Репортажи

Оказывается, главное – это хлеб и вода

В прифронтовом поселке Еленовка уже год не работает водопровод.
Воду жители берут из окрестных колодцев и ручьев
03.11.2016
– Если бы мне кто-то раньше сказал, особенно когда готовились к Евро-2012, что через несколько лет я буду жить как в каменном веке, я бы рассмеялась, - говорит жительница Еленовки Марина. – Мы тут уже скоро одичаем, ванна – это уже как рай. В том году немножко включили воду, так – даже бомбежки, страх, а такая радость, что вода есть! Пусть она хоть ржавая, но она есть. А в этом году ее нет вообще.
— Лес.медиа
— les.media
До войны Еленовка считалась местом отчасти даже престижным. От границы Донецка до нее меньше десяти минут езды по широкому, почти европейскому шоссе. Дорогу реконструировали к Евро-2012. Большинство дончан по пути к Азовскому морю проскакивало этот населенный пункт, не останавливаясь, иногда даже не сбавляя скорость. Некоторые обзаводились здесь дачкой, а то и целым хозяйством, что делало местные цены на недвижимость и землю сопоставимыми с окраиной столицы Донбасса. 
 
Марина, в прошлом менеджер по продажам. Называя свою прошлую должность, она как будто это обязательно добавляет: «в крупной строительной компании». С началом войны вернулась в село. Родила дочь и теперь на один только уход за ребенком ей требуется не меньше пятидесяти литров воды в сутки: постирать, помыть посуду, прибрать в детской и выкупать самого восьмимесячного малыша.

– Мало того, ушла вода из колодцев и скважин, – продолжает жаловаться Марина. - Бомбили сильно, вот вода и ушла. Мы через огород ходили к бабушке брали воду, а летом и там не стало. Я, правда, сейчас дочкины вещи стираю в воде из дождевой ямы, но придет зима, и вода уйдет и оттуда. Где ее взять? У отца - онкология, он таскать тяжести не может. А мы с мамой сколько сможем принести? Раньше Костя носил - по пять ходок с двумя ведрами в день к кринице делал. Но Костя погиб…

Для семьи, состоящей из двух женщин, младенца и больного старика, жизнь в Еленовке – все равно, что жизнь в пустыне. До криницы, а точнее слегка облагороженного ручья, от дома Марины полтора километра по грунтовке и тропинке. Уже с первыми серьезными дождями километры станут непроходимыми. Магазин неподалеку, в котором летом можно было купить привозную питьевую воду, закрыт. Бойко работают только придорожные магазинчики. Но там дорого. А лишних денег нет.
Сегодня Еленовка крайняя точка республики, со всеми вытекающими последствиями. По шоссе уже никто не несется. Шоссе на Мариуполь превратилось в тупик. Система блок-постов, шлагбаумов и таможен разрезала трассу на две половины. Еленовка теперь – пограничный пункт.
Правая сторона дороги плотно заполнена очередью из автомобилей, выезжающих на украинскую сторону. Судя по выражению лиц водителей и пассажиров, они - совсем не те беззаботные отпускники, которые когда-то спешили по этой дороге  к морю. В конце апреля Еленовку в очередной раз обстреляли. Попали в людей, спавших в автомобилях в ожидании открытия КПП. Тогда погибли пятеро, среди них  – беременная женщина. С тех пор на церквушку, стоящую справа от дороги, с надеждой в глазах и просьбой о защите посматривают многие.
С недавних пор Еленовка – Ленинский район Донецка, но городскими жителями сельчане себя не ощущают. Обеспечить элементарные социально-бытовые нужды людей оказалось значительно сложней, чем переподчинить поссовет республиканскому центру. 

Вдалеке слышится хлопок. От Еленовки до украинской армии - считанные сотни метров. Мины, а порой и снаряды летят с той стороны регулярно. Но в новости село попадает не так часто, как Зайцево или Октябрьский. Хотя война здесь такая же, как и там. Обстрелы немного стихли в начале осени, но на днях возобновились с прежней силой. 
– О, минский договор, - комментирует далекий взрыв собеседница. - Там в Украине не найдут общего языка, а насосная стоит. Говорят, все есть, а воды нет. Поссовет платит, так в школу, садик, тубдиспансер бочками с Докучаевска возят. По улицам тоже возят, но по чуть-чуть, и не дождешься. Больные в магазин ходят, воду покупают, родители в садик воду носят, чтоб у детей было.
— Лес.медиа
— les.media
ОБСЕ наведывается в Еленовку регулярно
Работы в Еленовке, считай, нет. В Донецк тоже ездить могут не все. Кто-то перебивается случайными заработками, кто-то небольшим бизнесом, рожденным новыми обстоятельствами – продает места в очереди на КПП. Но в основном местное население выживает благодаря натуральному хозяйству, но и для огородов нужна вода.

