Репортажи

Разговор с терапевтом

Как сделать общение с врачом максимально продуктивным? 
12.12.2016
Пожалуй, любому человеку время от времени приходится заботиться о своём здоровье. Редакция «Настоящий Репортаж» решила выяснить, существуют ли в сфере медицины негласные правила поведения, упрощающие общение врача с пациентом и делающие тем самым лечение более эффективным.
Совместная работа над собой
— «Опять обманули.. Опять пытались развести...» — ворчит пациент, выходя из кабинета. А через неделю приходит и виновато говорит: «Мне стало легче. Что там надо было еще сделать?». 
Негативно настроенные пациенты встречаются, рассказывает Валентина, врач-терапевт с двадцатипятилетним стажем, статная высокая женщина, чертами лица напоминающая Марлен Дитрих. — Иногда так и не удается человека полностью убедить, что какие-то вещи назначаешь не по злобе душевной, а просто потому что они необходимы.
Уверенная улыбка Валентины не позволяет поверить, что кто-то может подозревать её в злом умысле. Мы сидим в её кабинете, окнами выходящим в светлый двор Васильевского острова.
— Предвзятое отношение к медицине во многом берется из-за шумихи в СМИ. – Объясняет она и улыбается снова. — Как же: все педагоги – педофилы, врачи – убийцы и так далее. Особенно достается бесплатной медицине. В государственных клиниках доктора вынуждены принимать больных за рекордно маленькое количество минут, так как продолжительность приема строго регламентирована. Там все определяется экономическими составляющими, и, в результате, врач кажется бездушным. Поскольку я работаю в частной клинике, у меня есть возможность уделить каждому пациенту необходимое количество времени. Но нельзя забывать, что любое лечение – это совместная работа. — Заключает она.
— Во-первых, при подготовке к визиту пациенту нужно четко сформулировать жалобу. Можно даже в письменном виде. Иногда просто удивительно бывает, как от растерянности, «эффекта белых халатов», человек рассказывает о гораздо менее существенной проблеме, чем собирался. Шел из-за боли в животе — пожаловался на бессонницу, — усмехается Валентина.
— Во-вторых, на визит обязательно приносить с собой всю медицинскую документацию, которая накопилась за жизнь. Это позволяет врачу быстрее сориентироваться и более эффективно продумать диагностический план. Бывает еще, что готовясь к визиту, пациенты смотрят информацию в Интернете. С одной стороны, я считаю такую тенденцию положительной, так как она означает, что современный человек становится требовательнее и стремится лучше понять свой организм, что в идеале может повысить взаимный тонус врача и пациента. Но, с другой — нужно иметь ввиду, что многие медицинские сайты создаются с коммерческими целями, и их задача не столько правдивую информацию предоставить, сколько накидать ключевых слов и перемешать их с рекламой. Так что, зачастую, основываясь на непроверенных сведениях, люди только удлиняют себе процесс лечения, заставляя врача потом помногу раз объяснять, почему в интернете было написано так, а на деле обстоит совсем иначе.
— То есть можно сказать, что от поведения пациента зависит желание помочь ему в большей или меньшей степени?
— От поведения может зависеть только скорость. Это как и в обычной жизни. Вот идешь по улице – человек упал. Ты же не будешь думать, как он себя при этом вел, ты ему даже ничего не должен, но подняться поможешь. В некоторых ситуациях люди настолько растеряны, что иногда даже бывают агрессивны. Просто в силу того, что не знают, как себя вести. Так же, когда ты находишься внутри медицинского учреждения: есть функциональные обязанности, однако ты понимаешь, что если сейчас не посидишь с человеком и не подержишь его за руку, то будет хуже.
Валентина задумчиво отводит взгляд, вспоминая подобные случаи.
— Больной, например, сорокалетний мужчина, только что получил инфаркт миокарда. Он вообще не понял, почему вчера скакал на коне, а сегодня лежит голый в реанимации, а вокруг него какие-то фигуры в халатах снуют. Он может пытаться убежать и ругаться, а ему противопоказано так себя вести, потому что от этого увеличится давление или сердцебиение участится. Здесь обязательно требуется особое внимание.
После небольшой паузы Валентина добавляет:
— И дело не в том, насколько тебе интересен пациент, интригует тебя его случай или нет… Хотя лично я такой человек, которому искренне интересен каждый. Но для врача это не обязательно. Дело в том, насколько ты профессионален. Профессиональный врач своей целью всегда окажет максимально эффективную помощь тому, кто к нему обратился.

