Репортажи

"Я не милая"

О том, что скрывается в интерьере молодой самостоятельной девушки
22.11.2016
Кате 23. Она умная, красивая, добрая и ответственная, но самое главное – самостоятельная. (скучноватое начало) Сама накопила себе на машину, сама переехала в Северную столицу, а затем и в первопрестольную, сама устроилась на работу, без связей, и, конечно же, сама снимает квартиру в Москве, однушку. Можно было бы назвать Катю сильной и независимой, если бы стереотипы не диктовали образ какой-то отчаянно-злобной феминистки. И перестаньте уже рисовать в воображении 40 кошек! (Кстати, вообще-то, Катя любит собак и давно мечтает завести корги.)

Правда, о корги пока что приходится только мечтать: во-первых, надо накопить, во-вторых, хозяин квартиры против домашних животных. Зато, в остальном он предоставил Кате полную свободу: «Хочешь – мужиков зови, хочешь – кури в туалете, хочешь – гвозди в стены забивай». Последней свободой (странное выражение) Катя пользуется в полной мере: 
- А почему Париж? Почему не Москва или Питер?
- С Москвой как-то не сложилось, «химии нет», как с Питером, - смеется она. – А вот с Парижем связаны самые лучшие моменты в моей жизни. Эти картины я купила в аэропорту Шарль де Голль, когда уезжала из Франции после 4х месяцев учебы в HEC («Аш-ЁЭ-Сэ» - на французский манер произносит Катя название лучшей французской бизнес-школы). Это по включенному обучению – стажировка от университета.

Как и за фасадом «сильной-независимой» девушки скрывается удивительно романтичная натура (заявили, но не показали. В чем романтизм? В белом полусухом?), так и картины на стене Катиной квартиры – нечто гораздо большее, чем популярные достопримечательности. Триумфальная арка, например, напоминает о веселых вечеринках у Джорджио – окна его парижской квартиры как раз выходили на Арку, а Эйфелева башня – о ночных прогулках по набережной Сены (с белым, полусухим).

На одной стене Катя не останавливается – на двух других висят фотографии и другие напоминания о любимых моментах:
Особенно радуют глаз (я бы обошлась без этого выражения) фотографии Кати до 18 лет – т.е. до нашего знакомства в университете. Вот Катя в 9ом классе – блондинка и с пышной челкой; вот еще более ранняя фотография – в строгом черном боди с соревнований по спортивной гимнастике…
- Эта малышка в шляпке – тоже ты? Какая же ты милая!
- Я не милая, - с улыбкой, но с какой-то настойчивой ноткой в голосе отвечает Катя.

На секунду показалось, что Катя слегка обиделась. Может, просто показалось?

Оставшуюся, четвертую, стену обходит участь быть продырявленной гвоздями волевой Катиной рукой: там балкон. И разбросанные по подоконнику помады, лаки, коробочки с тенями – «бьюти уголок». Рядом – телевизор, который включался, похоже, всего один раз при переезде и единственное назначение которого – хранить экспозицию (не поняла!! как это телевизор хранит экспозицию?) других ценных воспоминаний, связанных с учебой и работой – это «профессиональный уголок».
Выпускной альбом, значок СПбГУ и именные приглашения на модные показы от партнеров по работе – последние, (любите вы это слово - "последние") пожалуй, самая большая Катина гордость за прошедшие полтора года.

- Катя, открытка слева тоже связана с университетом? Или с работой?

- Нет, в ней друзья подарили мне в том году деньги на синтезатор. Я его давно хотела! А теперь учусь играть – нашла самоучитель и сайт с нотами в Интернете.
Я прошу ее мне сыграть что-то из любимого, а Катя стесняется и, улыбаясь, просит не снимать видео. Впрочем, она очень быстро увлекается и совсем перестает меня замечать: одну за другой играет Hallelujah Коэна, Yesterday Битлз, что-то из Элтона Джона, а еще куплет забавной песни из м/ф Мулан “Be a man” – ее пока что сбивчиво, с ошибками. Каждую не получившуюся строку Катя повторяет до тех пор, пока не получится идеально, потом соединяет со следующей музыкальной фразой – и так до тех пор, пока весь куплет не сыгран без заминок. Синтезатор Катя выключает только повторив весь куплет идеально. Все, теперь можно учить припев!

Катя предлагает мне «аквариум» с вином (прозвищем бокал награжден за внушительную вместительность) (а вот это хорошо!), а сама садится на пол раскуривать кальян. На какое-то время кальян становится центром квартиры и, как будто, вселенной, и мы наслаждаемся тишиной, рассматривая дым, который упорно вьется клубами, несмотря на Катины попытки пускать колечки.
Наконец, я отвлекаюсь и, жадно исследуя, взглядом ее комнату, невпопад начинаю расспрашивать про звездный плед, про игрушку-зайку, про светильник у дивана, а Катя терпеливо отвечает: плед – подарок брата на Новый Год, зайку зовут Энгельберт (подарила подруга в 5ом классе, а именем наградил папа), светильник – знакомый оставлял при переезде, да так и не забрал (и хорошо, Кате этот светильник нравится).

- У тебя так уютно! И вообще, знаешь, ты очень милая! – почему-то срывается у меня с языка.

Пауза и нахмуренные брови – уже второй раз. Не показалось!

- Катя, тебе не нравится, когда я говорю, что ты милая? Почему?

Катя какое-то время собирается с мыслями, а потом серьезно отвечает:
- Милый – это какой-то детский, наивный, зависимый. «Ты милая» говорят про девушку с прелестной мордашкой и ничем за этим. Про девушку, о которой нечего больше сказать.

Поняв, наконец, что слышит Катя, я сразу же отзываю свой «комплимент». Нет, Катя совсем не милая. О Кате можно сказать гораздо больше. И я это отчетливо вижу.

А что увидели вы?  (Это все можно убрать, Катя уже все объяснила.)

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...