Наверх
Фото с места

Центр преткновения

Можно ли уберечь историческую застройку Бухары от вандализма властей?
22.01.2023
Несколько человек собрались и решили построить некий туристический центр общей площадью в 32,5 га в сердце Бухары, на пересечении центральных улиц. Для этого понадобится снести 29 уже существующих административных и жилых строений. Более 1500 здоровых деревьев придется спилить. Горожане об уже принятом решении узнают из прессы и соцсетей.
А знаете ли вы, что чтобы спилить одно засохшее дерево в Америке, сначала нужно согласовать это со всеми жителями комьюнити, заполнить ворох всевозможных актов, пригласить надзорные, экологические и управленческие органы, и только получив одобрение на всех этапах, взяться за пилу?

Как мы упустили момент, когда городская власть стала обращаться с народом как с безропотным скотом, готовым проглотить любую, самую бредовую её блажь? Начнут ли чиновники когда-нибудь учитывать мнение людей, живущих на этой земле из поколения в поколение?
Вид на ансамбль Пои-Калон через забор из профнастила после сноса старой застройки и отмены нового строительства в 2017-м. На баннере информация о проекте на узбекском языке: Заказчик: ООО Шахристон Инвест; проектная организация Компания Арк; подрядчик АО Нефтегазстрой; время начала строительства 01.06.2017. Забор в таком виде простоял 5 лет - до 2022 года, пока его частично не заменили стеклянным, а под северной стеной мечети на месте уничтоженного мебельного рынка не уложили тротуарную плитку и поставили пару скамеек.
Что мы знаем о новом проекте в сердце Бухары? Первоначально, еще в 2017-м, этот туристический центр или нечто подобное планировали сделать в трех шагах от архитектурного ансамбля XII века «Пои Калон». Но погодите, там же вокруг было целых три базара –  старые, милые сердцу и бухарца, и туриста ковровый, ювелирный, мебельный рынки. Они мирно соседствовали с мечетью Калян с незапамятных времен.

Но в 2017-м, по приказу бывшего областного хокима У. Барноева, их ликвидировали менее чем за месяц. А чтобы народ сразу не заподозрил неладное, разрушили еще три – Крытый рынок, дехканские базары в 5-м микрорайоне и на Конечке. Ломали суетливо и быстро, «на всех фронтах» одновременно, будто боялись не успеть. 
Мебельный рынок под северной стеной мечети Калян до его сноса, март 2017.
Вид на купол мечети Калян из Коврового рынка под открытым небом до его сноса.
21 июня. 2017. Руины некогда процветавшего ювелирного рынка в Бухаре. Этот знаменитый объект был уникален – дорогие ювелирные украшения продавались почти под открытым небом, на прилавках под навесами.
Под снос попало и несколько жилых строений, находящихся уровнем выше. Декабрь 2017
Теперь-то мы понимаем, что продуктовые рынки сломали для отвода глаз, чтобы отвлечь внимание от старого города и рассеять справедливый гнев горожан. Освободившуюся территорию в историческом центре быстренько обнесли забором из профнастила, покрасили, повесили баннеры с красивой картинкой будущего проекта. Кое-кто немедленно получил в народе прозвище «бульдозер», сами бухарцы чуть пороптали и... разошлись.

Началась строительная движуха. Привезли песок, гравий, бетонные блоки, согнали рабочих и технику, снова дым коромыслом. Но вот незадача: внезапно на горизонте объявилось ЮНЕСКО, запретив дальнейшие действия, ибо зона будущей стройки оказалась «буферной» и охраняемой ЮНЕСКО.
26 июня 2017. Разрушение знаменитых Бухарских базаров под открытым небом.
Июнь 2017. Вид на купол мечети Калян в Бухаре. Местные жители, торговавшие на ковровом рынке ищут на завалах остатки своего имущества.
Простите, а нельзя было чуть раньше среагировать? Где было ЮНЕСКО, когда начинали демонтаж старых рынков, когда под стенами древней мечети пылила и грохотала тяжелая техника, разворачивались смердящие соляркой КАМАЗы? Когда сотни человек пустили по миру, лишив их честных заработков?