Александра Казаковцева, Санкт-Петербург
Валентина Кобанова, врач-терапевт
Всем нужна чудодейственная таблетка «От всего»
Несмотря на небольшую очередь у кабинета, ждать пришлось несколько часов. Наталья Лебедева, врач-терапевт с тридцатилетним стажем, работает с пациентами дольше обычного.
– Когда вы приходите к доктору, надо максимально полно описать возможную причину, по которой вы могли заболеть. Часто люди сами не догадываются, чем может быть вызвано недомогание. Нередко оказывается, что у пациента более серьёзные проблемы, чем он думает. Например, простуда, от которой изначально лечили, дала осложнение из-за хронического заболевания сердца. О непроходящих или тяжелых перенесенных заболеваниях, об аллергиях всегда нужно говорить. – Рассказывает врач, лишь изредка отрывая взгляд от монитора. Дел много: одновременно она работает над отчётом.
– Вспомнить всё? – Уточняю.
– Детали очень важны. Стоит достать из памяти даже мелкие переживания, изменения в рационе питания, образе жизни, переезд, смену места работы.
– А кто более открытый в общении с терапевтом: студенты или пенсионеры?
– Студенты любят скрывать про себя информацию или, наоборот, преувеличивают, чтобы на физкультуру не ходить. Я очень переживаю за девочку, которая тут была перед вами. У неё обнаружили злокачественную опухоль. Девчушка молодая совсем, не знает толком, как вести себя на приеме у врача, что говорить. И получается, что за 30 минут я должна полностью проконсультировать её по поводу госпитализации, объяснить ей всё, успокоить. Это опять же психологическая работа. А пожилые люди любят говорить не по делу или хотят один рецепт от всех болезней. – Вздыхает врач.
– Следите за судьбой пациентов?
– Бывает. – Кивает Наталья. – Когда человек идёт на контакт, стараешься помочь ему всеми силами, даже если это не в твоей компетенции. Вот, например, девушка сегодня приходила за справкой. Жалко её, потому что со зрением шутки плохи. Она спортсменка, а каково ей без спорта будет? Стараюсь помочь изо всех сил. Часто приходят ко мне ребята восемнадцатилетние с психологическими проблемами: только переехали, нет друзей... Или есть, но такие же юные.
– А почему к вам идут?
– Потому что не знают, к кому обратиться. Я с ними беседую, назначаю встречи без записи или в конце рабочего дня. Конечно, я не психолог и не психотерапевт, но стараюсь помочь, чем могу. Иногда назначаю успокоительные травы или прошу преподавателей не нагружать их сильно на учебе. – Смеётся Наталья Ивановна.
– В чём заключается секрет успешной терапии? – Спрашиваю.
– Быть готовым к изменениям в своём образе жизни. Чаще всего люди приходят, чтобы получить рецепт на чудодейственную таблетку «от всего». Все пациенты такие. Почти все. – С грустью добавляет после паузы. – Нужно понимать, что успешная терапия – это еще и правильное питание, физические нагрузки, психологическое здоровье. Только тогда лечение будет успешным.
– Когда работа приносит вам радость?
– Определенно, когда видишь результат. Когда пациенты приходят и благодарят. Порой огорчаюсь, если они не слушают моих советов. Ведь бывает, что человек не настроен на плодотворное общение с терапевтом: очередь, день не задался, утром пришлось рано вставать, неделя трудная. С женщинами в определенные дни месяца трудно разговаривать. А, может, я просто не нравлюсь как человек. Что поделать, все мы – люди. У всех могут быть проблемы. Я – обычный врач, и должна помогать всем. Нельзя мне злиться. Профессия у меня такая.

