Интервью

Сибирская Германия

Почему немцы возвращаются в Россию
02.11.2016
Когда в 90-е советские немцы эмигрировали в Германию, всем казалось, что навсегда. Поэтому на немца Бруно Рейтера кто-то смотрел как на сумасшедшего, а кто-то - как на предателя. В 1992 году на месте депортации российских немцев в Сибири он создал Азовский немецкий национальный муниципальный район. Сегодня туда возвращаются немцы из ФРГ. От 5 до 9 тысяч немцев в год уезжают из Германии в Россию. Из них до трех тысяч человек ежегодно едут в Сибирь – в Гальбштадт Алтайского края и в Азово Омской области.

Бруно Рейтер - заведующий лабораторией генетики Сибирского НИИ сельского хозяйства, отец-основатель и первый глава национального немецкого района. Сегодня он - глава фонда репатриантов «Возрождение» - колесит между Омском, Москвой и Берлином в надежде найти выход без "сжигания мостов".   
Бруно Рейтер. Фото из архива Международного союза немецкой культуры
Бруно Генрихович, почему немцы возвращаются?

250 лет в России и около двадцати пяти лет в Германии. Чего вы хотите?

...Услышать от вас объяснение: почему начался обратный отток немцев из Германии в Россию?

Правильнее говорить, что есть тенденция к отъезду. Не забывайте: уехали почти два миллиона, а вернулись, по разным оценкам, 100–140 тысяч человек. Сюда я бы в первую очередь причислил тех, кто просто не смог приспособиться к новой жизни в Германии. Немцы в СССР ведь в основном жили в селах. Они уезжали сельской элитой, носителями образцово-показательного советского «орднунга» по-немецки, а там переселились в города и стали маргиналами. Не всякий перенесет такой удар. 

Вторая группа возвращенцев - это неустойчивая тенденция последних лет. Люди не принимают перемен с заселением Германии беженцами с арабского Востока, не принимают навязывания им новых стандартов «европейской идентичности», в которой меняется роль традиционных ценностей – веры и семьи. Они уезжают из Германии, которую нарисовали в своем воображении – навсегда стабильной, сытой и безопасной. А она уже не такая. 

Третья группа - тот самый русский фактор. Ностальгия. Три березки во поле – это ведь не анекдот. Это философия. У тех берез человек первый раз в любви объяснялся, первый раз девушку поцеловал. К третьей группе примыкает четвертая – протестная. В 90-е годы многие, едва ли не больше половины уезжали, нет, рванули в Германию, под напором эмоций. Их было несколько волн. Многих колебавшихся подкосило глумливое предложение президента Ельцина воссоздать немецкую государственность – Республику в Поволжье - не в Саратовской и Волгоградской областях, где она была, а на ядерном полигоне – в астраханской полупустыне Капустин Яр. Обида и эмоции взяли верх у десятков тысяч людей. 

Наконец, были те, кто не задумывались: «Все уезжают, я как все». Теперь пришло время всем этим группам задуматься над однажды принятым решением. 
Мы как единица измерения новой глобализации
— Лес.медиа
— les.media
Около года назад вы говорили о том, что до сорока процентов тех, кто уехал, готовы вернуться. Откуда такая цифра?

Тенденция к возвращению только набирает обороты. Особенно ее раскачивает все та же протестная волна. Пока она копится. Те, кто за десятилетия адаптации, так и не приспособился к жизни в Германии, как улитки ушли в скорлупки: живут узким диаспоральным русскоязычным миром и невольно противопоставляют себя германскому языковому и культурному пространству. Именно они возвращаются и будут еще возвращаться. Их, по данным нашего фонда, было до 40 процентов. 

Не берусь утверждать однозначно, но последние события в ЕС с беженцами, дают прирост желающих со временем перебраться в Россию, еще на 10-15 процентов. И, таким образом, можно говорить примерно о половине желающих вернуться. 

Но есть железобетонное «но». Менталитет немца таков, что, во-первых, неудобно признать, что совершил ошибку. Во-вторых, есть национальное правило – «есть обязательства». Но я же не слепой и вижу, братец ты мой, предложат – первым рванешь. Было бы где жить – дом или квартира. Работа не столь важна. Немцы, как всегда, без нее не останутся. А вот жилье… Многие, если не большинство переселенцев, по рукам и ногам связаны ипотечными кредитами. Я не раз слышал: «Вот выплачу ипотеку…» Подразумевается, что жилье останется кому-то из детей, а взрослые вернуться. Или люди продают жилье в ФРГ, а на разницу покупают квартиру в России и маленькое «дело». 

