Герои

Путешествия в темноте

Незрячий Владимир Васкевич рассказал, как жить на полную катушку
13.12.2016
Володе Васкевичу из Екатеринбурга 21 год. Этим летом он добрался до Крыма автостопом, прошлым – таким же способом колесил по Европе. Он учится на специальности «Аналитика бизнес-процессов» в Высшей школе экономики УрФУ и руководит проектом «Деловой город», который уже несколько лет проходит в городах Свердловской области. В местах, где Владимир бывает, он читает лекции и проводит мастер-классы. В школе 10 лет занимался голболом и входил в сборную страны, а сейчас иногда ходит под парусом в разных уголках земного шара. А еще он ослеп. Полностью, когда ему не было и двух лет.
  • Владимир, правда ли, что ты доехал до Крыма автостопом?
  • Ну да, сессия закончилась, и мы с другом сразу же отчалили в Крым. Хотели посмотреть, насколько в России доступен автостоп вслепую, а заодно провести мастер-классы мультимобильности. На них мы рассказываем инвалидам о гаджетах, историях успеха и проектах, которыми они могут заниматься.
    От Екатеринбурга до Челябинска я ехал с другом Евгением Ведерниковым, он полностью слепой. Потом Евгений уехал обратно жениться, а я встретился со школьным другом, он инвалид по зрению 2 группы, мы отправились дальше. Маршрут в Севастополь был построен через Уфу, Самару, Саратов, Волгоград, Краснодар, Ростов, Краснодар, Керчь и Феодосию. Дорога заняла 5 дней.
Володя и Самур в Севастополе
  • Скажи, как появился этот безумный план?
  • Не безумный, а очень даже тщательно продуманный. Идея появилась еще 3 года назад. Мы с другом Самуром Саркасовым хотели в Европу, но тогда еще оканчивали школу. Я поступил в университет, вместе с однокурсником стали разрабатывать маршрут, позже нас нашел третий участник. Нам с ним повезло, он по образованию историк и очень харизматичный человек. И вот команда: он - зрячий, я полностью не вижу, а мой однокурсник имеет третью группу инвалидности по зрению. До Праги долетели самолетом, а там отправились в Берлин, Амстердам, Брюссель и Париж.
«От операционной до операционной надо было как-то жить. А жить было трудно, поэтому мы читали книги»
  • И как вам поездка?
  • Было весело очень и трудно. Один раз поставили палатку неверно и уснули в муравейнике. Утром оказалось, что мы еще и случайно переночевали в крутом кемпинге. Когда с каждого попросили по 30 евро, пришлось улепетывать через забор. Вторую ночь провели на пляже. Начался шторм, но мы об этом не знали, потому что предупреждение было по радио, а у нас-то радио нет. В общем, палатку у нас сломало дождем, сверкали молнии, гремел гром, а кроме этого все вещи песком закидало. На утро, куда не полезешь, везде находишь песок. Есть хочешь, открываешь рюкзак, разматываешь три пакета, достаешь хлеб, откусываешь, а на зубах скрепит - он тоже с песком!
  • Звучит круто! 
  • Конечно. А в Гамбурге мы жили у художника Павла Эрлиха. Он делает интересные вещи из железа, у нас в Екатеринбурге установил скульптуру «Паруса духа» и мы были с ним уже знакомы. В Гамбурге мы остановились в его мастерской, которая находится в бывших подвалах гестапо. Это целый замок. Мы захотели там погулять. Естественно, ночью. Естественно, потерялись. Та еще ночка была. Сначала мы шли искать магазин, чтобы купить воду, но открыта была только заправка за 5 километров от мастерской. Вернулись обратно уже в 3-4 часа ночи. Все двери оказались закрыты и мы еле попали обратно в здание. Собирались зайти в мастерскую и лечь спать, но поднялись не на тот этаж. Давай по коридору этого бывшего гестапо плутать, а вокруг какие-то странные звуки. Все искажается, кажется, что кто-то кричит, стонет. Мы испытываем настоящий ужас, но идем дальше. Спускаемся на два этажа ниже, крики только громче, стоны - страшнее. Заходим в коридор, смотрим… а там мужик по скайпу разговаривает! (смеется).