Юлия Стасишина, Санкт-Петербургский многопрофильный медицинский центр
Свежий взгляд
Сергей Коковцев – начинающий терапевт. Заканчивает медицинский по профилю «лечебное дело». За плечами молодого специалиста несколько врачебных практик и возможность рассказать о профессиональном опыте коллег.
– Сергей, как вы считаете, каким образом пациент уже на первом приеме упростить задачу себе и специалисту?
– Врач знает, что нужно спрашивать. Главная задача пациента - чётко отвечать на поставленные вопросы, не воображать и не домысливать, равно как не стеснятся и не приуменьшать. Идеально будет точно вспомнить, когда и с чего началось заболевание, детально вспомнить каждый момент… – Врач молчит несколько секунд и продолжает уже с большей уверенностью. – Главное при посещении доктора – забыть о том, что ты «гордый птица орёл» и не орать о своих правах. Врач и сам этику и деонтологию хорошо знает, а загибание пальцев веером делу не помогает. – Сосредоточенно объясняет Сергей.
– Сереж, а бывают ситуации, когда поведение пациентов мешает врачу поставить правильный диагноз?
– Пациенты постоянно пространно описывают свою жизнь, которая никак не относится к болезни. Хотя это не проблема: пока пациент порет чепуху, можно подумать над диагнозом, поэтому мы им не мешаем. – Смеётся доктор. – Но вот забыть время начала болезни и ключевые симптомы – это прям «тяжкий грех». Или когда у пациента спрашиваешь, нет ли у него хронических заболеваний, он говорит, что нет, а потом замечаешь у него помпу на животе. «Что это такое?!» – Удивляешься. «А, так это инсулин, от диабета». – Слышишь в ответ.
– А были в вашей врачебной практике случаи, когда вы помогли человеку больше, чем того требовали правила?
– Основная задача врача – лечить, и он это делает. – Утвердительно кивает начинающий врач. – В помощи в личных делах никто на моей памяти не оказывал. Хотя вот в практике одного моего знакомого гинеколога из Череповца есть особенность: даже вне приёма она звонит и интересуется состоянием пациентов, бесплатно корректирует назначения и не вызывает на платный приём без надобности. В отделении челюстно-лицевой хирургии в Александровской больнице мне честно признались, что нарушают правила, чтобы доставать пациентам нужные лекарства. – Одобрительно подчеркивает Сергей.
– Как Вам кажется, врач может испытывать к больному симпатию или сострадание?
– Есть у меня к ним сострадание или нет – не имеет никакого значения. Прежде всего, задача врача – работа, а работу нужно выполнять качественно. Тогда она принесёт результат, что бы я про пациента ни думал. Эмпатия в таком деле – балласт. Помочь больному не из чувства сострадания, а из профессиональной ответственности – вот принцип работы настоящего врача. Впрочем, никто не мешает использовать психологические приёмы для создания близкого эмоционального контакта с пациентом, что опять же помогает основной цели. Но врач при этом лицемерит, клянусь, и с этим следует смириться.

Нина Гончаревская, Санкт-Петербург
«Главное – точность!»
Женщина в белом собрала в пучок темные локоны, спадавшие на на стетоскоп, и улыбнулась: «Какая встреча!»
Узнала! Ответный «смайл» не заставил себя долго ждать.
Перебравшись на новое место жительства, я не успел зарегистрироваться в поликлинике и неожиданно заболел. На приём необходимо было попасть скорее, чем срочно. Тем не менее, талон удалось получить лишь спустя неделю, но и тогда персонал не горел желанием связываться с не числящимся нигде пациентом. В конце концов, в обход бумажной волокиты меня вызвалась принять молодая дежурный врач. Она выяснила, что меня беспокоит, назначила анализы и предварительное лечение. Мягкий учтивый тон и разборчивый почерк выгодно выделяли её на фоне специалистов, с которыми мне доводилось сталкиваться на протяжении жизни. Поэтому, когда встал вопрос о поиске дельного доктора, я, не раздумывая, отправился ней.
– Всегда надо детально описывать жалобы и связывать их с какими-то сопутствующими факторами: стрессом или с питанием, например. – Объясняет Анна, недавняя выпускница меда, расставляя в воздухе ручкой невидимые пометки.
– Были ли у вас пациенты, которых вы лечили больше, чем это было предписано правилами?
– Конечно же. – Удивлённо кивает. – Бывали случаи, когда человек приходил с одной проблемой, назначались определённые анализы крови, чтобы выявить сопутствующие заболевания, и обнаруживался сахарный диабет. Хотя пациент даже и не задумывался об этом! – Разводит руками доктор. – Приходится наблюдать дополнительно, какие-то советы давать. Не за деньги, конечно. Посредством разговоров выявляем проблемы и понимаем, какие есть симптомы и с чем их можно связать, с какими заболеваниями. Стараюсь как можно больше общаться с пациентами. Хотелось бы отметить, что на предыдущий приём к Анне я попал несмотря на то, что мой адрес она не обслуживает. Сказала «С историей вашей уже знакома, давайте ко мне». Интересно, а можно такого доктора вообще настроить против себя?
– Чего людям точно не стоит делать во время приёма? – Спрашиваю.
– Давить на врача не следует, самому назначать себе лечение и какие-то анализы тоже не нужно. Врачу надо дать свободу действия, чтобы он понимал, что для чего делает и как дальше лечить пациента. Ну и, повторяюсь, чтобы пациент свои мысли и жалобы детально структурировал. Чтоб дома подумал, на чём лучше делать акцент для доктора, чтобы понимать от чего и что происходит. Половина постановки диагноза – это симптомы человека и то, как он о них рассказывает. Если он грамотно их изложил, то половина диагноза будет готова. Несмотря на все анализы и обследования.
Договорив, Анна выпорхнула из холла, где мы беседовали, и пошла к своему новому пациенту, за которого я полностью спокоен: он будет здоров.

Николай Авраменко, Санкт-Петербург
Материал подготовлен творческой мастерской «Настоящий репортаж». Полный текст можно прочитать здесь: http://les.media/articles/364380-razgovor-s-terapevtom-for-landing.
Материал подготовили Варвара Попкова и Дарья Васильева

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...