Наверх
Заметки

Здравствуйте, я из «Русского репортёра»

Колонка Игоря Найденова из виртуального прощального номера 
10.04.2020
Я всё размышлял, каким словом можно описать мои тринадцать лет брака – за вычетом молниеносной измены - с «Русским репортёром».

Точно, не работа. Для работы было слишком много забавы.

И точно, не забава. Для забавы было слишком много работы.

Приключение, пожалуй.

Да, это было такое кругосветное путешествие. Путешествие вокруг - мира, человека, его населяющего, и самого себя.

Оно, казалось, нескончаемым. В тот момент, как ты достигал одного полюса, на другом - за время твоего пути всё менялось столь решительно, что требовалось, не медля, возвращаться.

И так – круг за кругом, сюжет за сюжетом, год за годом.

Бывали всякие времена.

Бывали времена тучные. Когда в любую точку на карте мира тыкали пальцем, разыскав сногсшибательную историю (всегда – сногсшибательную, а иначе – зачем всё?!) И на следующий день отправлялись туда.

Бывали времена скудные. Когда ездили на свои да поближе, лишь бы ездить, чтобы не заржаветь внутренне, творчески.

Но никогда не было скучных времён.

Возможно, дело в команде.

К «Русрепу» никогда ни прибивало зачатых в скуке. Мудаков прибивало. Алкашей – куда без них. Неврастеников – само собой. Но все они, все мы – мудаки, алкаши и неврастеники – страдали патологическим любопытством к окружающему нас пространству. Найти такую, чтобы ещё никто не находил, фиговину – выдающегося на общем фоне персонажа, зародыш тренда или какую-нибудь, что лучше всего, русскую смерть - разобрать её на части, чтобы выяснить, как она устроена, потом собрать и затем описать свой опыт – вот ради чего всё было, почему надо было работать не где-нибудь, а непременно в «Русрепе».

Возможно, дело в стратегии.

«Русреп» принимал жизнь и людей такими, какие они есть, а не такими, каких их хотели видеть читатель с издателем или уголовный кодекс с Библией - ещё до того, как это стало модным, а слово Бог по требованию Роскомнадзора стали писать с заглавной.
Я не помню ни одного случая цензуры - надо поостеречься, надо сгладить, надо вычеркнуть по политическим мотивам. Если что и сокращали, только из соображений эстетики и здравого смысла.

Разумеется, мы просчитывали риски. Но в обсуждениях не было красных флажков, за которые запрещено выходить. Выражения «это нельзя» будто не существовало в природе.

Как бы это объяснить…

Однажды кто-то из читателей оставил на нашем сайте такой комментарий: «Русский репортёр» – единственный адекватный журнал. Только в нём можно встретить слова «задрот», «трахаться» и «кидать зиги».

Этот комментарий многое объясняет. Если не всё.

И это самый значимый для меня комментарий.

Единственный запрет, который существовал в «Русском репортёре», да и то негласно - на изображение мира и человека в чёрно-белой палитре.

Каким угодно другим – да. Хоть невидимкой, хоть радужным. Но только не чёрно-белым.

Мы всегда знали, чувствовали, и видели своими глазами в полях, что мир и человек гораздо фактурней и сложней наших представлений о них.

Тут бы следовало ударить себя по рукам, как все мы себя били, чтобы не опрокинуться в пафос. Но сейчас не тот случай.

Гуманизм – вот что двигало «Русрепом». Все наши материальные и наматериальные ресурсы были направлены на то, чтобы понять человека, объяснить его и – в конечном счете – полюбить - чёрненьким, беленьким, разным во всех его проявлениях.

В хороших – искать плохое, в плохих – хорошее. Любой достоин очерка в «РР». В крайнем случае – заметки. И всех – жалко. Потому что – люди такие люди.

Какие-то наши коллеги из других изданий занимались тем же одновременно с нами, но спорадически.

Какие-то – со временем превратили это в свой творческий метод.

«Русреп» же из самой этой идеи вылупился и никогда её не предавал.

Такая позиция всеприятия кого-то раздражала, кому-то импонировала. Но редко оставляла эмоционально безучастной…

Скорее же всего, дело, как водится, в совокупности причин. Команда, стратегия. И вдобавок - этот трудно описываемый алгеброй дух профессиональной раскрепощённости в сочетании с гражданской ответственностью.

А ещё мне нравилось – прямо до мурашек: вот эти две-три секунды - после того, как ты, приехав в какую-то тьму-таракань, говорил: «Здравствуйте, я - из «Русского репортёра». Потому что обычно в ответ звучало на разные лады: «Ну, ни хрена себе!»   

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • El
    @Electra
    1 month ago

    Как точно всё сказано! Я чуть не расплакалась :')