Власти тут же потеряли интерес к этой площади, тихонько демонтировали рекламный баннер и территория за забором на несколько лет стала пустырем, куда местные жители сначала осторожно, потом смелее стали скидывать мусор.
2021 год. Территория, где стояли Ювелирный и Ковровый рынок сиротливо стоит в лужах уже много лет.
А есть еще молчаливое легендарное «Агентство по охране культурного наследия Узбекистана». Почему молчаливое, вы уже догадались, а легендарное – потому что существует только в бумажных и устных преданиях, настоящий корабль-призрак, в реальной жизни от Агентства ни молока ни шерсти. Покажите хоть один объект культурного наследия, которое бы Агентство сохранило:
 
- от близкого и опасного соседства новых гостиниц, торговых точек, прилавков с сувенирами, паразитами облепивших исторические памятники
- от автомобилей, паркующихся под древними стенами
- от вульгарной лубочной реставрации
- от полного уничтожения (мавзолей XII века в Нукусе, город Шахрисабс)?
Июнь 2018. Пустырь на месте бывшего мебельного рынка в таком виде простоял до лета 2022.
Август 2022 года. Пустырь на месте бывшего дехканского рынка на «Конечке». После его ликвидации в 2017 году тут так ничего взамен и не построили.
Сентябрь 2019. Строительство частной гостиницы у подножия мечети Калян и минарета. Местные предприниматели хотят ютиться у самых стен древних памятников, часто возводя отели выше самих достопримечательностей. Ау, Агентство по охране культурного наследия Узбекистана, вы где? Едите плов? Извините, не буду мешать
Мне, как жителю самого старинного города Узбекистана интересно, чем занимается Агентство, кроме поедания плова? Какая заработная плата у директора? Какой полный штат сотрудников и их должности? Какие научные труды опубликовало это ведомство в последнее время?
Когда в последний раз они проводили инспекцию архитектурных памятников и экспонатов в музеях? Видел ли директор Агентства, как выглядит, допустим ансамбль Гав-Кушон в Бухаре?
Апрель 2022. Вид на ансамбль Гав-Кушон в Бухаре.
Нынешний областной руководитель видимо решил превзойти своего предшественника масштабами цинизма и сравнять с землей уже целые кварталы.

Минуточку! Бухара – это не дом вашей бабушки. Это город-музей с более чем 2500-летней историей, одна из культурных ценностей, принадлежащих всему миру. Бухара не досталась вам в наследство, вы здесь на время. И чтобы принять решение по изменению визуального облика города, для начала, как минимум, нужно собрать ученый совет из архитекторов, искусствоведов, реставраторов, историков; поделиться соображениями на пресс-конференции; поставить вопрос на городской референдум.
Сентябрь 2017. Вид на торговый купол Токи Заргарон в Бухаре.
Заказчиком нового проекта называют компанию Enter Engineering и хокимият Бухарской области. Даже если взять весь совет директоров Enter Engineering, самого Ботира Комиловича со всеми замами, от силы получится человек 20-25. В то время как население города составляет около 300 000 человек.
 
А теперь вопрос: кто-нибудь из этих 25 человек вообще бывал в Бухаре? Кто-то из них там родился, вырос, жил, ходил по её улицам? В курсе ли они, что каждое из этих 29 зданий имеет свою историю? И, если корпусу Областного колледжа искусств всего пару десятков лет, то средняя школа N2 может гордиться несколькими поколениями выпускников, среди которых видные ученые, педагоги, врачи, спортсмены, деятели искусств. И это я еще не говорю о стадионе «Спартак» (ныне стадион Бухоро), воспитанники которого – мастера спорта, чемпионы, золотые медалисты, прославившие Узбекистан на мировых аренах. 
В 2020 висит уже новый баннер с максимально скупой информацией: «Iris Engineering tourism and trade company». Окей, кто это? Заказчик, подрядчик, субподрядчик? Название на слух перекликается с Enter Engineering, возможно просто совпадение. Из интернета ясно, что Iris Engineering - это Общество с ограниченной ответственностью, зарегистрировано в апреле 2018 года и занимается розничной торговлей.
Макет здания Бухарского областного хокимията.
Отдельно про здание Бухарского областного хокимията. Как вы уже догадались, это не творение эпохи «Янги Узбекистан», где целые микрорайоны возводятся за пару-тройку месяцев. Одна только разработка проекта (1975г.) заняла три года, над ним трудилась целая творческая группа перспективных талантливых архитекторов – Ричард Блезе, Александр Куранов, Александр Блинов. Утверждался проект на самом верху, генеральным секретарем ЦК Компартии Узбекистана Шарафом Рашидовом. В ту пору секретарем Бухарского обкома партии был А.Каримов, он первым и переехал в новый светлый кабинет нового строения.
Архитекторы, слева направо: Александр Блинов, Ричард Блезе, Александр Куранов.
Когда чертежи и расчеты были готовы, архитекторам по секрету шепнули, что Шараф Рашидович лично желает взглянуть, как это будет выглядеть. Срочно начали собирать из полистирола макет будущего здания, на это ушло еще три месяца. Долго решали, кто занесет макет «первому» - главный архитектор Ташкента Адылов, архитектор института Березин, Блезе, Браверман или Куранов. Занесли всем творческим коллективом. 