Вторых больше. Они видят перспективы делать бизнес в России. Думаю, будущий ландшафт российско-германских отношений обязательно будут определять вот эти уехавшие, не уехавшие и колеблющиеся русские немцы. Мы как единица измерения новой глобализации. Или элемент диффузии глобализации.

Что вы ответите тем в Германии, кто считает, что русские возвращаются потому, что не принимают настоящую немецкую идентичность?

Я не раз слышал, будто возвращенцы не признают европейскую немецкую идентичность. Это ошибочная формулировка. Дело даже не в том, что можно и нужно спорить о ключевых вещах – кто и как сохраняет корневую немецкую идентичность. 

Мы, российские немцы, сберегли редкие диалекты немецкого языка, в Германии они умерли. Мы сохранили уникальный фольклор и народные традиции, которых в Германии уже нет. Наконец, мы сберегли платтдойч – разновидность немецкого языка. В ФРГ он умер. 

Там, если говорить об эволюции идентичности, то надо признать, что она американизирована и унифицирована как раз в ущерб этничности, которой, кстати, немцы ФРГ стесняются. Например, своего языка. Поэтому, я бы поспорил насчет природы и вклада в немецкую идентичность. Но и глупо бы было отрицать, что у российских немцев нет русской идентичности. Говорю же, 250 лет – это не на историческую родину в тур съездить.

Мы, поволжские немцы, попали в Сибирь в Азовский район как репрессированные
— Лес.медиа
— les.media
Много русских немцев в Германии остаются туристами?

Они даже себе боятся в этом сознаться, но с этим чувством живут годами.

Как вам пришла в голову идея создания немецкой автономии в Сибири в 90-е, когда советские немцы из России и СНГ массово уезжали в Германию? От отчаяния?

Из расчета. Простого арифметического. Если кто-то уезжает, кто-то обязательно останется. Нужен канал связи. Им стал Азовский немецкий национальный муниципальный район Омской области. Почему нет?

Не верю, что вот так рутинно и…

Только так. Знаете, когда у тебя на глазах в прах превращается идея воссоздания немецкой государственности на Волге, а ты в нее верил и хотел домой, эмоции .. они помогают погибнуть, а нам надо было сохранить немецкий этнос в России. 

Я всегда был за восстановление немецкой республики в Поволжье. Я сам с Волги. Мы, поволжские немцы, попали в Сибирь в Азовский район как репрессированные. Нас распределили в село Александровку – в деревню на 100 процентов немецкую, где жили добровольные переселенцы конца 18 века. Тут все было на немецком языке, обычаи и традиции – немецкие. 

Мы, поволжские немцы, конечно, немного отличались. Скучали. Дед и отец часто говорили: «Дома было дома». Под воздействием мифов и ностальгии по неведомой Волге рос и я. Мечтал о республике в Поволжье, но в 90-е, когда началась массовая эмиграция, стал понимать, что сами снижаем свои шансы на ее возрождение. 

Сколько немцев из Сибири могли вернуться на Волгу? Мы в фонде «Возрождение» считали – 6-7 процентов. А как быть сибирским немцам при компактном проживании, но без всякого статуса на фоне массового отъезда своих же? Ну, и сам собой встал вопрос: «Кто, если не я?»
Азово, хотя и основан азовскими казаками, был и остается немецким с конца XVIII века
— Лес.медиа
— les.media
Почему вы понятно – известный ученый-генетик и политик, голос которого слышат и Москва, и Берлин, а почему – Азово?

Азово, хотя и основан азовскими казаками, был и остается немецким с конца XVIII века. В 1959 году я уходил в Советскую армию из Азовского района, а в 1963 году вернулся - наш район разобран на пять частей. Шло укрупнение экономики других районов, а немецкие села всегда были экономически сильными, вот и бросили «на усиление». 

Азовского района официально не было до 1991 года. Когда началась перестройка, встал вопрос о его воссоздании в прежних границах. Я понял, что это шанс на создание немецкой автономии в Сибири. Ради этого дела оставил даже науку и пошел в депутаты. Моя аргументация – факт. Немецкое влияние на экономику района и Омской области всегда было очевидно определяющим: в Омской области более двухсот лет немцы по численности населения занимали второе место после русских. Сегодня, правда, только пятое.

В общем, было с чем выйти на трибуну и аргументировать идею воссоздания района. Меня поддержали почти все депутаты кроме одного. Это был немец.  Он потом даже добился моего исключения из «Возрождения». Меня сделали предателем идеи воссоздания немецкой государственности на Волге. 