  • Утром нам проверили экскурсию по подвалам этого замка, там все еще остались камеры с решетками, с потолка свисают провода и все такое. Обратно мы тоже уезжали весело. Нас не садили в самолет, нас арестовывали…
  • За что?!
  • Не то, что арестовывали, а задерживали. Мы под Берлином как советские войска стояли (смеется). Вот как было дело. Чемпионат мира по футболу, Германия в полуфинале, все нормальные немцы в эти дни смотрят футбол, на дороге ни души. Но если нормальные немцы и ехали по трассе домой, они смотрели на нас как на ненормальных, потому что мы футбол не смотрели, а зачем-то голосовали на дороге. Никто не останавливался и в итоге мы там сутки проторчали. В попытках что-то сделать, мы просто шли по трассе. К сожалению, попали на полицейских, которые оказались тоже ненормальными - они нас ловили. Там на определенном участке дороги нельзя было идти. Пройдем мы 5 километров до полицейских, они нас ловят, садят в автомобиль, везут обратно на участок, где мы были изначально. Мы снова пройдем, они снова ловят и снова отвозят обратно. В третий раз мы им надоели, они решили нас оштрафовать. Спасла белая трость. Я уже понял, что без нее никак, вытащил. Этим мы их доканали. Они спрашивают: «Ты что, слепой, что ли?». Пока были в шоке, не оштрафовали, но все равно отвезли обратно. Ну, тут мы плюнули, сели на электричку и спокойно добрались до нужного города.
«И я мечтал. Понимал, что это не реально – быть в море, когда не видишь, но мечта все равно была»
— Лес.медиа
— les.media
В мечтах о море
  • Ты всегда был таким активным?
  • Нет.
  • А когда начал?
  • Когда встретился с «Белой тростью» (движение инвалидов с активной жизненной позицией – прим. ред.). Мы учились в спецшколе имени Мартиросяна для слепых и слабовидящих детей. Помню, я сидел у себя в общаге, она находится по соседству со школой-интернатом. Пришли ребята и говорят: «Сейчас приехали два слепых, будут мастер-класс проводить». Я говорю: «Пусть проводят, что я, слепых, что ли, не видел?». Пришла наш воспитатель, она чуть ли не силой меня потащила, я упирался. Там увидел руководителей «Трости» Олега Колпащикова и Мишу Войцеховского. Мне очень понравились они. Они интересно рассказывали, что работают, ведут проекты, женаты, ездят на яхте. А яхта была моей давнейшей мечтой, еще с детства. Я читал очень много книг об этом. 
  • Точнее, мне читали.
  • Крапивина, наверное?
  • Он уже потом пошел. Сначала мне попался Жюль Верн, и я прочитал все его собрание сочинений, их томов 15. Потом пошел Стивенсон, Марк Твен… Мне с 3 лет читали эти книги. Я даже помню, как мне в 4 года читали Жюль Верна. Вот. И я мечтал. Понимал, конечно, что это не особо реально – быть в море, когда не видишь, но мечта все равно была. Очень важно иметь мечту (задумывается).
  • Ты как-то стремился к ее воплощению?
  • Следующий шаг был когда в конце 90-ых – начале 2000-ых появились компьютеры, а с ними всякие игры, в том числе замечательная игрушка «Корсары». Это были приключения в Карибском море, ты там играешь за пирата, настоящая rpg от первого лица. Там и делаешь вложения, и продаешь, и покупаешь, и корабли грабишь, а если не хочешь грабить, то становишься торговцем. Это было очень круто. У меня был друг по двору, он зрячий, бегал мышкой, а я на клавиатуре стрелял (смеется). Я как раз тогда выучил, как выгоднее всего продать какой-нибудь там табак на Карбадосе. До сих пор помню, сколько унция перца стоит! Надо же было выживать в наш суровый 18 век! Благодаря ей мышление очень хорошо развивалось.
Любил слэм на концертах. Меня забрасывали в центр. Шикарно, хоть и не видно! Остальные, правда, шарахались, а мне нормально.
  • Например?