Рашидов долго вглядывался в макет, поинтересовался, не будет ли высотное здание (вместе с подвальными помещениями всего 17 этажей) визуально конфликтовать с минаретом Калян. В.В.Березин смог убедить главу республики, что здание на достаточном удалении от старой части города, что Бухаре необходим новый высотный акцент. Рашидов в ответ улыбнулся. Это значило, что проект одобрили.

Строительство заняло еще три года, итого: от замысла до воплощения ушло шесть лет.
Осталось добавить, что даже сегодня это строение самое высокое в Бухаре.
Июль 2022. Вид на купол мечети Калян со стороны, где раньше находился Ковровый базар.
Давайте по порядку. Кому на самом деле выгоден туризм, о необходимости развития которого - регулярные вбросы в узбекской прессе? Я живу в Бухаре всю жизнь, в туристической сфере занят с 1991 года, всех, «кто в теме» знаю в лицо и поименно. Так вот, собственно туристический бизнес в Бухаре это:

- гостиницы, микро-отели, гостевые дома, хостелы (в совокупности около 300 шт.)
- точки общественного питания
- экскурсоводы с русским и иностранными языками (около 250 человек)
- настоящие ремесленники (миниатюристы, чеканщики, гончары, золотошвейки)
- перекупщики (владельцы так называемых галерей)
- таксисты-бомбилы, дежурящие на пятаке в старом городе (15-20 человек, чужаков тут же прогоняют)
Ноябрь 2022. Забор из профнастила, которым был обнесен пустырь на месте снесенных рынков заменили на стеклянный. 
Если сложить всех непосредственно задействованных в этих секторах лиц, от силы получится человек 700-800. Окей, пусть 1000. Ах да, чуть не забыл. Чтобы хоть как-то придать важность «развитию туризма» была даже изобретена так называемая «туристическая полиция», штат которой в Бухарском УВД по неподтвержденным данным насчитывает от 100 до 300 человек. Итого 1300 человек, занятых в туризме в Бухаре. Но даже при таком раскладе я не уверен, что кому-нибудь из вышеперечисленных позарез нужно снести эти 29 зданий. Я даже не уверен, что кому-то из них вообще нужен новый туристический центр размерами в 32,5 га.
 
Тогда кому он нужен? Кто реально выиграет от строительства? Будет ли уже построенный центр приносить прибыль? Кому приносить? Что-то мне подсказывает, что проект со строительством туристического центра - это больше про строительство, а не про туризм. Или расскажите подробно, какая выгода от туристического центра остальному населению Бухары? Напомню, что по последним данным здесь живет 300 000 человек. Может, бухарцам сделают бесплатную квартплату? Может, вдвое увеличат пенсии? Или снизят цену на электроэнергию? Что ожидать городским жителям от новых объектов, кроме неудобств, пыли и грязищи на дорогах?
Красивый вид на северную стену мечети Калян. После неудавшейся попытки что-то построить на месте снесенного ювелирного рынка, в 2021 там попробовали устроить раскопки, видимо в надежде найти клад Эмира Бухарского. Нашли черепок от кувшина, еще какой-то артефакт, успокоились, разошлись, оставив раскоп раскрытым. Сейчас (фото сделано 11 ноября 2022) это место выглядит так.
Начиная где-то с 2018 года жители Узбекистана живут как на вулкане. Никто не знает, когда и кому придет уведомление о сносе его жилья – частного или многоквартирного дома. Всё согласовывается в закрытых кабинетах, без обсуждения с населением. 

