Наверх
Заметки

Логика ненаивного пацифизма

Почему нужно немедленно остановить войну на Украине, причем так, чтобы и это не стало преступлением и предательством
02.03.2022
Я против этой войны, даже если она называется военная операция. 

Я против без оговорок и «но».

У этой войны не будет победителей, как бы она не закончилась, вопрос только в размере катастрофы. Катастрофа уже наступила — десятками в день гибнут мирные жители, миллионы в страхе и панике, это и есть террор. На этом фоне рано обсуждать экономику и геополитику, ключевой вопрос в спасении жизней.

Я знаю, что война началась в 2014 году, я сам по мере сил бы на стороне мирных жителей Донбасса все эти годы и выступал против действий украинских властей. Но то, что сейчас происходит, этим не оправдывается.
Теперь некоторые пояснения (если кому-то важно понять, почему).
1. Зачем этот текст.
Не для того, чтобы на что-то повлиять, вполне осознаю, что мое мнение ничего не значит и не на что не влияет. И вообще сейчас много мнений, а в дефиците знания и понимания, поэтому я для начала из Донецка описал, что видел и понимал.
Я пишу это не затем, чтобы присоединиться к единомышленникам, меня пугает чувство плеча и бравурного единения в условиях конфликтов. Я не хочу никого убедить или обвинить, у меня есть любимые друзья с разными позициями даже по этому вопросу, хотя многие из них считают иную позицию злодейством или предательством. Я же считаю важным не ненавидеть, а понимать.
Я понимаю (в какой-то мере) разные стороны и не потому что такой уж понимальщик, просто у меня был шанс увидеть вещи с разных сторон, Скажем, когда я был в Донецке меня бросало из стороны в сторону по оценке ситуации в зависимости от того, с кем я говорил и что видел. Этот текст не эмоциональный, я думал, принимая в расчет аргументы сторон.
Первое действие, которое я хотел бы совершить этим текстом — дать друзьям инструменты понимания, которые оказались у меня, вдруг таковые им понадобятся, чтобы, например, не разругаться с кем-то близким, а понять.
И второе - за высказывание антивоенной позиции моих друзей задерживают и арестовывают, блокируют СМИ и костерят предателями, поэтому этот текст еще и действие в их поддержку, за право высказывания своей позиции, способ показать друзьям, что я их люблю и понимаю, даже если в чем-то не согласен.
2. Понимание тех, кто считает военную операцию неизбежным (необходимым) меньшим злом.
В двух из трех редакций, где я сейчас участвую в редколлегиях «наивные пацифисты» - точно не большинство. Среди тех, кто и в этой ситуации за Россию, есть и граждане Украины, которые живут в городах, где сейчас обстрелы, они сами в двойной опасности — и от обстрелов, и из-за охоты за теми, кто имел «пророссийские» взгляды.
Для части моих друзей предельное зло не война, а украинских режим. И это не абстрактно (как у лицемерных кликуш из ТВ и диванных бойцов), а из непосредственного опыта — этот режим убивает, сажает в тюрьму за слово и поддерживает отвратительную идеологию крайнего национализма. Мир с ним кажется предательством своей культуры, памяти о дедах, погибших в Великую отечественную, памяти о тех, кто погиб после Майдана. Я в Донецке говорил с другом семьи, врачем-неонатологом, матерью, у которой один сын погиб в 2014 году, а другой пошел в армию ДНР. Это умный, интеллигентный, добрый человек, ее мальчики - прекрасны. Она не хочет гибели мирных жителей в Киеве, но считает, что начать понимать, как жил Донбасс эти годы для некоторых из них было бы полезно. Она считает за прекращение кошмара этих лет, надо заплатить небольшой по длительности операцией и надеяться, что в результате нее погибнет как можно меньше людей, верит в то, что у Путина в этом смысле есть разумный план.
В наступающей армии ДНР у меня есть друг. Он, военный, но выступал за минимизацию насилия с самого начала, он понимал логику унылого отвратительного мира под флагом Минска-2, все эти годы готовился к неизбежной войне, и вот она неизбежно наступила, и он рискует в ней своей жизнью. Он рад этому, потому то это развяжет проблему Донбасса, но понимает, что этим все не закончится, молится за то, чтобы жертв было меньше. Он — герой, а не преступник.
Я пацифист, с подросткового детства пацифист. Но все же не наивный. Я точно знаю, что иногда надо драться — за родных, за родину и за ценности (в ситуации из предельного унижения). Я бы сам это не хотел бы (или боюсь), но знаю, что иногда приходится.
2а. Почему я, тем не менее, не разделяю эту позицию
Для упомянутых выше друзей — это справедливая война, на их родину напали их близких убили, самые предельные ценности растоптали. И я вполне их понимаю. Но для меня эта война несправедлива, и вот, почему.
Мемом этой позиции, которую не хочется повторять, потому что это стало общим местом в духе «сам дурак», является фраза «Где вы были 8 лет». Я 8 лет был на стороне мирных жителей Донбасса и поэтому часто критиковал украинский режим, сейчас на я на стороне мирных жителей и в Донбассе, и на Украине, ровно в той же логике, что и в этом тексте — нельзя убивать, терроризировать и насильно переделывать людей.
Но сейчас именно Россия начала войну. Не было нападения на Россию, не было какого-то беспрецедентного нападения и на Донбасс, было очередное обострение, каких было много за эти годы, и которые российское руководство вполне терпело все это время, призывая к Минску.
Я был в Донбассе с 23 февраля, российское ТВ и пресса не врут, много людей гибнет от довольно беспорядочных украинских обстрелов в эти дни, но мне показалось, что обострение было, как минимум, поддержано с нашей стороны, военная операция была точно не реактивной. Объективно, это спланированная операция, не защита, в отличие даже от сложной ситуации в Южной Осетии в 2008 году, где грузинские войска явно успели выступить убийцами мирного населения не вообще когда-то, а прямо перед вмешательством России.