  • Там есть курс истории, это раз. Пусть, не мировая история, но история морских завоеваний. Догадаться, какой корабль и куда ушел, определить, как его лучше перехватить и под каким градусом идти – уже география, это два. В будущем, когда я в школе учился, мне удалось на городской олимпиаде занять 2 место по географии, во многом благодаря этой игрушке. Ведь мне надо было срочно понимать, где находится Барбадоса или другой пункт высадки, как быстрее плыть к определенному острову . С моим другом по «Корсарам» я только и мог говорить на одном языке…
    А еще это экономика, это три. Все-таки я поступил на экономический факультет.
  • В игрушке я учился что и сколько стоит, на каком острове лучше продать, есть ли смысл ехать за 30 лун на конкретный остров, чтобы продать там на 2 пиастра дороже, и сколько у тебя могут сесть крысы, пока ты будешь плыть. Такая вот классная игра, это был шаг к мечте. И потом появились Олег и Миша, и я понял, что мечта переросла в цель, а цель уже достижима.
Футбол, голбол, панковский слэм и «Деловой город»
  • Общение сразу стало активным?
  • Да. Через 2 недели они мне предложили ехать на мастер-класс в Нижний Тагил. И дали задание - самому добраться от школы в Пышме до ж/д вокзала в Екатеринбурге. Я в первый раз в жизни один ходил вслепую на такое большое расстояние. Когда мы приехали в Тагил, я понял, что они не знают, куда ехать дальше, есть только адрес. В те моменты я просто смотрел, как они себя ведут в этой ситуации.
  • Мы весь день провели вместе, а у Михаила оказался день рождения и мы провели вечер в ресторане. Я помню там встал слепой дедушка и начал говорить, что нам хорошо, что мы так давно ходим с тростью. А я что? Я в первый раз пошел. Такое счастье было. Я помню, что тем вечером лег в кровать и подумал, что так нужно жить и так стоит жить.
  • Что было дальше?
  • Я тех пор я с белой тростью не расстаюсь. С «Белой тростью» тоже. Мы познакомились в декабре 2011 года, летом 2012-го я уехал на спортивные сборы, а в августе вернулся и захотел съездить на яхте. Хотел именно во Владивосток, уж не знаю, почему. Оказалось, что все яхты там находятся на соревнованиях, договорился с капитаном яхты на Байкале, и мы 10 дней с ребятами в составе инклюзивной команды плавали. А до этого в мае мы с Самуром придумали вместе проект «Деловой город».
  • По «Корсарам»?
  • Не совсем. Мы в 2005 году с родителями плыли в турне по Волге на теплоходе. Там в один день погода была очень плохой, организаторы предложили показать всем то, что они умеют. Кто-то начал стричь, кто-то - диски качать, кто-то – проводить азартные игры. Когда мы думали о проекте, я вспомнил эту игру, и мы решили, что нужна бизнес-игра. Мы загорелись идеей, потому что понимали, что нам осталось учиться всего год, непонятно было, куда нам поступать. Выходит, в первую очередь мы придумали проект для себя, чтобы разобраться.
  • Игру предваряли в течение полугода обучающими мастер-классами, чтобы ребята могли выбрать профессию по душе. Наступала декада затишья, когда 10 дней перед игрой команды готовили бизнес. И потом начиналась игра, во время которой в школе начинали работать полноценные компании, кафе, рестораны… 
  • А в детстве ты был непоседливым?
  • Мне все время что-то надо было, я был любознательным. Родители со мной занимались. Я сначала хотел быть футболистом. И отец придумал, как можно играть в футбол. У нас было большое крыльцо у дома, оно становилось воротами для игры. Мы вставали друг от друга на расстоянии 10-12 метров, один на воротах, другой пробивал штрафные. Главным условием было, чтобы мячик катился по земле. Когда он катится по земле, я его слышу. И так каждый бил по 15 ударов. Мы строили таблицы – ЦСКА, «Динамо», «Реал Мадрид», у нас была целая система.
  • Потом пошли тренировки. 10 лет, пока учился в школе, прозанимался на профессиональном уровне в сборной России по голболу. Это гандбол, но только для слепых. Играют в большие ворота размером до 9 метров, у мячей внутри колокольчики, чтобы его слышно было. Задача закинуть мяч в ворота, а противники мешают, как могут.
  • В школе я вкладывался в спорт и учебу, была и первая любовь. С 14 лет с друзьями стали гулять за пределами школы, вместе кататься на рок-концерты (смеется).
  • Молодежные рок-группы или профессиональные на гастролях?