Я этой политизированности до сих пор не могу принять. В погоне за призраком республики в Поволжье можно было потерять то, что есть, то, что в руки само шло. Ведь создание национального района, наоборот, укрепило и укрепляет компактность немцев в Сибири. К нам возвращаются не только немцы из ФРГ, но переезжают люди из Казахстана и Киргизии. Это хорошие стартовые позиции для дальнейшего процесса развития и воссоздания государственности.
Разве почти 30 процентов – мало? Это остров надежды.
— Лес.медиа
— les.media
Какие чувства у вас вызывает такой факт. В 90-е в Азово было 67 процентов немцев, а осталось всего 29 процентов с небольшим... 

Право меньшинства, оно остается его правом. Разве почти 30 процентов – мало? Это остров надежды. Национальный район, если и дальше будет прирастать немцами из ФРГ и Казахстана, а вместе с ними и германскими инвестициями, вполне может оформиться в национальный округ.

Насколько рискованно для Москвы поднимать статус немецкого района до национального округа, если немцы живут и в Германии, и в России? Новая миграция пускает такие корни, что эксперты заговорили о двойной лояльности российских немцев – и ФРГ, и РФ.

Идею двойной лояльности и продвигать не надо. Она есть. Двойная лояльность российских немцев – это необходимость, осознанная народами, но государствами - Германией и Россией. Половина народа - там, половина - здесь. Это не вытравить ни из географии, ни из души. И самое главное – глупо и преступно подавлять эти чувства. Я жду мудрости осознания этой необходимости. Ведь и Москва, и Берлин, как бы не сопротивлялись новой миграции немцев, вынуждены ее принимать как цивилизационный процесс, а не как издержки адаптации или способ влиять на двусторонние отношения. 

Выход-то какой – опять новый «железный занавес»? Мы, российские немцы, его уже проходили в 20-е годы, когда бежали от большевиков в Канаду, а немцы Германии в 30-е годы, когда бежали от Гитлера в США и Канаду же. Тогда резались все связи и навсегда. В итоге те немцы как человеческий капитал нации потеряны для обеих стран.
Да, складывается группа людей, которые переезжют из ФРГ и навсегда останутся в Сибири
— Лес.медиа
— les.media
А станут человеческим капиталом нации мигранты, которые живут на две страны? Вы же наверняка знаете, что в ФРГ русских немцев, недобросовестно получающих пенсию в двух странах, штрафуют на 11-13 тысяч евро. А в России пенсионеры, работавшие так же, как и российские немцы, не понимают, почему немцы подучают двойную пенсию. А то и просто завидуют.

Я тоже не могу принять природы двойных пенсий и двойного гражданства, например. Но убежден, что эти процессы регулируемы. Для этого и служит государственная машина. 

Например, человек 25 лет честно отработал в России, а вторые 25 лет так же добросовестно в Германии. Где человек должен получать вознаграждение за труд? Разве эти люди не имеют право на пенсию в странах, которым служили? Оспаривать право человека получать то, что он заработал, пусть за десять лет здесь и за десять лет там, несправедливо. А ловкачей, как всегда, надо штрафовать вплоть до лишения гражданства. 
 
Что же касается неизбежных с моей точки зрения новых волн миграции – тоже надо анализировать. Да, складывается группа людей, которые переезжют из ФРГ и навсегда останутся в Сибири. Их дети или родные – в Германии. Родственные отношения никто не отменял. Одних всегда будет тянуть туда, других – сюда. Да, это новые вызовы и испытание зрелости социальных систем двух стран. Эти вызовы – лакмус отношения к человеку как к ценности.
Дети в двуязычном детском саду в Азово. Фото из архива Международного союза немецкой культуры
Как взаимные экономические санкции между Россией и Германией отражаются на автономии? Все же она получает субсидии из бюджета ФРГ.

Почти никак. Межправительственная российско-германская комиссия по проблемам российских немцев работает, почти не замечая их. Немцы, где бы они ни жили, имеют право на помощь исторической родины. Немцы Германии понимают, в какую беду они нас ввергли, начав войну против СССР в 1941 году. Тут и Россия, и Германия заинтересованы в сохранении нас как особого этноса, способного служить упрочению отношений двух стран. 

В новых условиях броуновского движения, ну, или тех самых санкций, мы стали работающим инструментом взаимоотношений двух стран. А, может, даже моделью выхода из кризиса, который есть в международных отношениях. Другое дело, что хорошие финансовые средства, которые шли из федеральных бюджетов ФРГ и России на становление автономии, ужимаются, что нормально. Это был карт-бланш на старт автономии.