Реальное, а не выдуманное обоснование нашими властями «специальной военной операции», конечно, не в мотиве защиты людей Донбасса (над которыми, конечно, поиздевалась за эти годы не только Украина, но и российские управленцы), а в стратегических соображениях. Такая же логика была в Крыму — оценивается, грубо говоря, время подлета ракеты, возможно, с ядерной боеголовкой, и это в большой стране, где постоянно происходит националистическая антимоскальская накачка населения. Это соображение я понимаю. Но это объяснение очень стратегическое, очень «логичное», «от головы». Голова — плохой советчик в важных решениях о добре и зле. Когда бездна открывается, лучше бы работала любовь, а не голова, любовь, а не ненависть или гордость, в этом суть нашей (христианской) культуры, в этом история про Бориса и Глеба, в этом основание русской государственности, в отвращении междуусобия и братоубийства.
«Мы предотвратили еще больший конфликт в будущем», говорят стратеги. Это я тоже понимаю. Но это этом есть гордыня, будто, все зависит от нас, тех раскладов, которые мы вычислили, будто, мы должны полностью контролировать будущее мира. Как сказал однажды один олигарх нам в интервью «Оставьте Богу место в истории». Если кто-то думает, что он должен сам проконтролировать весь мир, его будущее, то он, похоже, не очень верит в Бога.
Никаких непосредственных и явных угроз продемонстрировано обществу пока не было (а верить им на слово я не готов), предположительные угрозы были, они вероятны, но нельзя начинать агрессивную войну из стратегических расчетов и предположений. Тем более, которые могли оказаться дезой, стратегической ловушкой, сделанной «партнерами» для российского руководства, привыкшего играть на геополитической шахматной доске, а не видеть многослойную реальность.
Ветераны-старики, часто говорили, что Финская — была несправедливая война, если уж говорить от правды, а Великая Отечественная, конечно, — справедливая. Хотя и перед Финской были понятные и логичные стратегические соображения. Война из стратегических соображений — (в моей картине мира) дьявольщина, справедливая война — освободительная, чтобы родину и родных спасти. Тяжелые итоги финской войны, кстати, сильно подбодрили врага.
Нет доказательств, что противник перед 24 февраля уже нажал на пусковой крючок ракеты, направленной на Россию. Возразят, что если бы нажал, что это было бы поздно. Но это предположительно, нет ясных доказательств. А то, что мы наши начали войну — это преступление, которое происходит прямо сейчас.
Если не знаешь как поступать — не делай явного зла, даже если ты думаешь, что против тебя замышляют еще большее зло. Однажды мой друг в 90-х узнал, что его партнер по бизнесу его «заказал» (то есть нанял киллеров), ему предлагали сделать то же самое. Но он не взял греха на душу и правильно сделал, он потерял бизнес, но не стал убийцей.
3. Что такое ненаивный пацифизм
Я вполне понимаю и разделяю позицию тех, кто безусловно против войны. Однако есть вещи, которые и в этой позиции бывают крайне неточны и в этом смысле наивны.
Первая. Не нужно искать врагов среди друзей, лучшая позиция помогать, кому можно помочь, а не искать врагов.
Вторая. Не надо верить военной пропаганде, даже, если она исходит от стороны, которой вы симпатизируете, и тем более распространять ложь «из лучших побуждений». (И вообще,луше симпатизировать всем мирным жителям, а не выбирать сторону). Гуманитарная ситуация в города Украины и Донбасса и так очень тяжела, без всякой лжи, очень много жертв.
Третья. Не стоит идеализировать украинские власти и войска - они виновны в военных преступления на Донбассе и будут виновны еще. Достаточно понимать, что сейчас из тюрьмы выпущены военные преступники, включая руководителя батальона «Торнадо», который даже украинский суд признал виновным в жесточайших пытках и казнях, в том числе по отношению к детям. То есть им все разрешено.
Четвертое. Капитуляция российской армии выглядит невозможной, а к тому же не поможет ни Украине, ни России. Опыт выхода американских (и ранее самых разных колониальных) войск из конфликтов показывает, что не только войти, но и выйти из страны можно так, что это будет и военным преступлением, и предательством.
Уже сейчас в украинских городах усилилась охота на ведьм, в том числе теми, кому роздано оружие. Если даже себе вообразить беспорядочный отход российской армии, то это закончится трагедией для Украины с множеством жертв.
Война должна прекратиться как можно быстрее, но на основе проработанного соглашения о перемирии, в результате которого, будут созданы условия для спасения людей с разных сторон, стороны должны иметь возможность спасти своих гражданских сторонников. Перемирие не должно создавать условий для хаоса (который в условиях массовой вооруженности может привести еще большей катастрофе) и отсутствия какой-либо власти.
Условия перемирия должны позволить сторонам в той или иной мере не чувствовать себя полностью проигравшими, иначе оно будет нестабильным, все должны что-то уступить, как бы это ни было всем противно. 
Для этого, как минимум, надо добиться понимания в российском обществе того, что преследовать за требование мира и скрывать правду, закрывая рот гражданам и СМИ, неприемлемо и вредит стране. Общество должно знать правду о жертвах этой войны, в том числе и тех людях, которые страдают в результате действий российской армии, иметь возможность понимать масштаб трагедии, легально помогать пострадавшим мирным гражданам не только в Донбасе, но и везде на Украине. 

Нужен немедленный, хотя бы относительно стабильный мир на Украине, прекращение гибели людей.
Остальное — после достижения этой цели.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...