Интервью

"Человек может заниматься всем, чем хочет, и время на это всегда можно найти"

Интервью с Геленой Топилиной - олимпийской чемпионкой по синхронному плаванию 
29.12.2016
Спорт – одно из величайших изобретений человечества. Постигать это искусство приятно и полезно, но ещё приятнее наблюдать за процессом этого постижения со стороны, поражаясь силе и выносливости спортсменов. Мы привыкли к этому наблюдению - с помощью телеэкранов, компьютеров и прочей электроники - и оттого кажется, что спортивные соревнования - отдельный мир, почти параллельная вселенная, соприкоснуться с которой дано лишь избранным. Однако спортсмены - те же люди, поэтому часто их можно встретить в совершенно привычной для нас обстановке. Например, на соседней скамье в аудитории. Представляем вашему вниманию интервью с многократной чемпионкой мира и Европы по синхронному плаванию, обладательницей олимпийского золота Рио-2016 и просто прекрасным человеком, Топилиной Геленой, которая в этом году поступила на первый курс магистратуры факультета политологии МГУ.
  • Эмилия
    Гелена, можно с Вами на «ты»?
  • Гелена
    Да, конечно.
  • Э.
    Ты ведь до сих пор занимаешься спортом, при этом ещё и учишься у нас. Поэтому, пожалуй, сходу задам самый главный вопрос нашего интервью - как у тебя получается совмещать учёбу и спорт?
  • Г.
    Я всегда старалась развеять миф о спортсменах. Человек может заниматься всем, чем хочет, и время на это всегда можно найти. Даже на сборах, когда вечером был тихий час, я просматривала учебники, искала информацию, делала доклады – словом, старалась совмещать. По выходным всегда старалась выбираться в институт, так как я на вечерке училась, старалась посещать пары. Главное – иметь желание.
  • Э.
    Сколько у тебя тренировок в день?
  • Г.
    На сборах мы проводим пять дней, шестой день – выходной. Из-за этого выходной постоянно смещается, и не всегда можно увидеться с друзьями и близкими. С 9 до 11 у нас была тренировка в зале, с 11 до 15 – вода, потом тихий час, обед. Вторая тренировка начиналась в тот же день где-то в 18, и она могла быть до 23, а могла быть и дольше. Мы там, по сути, живём, то есть нам запрещено возвращаться домой в дни тренировок. Поэтому выходит так, что ты всё время на сборах. 
  • Даниил 
    Я бы хотел задать вопрос, который интересует нас ещё больше: почему ты сделала такой выбор направления? Почему политология? 
  • Г.
    Мне всегда было это интересно. Степень бакалавра я получила по государственному и муниципальному управлению, и политология – продолжение, скажем так, моей степени. Мне она всегда нравилась: хочется делать наш мир, нашу страну и город лучше, поэтому хочется попробовать реализовать себя в этом. 
  • Д.
    А государственное и муниципальное управление ты в каком вузе изучала? 
  • Г.
    Государственный университет управления, который на Выхино. 
  • Д.
    И как? Где лучше? 
  • Г.
    (смеётся) Ну, я только начала, поэтому мне пока сложно судить. Тот вуз тоже очень хороший. Если ты хочешь учиться, ты учишься. Так везде. Поступить же в МГУ было моей детской мечтой, но из-за соревнований я пропустила вступительное испытание. А в ГУУ было вечернее отделение, что позволяло мне утром тренироваться, а вечером учиться. Но изначально я хотела поступить в МГУ и рассматривала именно этот факультет.  
  • Э.
    Есть ли у тебя помимо плавания ещё какие-то увлечения?
  • Г.
    Я рисую маслом, очень много и быстро читаю. Я живу в Зеленограде, а моя спортивная школа находилась на Нагатинской, то есть на другом конце Москвы. В дороге я постоянно читаю, причём читаю всё подряд: и классику, и фантастику, - всё, что угодно, и всё в дороге.
  • Э.
    Какие твои самые любимые места в Москве? Было ли у тебя время насладиться прогулками по городу?  
  • Г.
    – Парк Горького, ВДНХ. Вообще, чаще всего гуляю я именно в Зеленограде. Там всегда тихо, спокойно, есть, где прогуляться. Там мои любимые улочки. Честно говоря, на выходных все последние годы я отдыхаю пассивно, что связано со спортивными нагрузками, поэтому до Москвы добираюсь нечасто. К городу я отношусь крайне положительно, особенно сейчас, когда его так украшают. Я была во многих европейских городах, но с Москвой ничто не сравнится. Пробки, конечно, есть, но, как по мне, ситуация улучшается. 
  • Э. 
    На кого ты опиралась? Кто помог тебе пройти все спортивные испытания? 
  • Г.
    Моя поддержка – моя семья. Так было всегда. Мой отец заражён спортом. Он считал, что все его дети должны быть спортсменами. Просто мы родились в такое время (90-ые годы), когда у тебя было два варианта: либо ты идёшь в спорт, либо ты идёшь на улицу. У нас многодетная семья, и все спортсмены. Мы с сестрой ушли в синхронное плавание, а брат – дзюдоист и самбист. Семья ещё и стимулирует: даже когда ты сильно устаёшь, дома ты видишь восторженные взгляды родителей, и тебе хочется работать ещё и ещё. Самые сильные эмоции после олимпиады я получила тогда, когда увидела такое счастье в глазах родителей. 