До вас наверняка доходили слухи о том, что одна из причин пересыхающего финансового потока – неэффективное использование выделяемых денег: коттеджное жилье пустует, больница не достроена…

Все годы, пока шли действительно большие деньги на автономию, со мной всегда были два эксперта из ФРГ. Поэтому нецелевое использование денег или коррупционные схемы просто исключены. Есть отчетность. Проблема, я думаю, в другом. Человек так устроен, что он как должное воспринимает, что воды есть столько, сколько надо. Тоже самое с электричеством, телефоном, дорогами - так и должно быть, а вот ему, человеку, напрямую, ничего не дали. Значит что-то здесь не так. 

А перед нами иная задача стояла: дать людям не рыбу, а удочку – создать фундамент жизни района, его социальную и инженерную инфраструктуру. Без фундамента район не состоялся бы. Фундамент заложен, есть вопросы к его качеству. 

Дороги не достроены, жилье дороже, чем в Омске. Но я, когда был главой района, сознательно такие цены держал. Больше того, правило продажи земельных участков было жестким: три участка немцам, один – не немцам. Опять же иначе автономия не сложилась бы. Горожан, да, сознательно сюда не пускал: не должно аграрный район со своей культурой, образом жизни и национальной компонентой превращать в дачный участок или в спальный пригород Омска.  
Сегодня благодаря «маленькой Сибири» - двум автономным национальным районам в Омской области и на Алтае – медленно, но возрождается российский немецкий этнос.
— Лес.медиа
— les.media
Как думаете, почему немцы, когда возвращаются из Германии, выбирают не коттеджи, построенные для них, а едут в деревни – Александровка, Цветнополье, Звонарев Кут и дальше?

На родину. Коттеджи и многоэтажки больше для тех, кто до Германии жил не в Сибири. Они к нам, сибирякам, относится немного по трафарету – морозы, ссылка. А своего рода реабилитация Сибири в их глазах, заодно и их самих после скитаний, случается на месте. Ведь что такое реабилитация для ссыльного? Это признание вины за насильственную депортацию. Со стороны государства оно было сделано в 1957 году, но без восстановления нашей государственности. А российские немцы зачастую понимают реабилитацию как восстановление республики и только на Волге. 

Но реабилитация нужна и тем, кого не выселяли – сибирским немцам. Они точно так же прошли трудармию и лишились всего – права говорить на родном языке, национальных школ, театра, автономии на Алтае. Сегодня благодаря «маленькой Сибири» - двум автономным национальным районам в Омской области и на Алтае – медленно, но возрождается российский немецкий этнос.

А на Волге у него есть шансы?

Реально создать еще один немецкий район в Новосибирской области, может, еще в Кемеровской. На Волге немцев почти не осталось. О республике на Волге можно помечтать и допустить, что в России с нерешенным немецким вопросом справится человек масштаба второй Екатерины Второй. 

Дело даже не в моральной реабилитации российских немцев, хотя ее не было. И не только в том, что ФРГ не хочет учитывать особую идентичность российских немцев. Дело даже не в упущенном нами шансе из-за эмиграции 90-х воссоздать немецкую государственность в Поволжье. Дело в умении смотреть в будущее. А оно уже прорисовывает контуры двойной лояльности российских немцев, которая пока всех пугает, но продолжает пускать корни. Когда это явление перестанет отвергаться на государственном уровне, думаю, настанет время как при Екатерине Второй – нового планового переселения немцев из Германии в Россию. Или наоборот – русских в Германию. Почему нет?       
Фото из архива Международного союза немецкой культуры
Досье "Репортера" 
Немецкий национальный район Алтайского края создан в 1927 г., просуществовал до 1938 г. В 1991 г. воссоздан. Центр – село Гальбштадт. В район входят 16 сел, где проживают 50 тысяч немцев (70 % от общего числа населения).

Азовский немецкий автономный муниципальный район Омской области с центром в селе Азово образован в 1992 году из 7 сел пяти смежных районов. Его ядро - села, входившие в состав образованной в 1890-х Александровской волости, Омского уезда, Акмолинской области Степного края, населенных немцами с 1880-х годов. В районе проживают 50 тысяч немцев (29,7% от общего числа населения).

По данным Росстата, в 2015 г. в России жили около 600 тысяч немцев, до 1990 года - начала их массовой эмиграции в ФРГ, в СССР их было 2 млн. 380 тысяч.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...