— Давор Симович всегда говорил, что школа для него была семьей. Он каждого из нас знает. Мы не хотим кого-то принижать и говорить, что новый директор хуже старого. Просто мы ее не знаем, но хорошо помним, как много сделал для нас Давор Симович, поэтому хотим его вернуть. У всех возникают вопросы о том, насколько справедливо новый директор вступила в должность. История очень странная, поэтому к ней предвзятое отношение.
Дети клеят на свои сумки наклейки в поддержку уволенного директора.
Ученики старших классов напечатали наклейки в поддержку бывшего директора. Так они выражают свое отношение к происходящему. Родители рассказывают, что дети сами придумали хэштег и дизайн, сами пошли их печатать на свои карманные деньги.

— У нас дети ходят с наклейками «верните Давора», «отряды Давора» — сами их делают, сами клеят потихоньку. Их постоянно снимают, но дети клеят новые, — рассказывает Наталья Басманова.

Такая полиграфия в школе «вне закона». Говорят, что новый директор Оксана Александровна наклейки сдирает лично. Но родители и здесь решили поддержать инициативу учеников — заказали партию ручек и очень рассчитывают, что ручки-то у детей в школе отбирать не будут.

На просьбу дать комментарий Оксана Александровна отреагировала нервно и выгнала корреспондента «РР» из здания школы. Учителя говорят, что им угрожают увольнением за любые комментарии для СМИ. Но они негласно поддерживают бывшего директора и надеются на его возвращение.
Не только у нас проблема
Никто не ожидал такой активности со стороны родителей и учеников. Они привлекли СМИ, выступают на телепередачах, написали письмо президенту, обратились в общественные организации и уже нашли способ передать пакет документов лично в руки секретарю нового министра образования.

— Сейчас костяк родителей, которые составляют оргкомитет, продумывает план, — говорит Екатерина Тулинова. — Сколько можно молчать? Будем согласовывать митинг, транслировать свою позицию на всю Москву, потому что наверняка не только у нас такая проблема. Наш директор не первый, кого безосновательно сняли с должности, — другим людям тоже будет что сказать!

Представители системы либо оставляют обращения без ответа, либо дают категорический отказ идти на попятную. Но и родители, и сам Давор Туба решили продолжать борьбу: «Я не хотел воевать с системой. Но я не могу отступить, когда столько людей поднялись, чтобы меня поддержать. Я их не предам. Да и сколько можно бояться? Вы думаете, если я спрячусь и пойду просто где-то деньги зарабатывать, меня теперь оставят в покое?».

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • Беспредел!
    Я мало, что комментирую, тем более практически никогда не делаю репост.
    Но в данном случае я это сделаю!