  • На гастроли тоже. Есть такая группа «Люмен», у них песня «Гореть» и мы по ней фанатели. Я помню, мы пришли на их концерт и я в первый раз попал на слэм. Мне очень понравилось, мясо, вообще классно! Я сначала потихонечку, а потом уже просил, и меня друзья раскачивали и закидывали в центр прямо. Шикарно! Хоть и не видно, но мне нравилось. Остальные, правда, шарахались, а мне нормально.
Детство наощупь
  • А родителей не пугают такие приключения?
  • Уже привыкли. Говорили, что может не надо, трудно. Но потихоньку мы нашли общий язык. В 16 лет, после знакомства с «Белой тростью», я понял, что надо учиться жить самому. У родителей нет задачи, например, научить тебя готовить, им легче, чтобы мама быстро приготовила и всех накормила. И вот я пришел на кулинарный клуб, где кашеварят слепые повара, Рита, руководительница, учила меня отбивать куриную грудку и в этот момент мне пришла мысль, что надо квартиру снимать. До этого я собирался ехать домой к родителям после окончания 12 класса, они живут в Ханты-Мансийском автономном округе.
Главное в футболе было, чтобы мячик катился по земле. Когда он катится по земле, я его слышу
— Лес.медиа
— les.media
  • А почему ты попал в школу так далеко от дома?
  • Когда я был в детском саду, пошла мода на аддаптивных психологов-реабилитологов. Нам посоветовали ехать в Пышму, в СССР школа была лучшей. Нас приняли по-доброму, директор обогрела, решила вопросы с финансированием, которые возникли, потому что я был из другой области. Они тогда строили комиссию и сказали, что если ребенок покажет себя как смышленый, то возьмут. Начался экзамен. Единственный предмет, который я не угадал – это баклажан. Яблоки, груши, бананы – это все понятно, а когда мне дали в руку баклажан, спросил только «Это что такое?». 
  • Кем работают твои родители?
  • Медики. Мама в Доме ребенка, отец – инфекционистом в больнице.
За успехи Владимир был награжден на церемонии "Горячее сердце"
  • То есть они профессионально занимались твоей адаптацией.
  • Я бы сказал, что интуитивно.
  • В принципе, у меня жизнь до 5 лет из-за болезни вообще выпала. Поначалу родители просто делали все, чтобы хоть как-то скрасить эту больницу. Что там можно делать? Только играть, книжки читать и раскраски красить. Раскраски сразу отпадают, это понятно. Играть? Я играл в города, в 4 года выучил все столицы Европы, знал очень хорошо географию, потому что из отца вытянул все, что он мог рассказать. А мама читала мне книжки, если лежала со мной. Потому что от операционной до операционной надо было как-то жить. А жить было достаточно трудно, поэтому мы читали книги.
  • Ты потерял зрение из-за этой болезни?
  • Родился со зрением, но так никогда и не видел, потому что потерял его практически в бессознательном возрасте. Сначала один глаз потерял, в полтора-два года - второй. У меня никаких воспоминаний нет. Все из-за болезни.
  • Детство ты провел в школе-интернате для слепых. А сейчас больше друзей среди здоровых или инвалидов?
  • Здоровых. Много знакомых появляется на «Деловом городе». В Пышме власти нам разрешили его проводить по всему городу, в результате игры я нашел много друзей и познакомился со своей будущей девушкой. Это было год назад, а сейчас мы вместе живем, учимся. Она изучает медицину, учится массажу. Родители помогли купить в Екатеринбурге квартиру, так что все хорошо.
  • А как инвалиду стать активным?
  • Самое важное, начать двигаться. Избавляться от барьеров и страхов, причем радикально. Боишься ходить с белой тростью – надо идти с белой тростью. Боишься говорить перед публикой – надо говорить перед публикой. Я раньше до обморока боялся сцены. Однажды пришел с идеей «Города» к «Белой трости», предложил, мне говорят: «Отлично, через 2 недели «Иннопром», там и представишь». И пришлось выступать в зале на 500 человек. Но только так и надо. И еще очень важно иметь мечту, а лучше несколько и в разных отраслях – в семье, учебе, работе. Это хорошо, когда мечты превращаются в цели, а цели – в настоящее. В такие вещи, которые можно потрогать руками.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...