– У мамы пенсия тысяча семьсот рублей, и я получаю на ребенка тысячу семьсот, еще и у отца пенсия - две тысячи. Деньги все уходят на больницу и ребенка. От Ахметова гуманитарку получаю. Без хозяйства здесь не выжить, а ведь и в хозяйстве нужно не мало воды, - приводит нехитрую калькуляцию расходов семьи Марина. - Вот мы здесь живем – лишь бы не стреляли. И на эти деньги выкручиваемся, но я теперь понимаю, что главное в жизни - это хлеб и вода. Вода! А ее нет.

– Чтоб поливать огород, надо нанимать машину и везти воду со ставка. Скотине и птице тоже вода нужна. А так выходит дороже, чем на рынке, - вторит словам своей молодой соседки Ольга Ивановна. – Дождей летом не было, так ничего и не уродилось, а что родилось, то посохло.

Без работы и подсобного хозяйства ни жить, ни восстанавливать жилье самостоятельно не получается даже у самых предприимчивых сельчан. Валерию, бывшему водителю донецкого завода «Норд», до пенсии не хватило буквально трех лет стажа. Но в связи с войной, его место на заводе сократили. 

– Кручусь якось, хорошо машина есть. Уголек на зиму купил, дали бы хоть брезента крышу покрыть. Как зимовать будем – не знаю. Уже считай два года дом стоит, ни перегородок, ни крыши, ничего. Со всех сторон тогда летело, - рассказывает он, дозаправляя чем-то из полуторалитровой бутылки грязно-зеленую «Волгу». Благодаря неказистому авто мужчина считается в селе чуть ли не зажиточным. Именно «Волга» кормит его семью, вынужденную жить в полуразбитом доме.  
Воду в дома жители Еленовки возят в бидонах
По словам Валерия, во время активных боевых действий, пострадала насосная станция, расположенная на украинской территории. Станцию «размародерили» и второй год не собираются чинить. Международные миссии Еленовку конечно, посещают. Но гуманитарной обстановкой интересуются слабо. По крайней мере, призывов к Киеву дать воду в Еленовку в официальных заявлениях не слышно. 

– Вода к нам идет со стороны Волновахи. Под Новотроицком насосная, повышающая давление, так там опоры лежат. И с ДТЭКом связывались, и с Мариуполем. Давление до Докучаевска добивает, а дальше не хватает, - рассказывает Валерий. 

Сельчане говорят, что нужный для восстановления работы насосной кабель местные власти даже передали на ту сторону, но выполнять действия по подключению там никто не спешит. Разные страны, разные люди. Когда-то была у них общая земля, общая вода. Теперь – нет.
- Уже месяц или полтора лежит кабель – прямо возле КПП. …Вот так и живем - с сухими колодцами, с пустыми трубами, и с «Минском», который бахает.
— Лес.медиа
— les.media
Такие ручьи и криницы - единственный источник воды для жителей Еленовки
– А что, я с вами поговорю, и в Еленовке вода появится? - женщина за шестьдесят в линялой куртке и спортивных штанах набирает воду в старые пятилитровые бутылки у криницы. Это - Ольга Ивановна пенсионерка. После двух лет жизни на линии фронта не слишком-то она и верит в силу обещаний. Разговаривает, как и все тут - мешая русские слова с  украинскими.  – Как мы здесь живем? В двух словах - постель у подвали не вбиралы. У меня муж парализованный, не ходит, не балакает, три инсульта. Газа нема, воды нема. У мене в колодци питьевая вода была, сорок лет была, а теперь высох. У соседей вода есть. Воны уехали, а колодцем пользоваться разрешили, но вона в них соленая, и за питьевой йду сюды. В тачку баллоны поставлю и тягаю. Чем вы можете мне помочь, ну, чем?

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...