Узбек находится в постоянном стрессе и реактивном состоянии, в готовности защищать свою собственность. Это связано с внезапным строительным бумом, вся страна в одночасье стала громадной строительной площадкой. Застройщиком может стать кто угодно. Любой вчерашний фермер или продавец сантехники, скопивший несколько десятков/сотен тысяч долларов может начать рыть котлован под жилой дом или объект городской инфраструктуры (магазин, рынок, супермаркет). Часто, на авось, без предварительных чертежей, планов местности и т.д., «сейчас начну, там разберемся». 
Октябрь 2022. Красивый вид на ансамбль Пои-Калон в Бухаре.
Если у предпринимателя не получится взять в банке новый кредит, то пайщики, заплатившие за будущее жилье 100% стоимости, могут ждать его годами. Сами застройщики не желают осваивать пустыри, благоустраивать новые территории. Они приходят на уже готовые. В жилые кварталы. В сговоре с председателями махаллинских комитетов захватывают детские и спортивные площадки, инициируют документацию о сносе вполне добротных строений под видом ветхих, наносят ущерб без того скудной в нашей местности флоре – деревьям и растениям. Все это для того, чтобы подключиться к уже существующим коммуникациям, в результате чего трубы водоснабжения и канализации, телефонные, электрические кабели и их распределители не выдерживая нагрузки, постоянно терпят аварии.
Декабрь 2021, Ансамбль Гав-Кушон XVII века в Бухаре. 
В 2020 внезапно нагрянула пандемия. Все сидели по домам, невозможно было даже сходить в аптеку – улицы патрулировались вооруженными бойцами Национальной Гвардии и военной техникой. Но именно в эти тяжелые для страны дни, кто-то подло изподтишка решил разобрать кладку хауза (водоема) из известняковых блоков. Для чего? Хотели засыпать древний хауз? Растащить старинные стройматериалы? Слава богу, в интернете поднялась шумиха, злодеи убежали, все побросав. В таком виде этот объект всемирного культурного наследия ЮНЕСКО простоял до осени 2022 года. Кстати, «Агентство по охране культурного наследия Узбекистана», вы не могли бы узнать, откуда у близстоящих новых строений кирпичная кладка из старинных кирпичей? Они тоньше современных и характерной для Центральной Азии квадратной формы, ну, вы в курсе.
С тех пор, как приоритетным направлением в экономике Узбекистана объявили развитие туризма, под угрозой оказались административные здания и даже объекты, как это не парадоксально, культурного и исторического наследия. Многим историческим памятникам нанесен непоправимый ущерб кустарной реставрацией и частичным/полным разрушением. Поражает размах хамства, безответственности и безнаказанности, с которой власти относятся к культурному и историческому прошлому. По сути сегодня мы стоим на грани культурной катастрофы и должны защищать свою историю от самой власти.

А теперь я хочу обратиться к ЮНЕСКО: может целесообразно приостановить действие Меморандума о сотрудничестве и исключить Бухару из списков всемирного культурного наследия? Все равно в Узбекистане его не соблюдают. Или, если это возможно, ужесточить нормативные документы «об охране всемирного культурного наследия» на территории старинных узбекских городов.
© Анзор Бухарский, январь 2023
Ансамбль Пои-Калон в Бухаре вечером, 17 февраля 2017.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • er
    @ergashev
    1 week ago

    Объявлять все советское "памятниками модернизма" стало, похоже, новым трендом местной блогосферы. Зачем врать? Многое в провинции - это просто отвергнутое Госпланом и заказчиками - и оно беспощадно спихивалось союзной столицей просителям с дыней. Так и с уродливым зданием Бухарского обкома партии (ныне областного хокимията). В годы постройки высотки поговаривали, что его сплавил на южные окраины первый секретарь Свердловского обкома партии Борис Ельцин. Ельцин отверг проект за "партийную нескромность и нефункциональность". PS. Обезображивание Бухары началось в 1920-е и закрепилось в 1950-е годы (И.Савицкий).