  • Э.
    Во время олимпиады ты общалась со спортсменами из других стран? 
  • Г.
    Да, конечно. Олимпийская деревня – что-то неописуемое. Совершенно разные виды спорта, разные страны, и всё в одном месте. Мы с подругой очень хотели встретить Усейна Болта. Хоть ты и сама уже олимпийская чемпионка, его ты воспринимаешь как живую легенду, и потому нам очень хотелось с ним познакомиться. За всё время нашего пребывания там встретить его никак не получалось, и в итоге увидели мы его в самый последний день, когда он поприветствовал нас из окна своего корпуса. Мы настолько опешили, что даже не додумались попросить его спуститься и сфотографироваться с нами (смеётся). Жизнь в этой деревне вообще как другой мир. Никакой политики, все друг с другом дружат, общаются. Например, со сборной Украины мы хорошо общались. Мы уже столько лет знакомы, и разрывать связи из-за политики как-то глупо. 
  • Д.
    Было ли вам комфортно там жить? Просто российским зрителям СМИ всё преподносили так, будто там находиться было почти невозможно, взять хотя бы сообщения о криминальной обстановке в Рио. 
  • Г.
    На самом деле, СМИ всё преувеличивали. Конечно, заезжаешь ты не в люксовый номер, но специально для спортсменов был построен целый район с гигантскими зданиями по 30-40 этажей. Внутри никакой роскоши, но всё было очень прилично, поэтому условия проживания были отличными. Вообще, во время соревнований об этом особо не думаешь. Мы даже в номерах не так много находились: возвращались с тренировок, спали и потом снова уходили на тренировки. 
  • Д.
    То есть времени не было даже на то, чтобы город посмотреть? 
  • Г.
    Нет, у нас были свободные дни. После соревнований у нас было два дня, когда мы посмотрели город, церемонию закрытия. Все говорят, что были нападения. Но нас охраняли по высшему разряду, поэтому со спортсменами ничего не происходило, если только они сами не нарывались. Если соблюдать правила безопасности, то волноваться не о чем.


Топилина Гелена (слева) и Эмилия Чепурина (справа)
  • Д.
    Чего в олимпиаде больше: стресса или положительных эмоций?
  • Г.
    Нас так подготовил тренер, что, по большому счёту, я боялась только подвести свою команду и тренера. Ты к тому времени уже через огонь и воду прошёл, поэтому волнения к тому моменту не было, что удивительно. Всё это благодаря нашим тренерам, в частности, Татьяне Николаевне [Покровской - ALMA]. Она строгая, она волевая, выжимает из нас все соки, но она гений, и это бесспорно.
  • Д.
    Для меня просто непостижимо, как можно так успешно совмещать учёбу и спорт. Я сам довольно продолжительное время занимался спортом, но ближе к 9-10 классу мне стало не хватать времени на подготовку к ЕГЭ, из-за чего я его забросил. И тут я встречаю тебя, а ты рисуешь маслом, тратишь кучу времени на дорогу, много учишься, теперь ещё в магистратуре…
  • Г.
    Я сейчас в двух магистратурах, больше вам скажу (смеётся).
  • Э.
    А в какой ещё? 
  • Г.
    Я поступила на юриспруденцию в родной ГУУ, и не столько для корочки, сколько для знания законов, что очень полезно в повседневной жизни. Например, немногие знают, что по закону многие товары можно сдавать без чека, хоть его и просят продавцы. Просто на всех вещах есть штрихкоды, которые находятся в базе магазина, и потому его принадлежность очень легко определить. Поэтому юриспруденция – больше для себя, потому что закон – в том числе и политологам – надо знать. Во многом, пожалуй, мне ещё и везёт, потому что преподаватели идут навстречу, что крайне приятно. Когда тебе идут навстречу, ты просто не имеешь права подвести человека. Так всё как-то и делается. 
  • Д.
    Если говорить о планах на будущее, что для тебя приоритетнее: спорт или госуправление? 
  • Г.
    Сейчас у меня, скажем так, переломный момент, когда я достигла вершины спортивной карьеры. Сейчас как раз такой возраст, когда высшее образование уже есть, поэтому я хочу попробовать свои силы в своей специальности. 
  • Э.
    Спорт для тебя - прежде всего что-то успокаивающее, или же он больше помогал преодолевать трудности? 
  • Г.
    Спорт помогал мне по-разному. Он очень закаляет характер: на некоторые ситуации начинаешь смотреть как-то…спокойнее. Скажем, когда ты сдаёшь дипломную работу, думаешь: «Вот ты стоял на чемпионате мира перед огромным количеством зрителей, и там было очень тяжело, а сейчас ты стоишь и дышишь, во-первых (смеётся), а во-вторых, тебе всего лишь рассказать что-то надо». То есть в спорте у нас очень серьёзная нагрузка, да и сами программы очень тяжёлые, и иногда, бывает, идёшь и думаешь: «Господи, я выживу сегодня или нет?» По сути, всё самое тяжёлое ты уже проходил, поэтому всё остальное уже не страшно.
  • Д.
    Я бы хотел вернуться ненадолго к теме олимпиады. Какое самое большое переживание было с ней связано? 
  • Г.
    Наверное, оно было до олимпиады: поедем мы или нет. Про себя, конечно, думаешь: «Так, всё, от меня это не зависит, работаем и работаем». Но всё равно ты переживаешь: а не просто ли так ты тренировался все эти годы, жил ради этого момента? Поедем или нет – это было самым большим переживанием. 
  • Д.
    Что ты думаешь обо всех этих неурядицах с Олимпийским комитетом? 
  • Г.
    Это чистая политика (смеётся), которая никакого отношения не имеет к спорту. Например, одна гимнастка от синдрома недостатка внимания пила успокаивающие таблетки.  Гимнастика – это такой вид спорта, в котором нужна бешеная концентрация. Когда наши спортсмены выходили в первые дни соревнований, по ним было видно, как они переживают: губы у спортсмена дрожат, пока он идёт к брусьям, а ведь здесь требуется идеальное спокойствие. А та гимнастка, оказывается, была на успокоительных и, конечно же, выходила, как робот – на лице не было ни одной эмоции. И она олимпийская чемпионка. Ей ничего не сказали. А сколько у нас легкоатлетов отстранили? Но про них хотя бы рассказывали, а на деле отстраняли больше. Например, дисквалифицировали гребцов, парусников. МОК с двух лодок снимал по одному человеку, обвиняя их в допинге, и разбивал команды – гребцы срабатывались годами, они даже дышат синхронно. К тому же, среди них много олимпийских чемпионов, то есть эту потерю не возместить. В парусном спорте ещё сняли штурмана. А он со своим напарником 10 лет срабатывался. И всё, заменить их уже нельзя. Несмотря ни на что мы всё равно показали отличный результат, взяли много медалей в фехтовании, впервые завоевали награду в парусном спорте. 
  • Д.
    Конечно, новости о достижениях спортсменов не могли не радовать, но те новости, которые параллельно приходили из Рио, были в какой-то степени даже обескураживающими. Помню, одну нашу спортсменку освистали, когда она вышла…
  • Г.
    Да, Ефимову. Самое смешное в том, что освистали её те, с кем она плавала в Америке. То есть её освистали её же друзья, люди, с которыми она общалась. Это ужасно, конечно. Девиз олимпиады гласит, что спорт выше политики. Тут же всё наоборот. Взять хотя бы тот же допинг. Многие не знают, что у спортсменов есть система АДАМС. Каждый день я должна прописывать час, чтобы в любой день в любой стране мира ко мне могли именно в это время прийти специалисты и взять допинг-пробы. То есть я должна час в день отводить на пробы, причём ещё нужно указывать, где ты спишь. Прийти к тебе могут в любой стране мире. Отслеживают нас хорошо. 
  • Д.
    То есть они даже перемещения отслеживают? 
  • Г.
    Да, к моей подруге однажды в Израиль прилетали. К кому-то домой приходят. Мы так частенько ругаемся, когда кто-то один ставит пробы на 7 утра, а подъём обычно в 8, и получается, что просыпается вся команда (смеётся). Если тебя не нашли, то тебе ставят флажок. Два флажка – дисквалификация, причём не одного спортсмена, а целой команды. Поэтому всё серьёзно. 
  • Д.
    Получается, все эти организации не российские? 
  • Г.
    Да, они под контролем ВАДА.
  • Э.
    Какие у вас взаимоотношения в команде? 
  • Г.
    Хорошие, у нас очень классная команда.
  • Э.
    Вы уже давно выступаете этим составом? 
  • Г.
    Скажем так, мы уже некоторое время работаем вместе, получается, я в команде была три года. Составы менялись, приходили титулованные спортсменки, которые обычно к олимпиаде подтягиваются, потому что люди уже проверенные и потому что гении. Допустим, Света Ромашина, Наташа Ищенко. Наташа Ищенко – первая российская синхронистка, которая после рождения ребёнка продолжила выступления и стала пятикратной олимпийской чемпионкой. 
  • Д.
    А как у тебя выстраиваются отношения с одногруппниками в МГУ? Есть ли время на общение? 
  • Г.
    Ну, я только поступила (смеётся), только вторую неделю учусь. Группа у меня очень хорошая, видно, что все тянутся к знаниям. Может, у бакалавров бывают ситуации, когда они не мотивированы учиться. От моей же группы было впечатление, что все пришли за знаниями. 
  • Д.
    Думаю, на этом интервью уже можно завершать. Спасибо за крайне интересное общение. Надеюсь, тебе понравится обучение в стенах МГУ. 
  • Г.
    Спасибо, было очень приятно с вами познакомиться.  
Интервью подготовили Даниил Перлов и Эмилия Чепурина

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...