Наверх
Из портфолио

Южные Курилы: остров Кунашир

проект "Крайние Земли"
10.06.2019
С 2005 года, как автор, работаю над проектом "Крайние Земли": экспедиции на Чукотку, север Камчатки, Ямал, Красноярский край, в Якутию и на Дальний Восток. На Южных Курилах прожил в общей сложности более полутора лет, материал сложился в самостоятельную работу. 
Южно-Курильск наконец-то стал меняться - на Океанской сносят старые двухэтажные домишки с печным отоплением
Хоккайдо и смс на телефоне – «здравствуйте! Рады вас приветствовать дома!» - рассказывают местные южно-курильчане – приходит каждый раз, как только оказываешься на «японской» стороне – при восхождении на вулкан Менделеева. В такой период советуют отключить свой мобильный, чтобы избежать роуминга – телефон оказывается в зоне действия Японии и тарификация осуществляется так, словно вы оказались за границей.
На 13 километре и в окрестностях озера Лагунного (Лагунка) ничего подобного не происходит – хотя Япония и Хоккайдо – вот они - на расстоянии вытянутой руки (в районе 13 километра эта дистанция самая минимальная – 14 километров отделяет побережье российского Кунашира от японского Хоккайдо в виде морского пролива. На противоположной стороне в Японии расположен город – N. Ночью, как рассказывают южно-курильские дачники, живущие на «японской» стороне, видны городские огни, иллюминации, движущиеся автомобили.
Вулкан Менделеева на закате - подобные картины открываются каждый раз перед курильчанами в хорошую погоду. В непогоду вулкан нередко закрыт облаками.
Безвизовый обмен

На Южные Курилы каждый год приезжают японские делегации – несколько за сезон. В составе японской делегации, что на Итурупе, что на Кунашире, присутствуют бывшие жители Южных Курил – в послевоенный период, как правило, еще дети (10-12 лет), они целых три года жили «при Советской власти», учили вместе с солдатами русский язык (многие помнят до сих пор отдельные слова и целые выражения), питались вместе с русскими. Было ли какое-то сожаление по поводу утерянной территории? Один из японцев признался, что сожаления не было: «мы же проиграли эту войну». Для чего нужны подобные акции японцам, объяснили уже современные русские – японцы со своей стороны активно используют «карту» северных территорий в своей политической игре, со стороны русских интерес не менее острый – безвизовый обмен позволяет курильчанам посетить Японию – поправить свое здоровье, отдохнуть, приобрести бытовые товары для своих жилищ. Не маловажным остается тот уровень гостеприимства, которым в подобных случаях японцы окружают русских гостей во время краткосрочных визитов, при этом медицина и сервис оказываются абсолютно бесплатными. В некоторых случаях японские медики берутся за решение тех проблем, с которыми российские в условиях островов справиться не в состоянии. Безвизовые обмены получили свое начало в 1992 году, и к концу 2017го года статистика такова: 21 тысяча японских граждан посетила Южные Курилы, девять тысяч российских граждан побывали в Японии. Третьей составляющей гуманитарной российско-японской программы является добровольное изучение японского языка. Государственная программа, в ходе которой на острова прибывали профессиональные педагоги, как правило, на один месяц и регулярно проводили занятия для всех желающих российских курильчан. Ажиотажа не было ни в первые годы, ни в последующие. Группы от трех-пяти до 10-20 человек стали основой этой системы. История с изучением продолжалась вплоть до нынешнего года. В семнадцатом году японских преподавателей на острова не пустили, формальным поводом оказался сверхнормативный японский багаж. 
Одним из заметных бонусов для русских людей, изучающих японский язык, стала программа посещения Саппоро, бесплатное проживание и обучение в течение целого месяца для группы из двадцати человек. Поинтересовался у отъезжающих, существует ли ажиотаж в рамках этой акции или большая конкурсная программа? Оказалось – нет. Обучение построено таким образом, что японский язык действительно приходится учить и учить на протяжении целого дня, потому обучающимся южно-курильчанам увильнуть и расслабиться не удается. В Японию едут действительно те люди, которые желают что-то узнать о восточной культуре и языке, таких немного.
Аэропорт Менделеево на Кунашире впервые принимает японских гостей, прибывших на остров на самолете.
Японцев доставил на остров самолет российской-авиакомпании «Аврора», зафрактованной для этой миссии. Две равнозначные группы были завезены – на Кунашир и Итуруп. Ночевка на островах не была запланирована, но дальневосточная погода, как водится, внесла свои коррективы – опустился туман – внезапный и густой – и стало понятно, что о вывозе японцев не может быть и речи: рисковать в такую погоду пилоты просто не станут. Вылетевшую с Итурупа группу перенаправили в Южно-Сахалинск, а кунаширскими японцами заполнили все пространство в японском же Доме дружбы, обеспечив на сутки работой местных поварих. Японцы пили пиво, вино, разобрали зубные щетки и пасту, приобретенные местной администрацией, на всю ночь, изменив правила местного проживания: администратор в Доме дружбы, оставила открытыми входные двери. «Все равно придется открывать, поскольку те постоянно ходят с включенными камерами и будут только возмущаться». Русские не возмущаются, к слову сказать и для них входная дверь ровно в полночь закрывается.
Российско-японский Дом дружбы, японские традиции
Японский старожил

В Советском Союзе он побывал лишь однажды – с краткосрочным визитом прилетел в Москву. Что запомнилось? Запомнил Ленина – название на русском языке теперь, по прошествии времени, вспомнить и выговорить так и не смог. Он только спросил: "Ленин лежит до сих пор на вашей площади? Удивительно!"

Его родители работали на консервном заводе, с третьей попытки пожилой японец произносит сложно-сочиненное русское - «двести двадцать человек детей». Ровно столько жило на тот момент в Южно-Курильске – в японском поселении. И в который раз признается, что слишком много времени прошло, и он очень старый, чтобы вспомнить русские слова…Но проходит минута, другая и мужчина снова переходит на русский язык. И не только он один.
Дальневосточный гектар на вулкане

На Кунашире в первый же день своего приезда познакомился с московским бизнесменом по имени Андрей. На вулкане Менделеева у Андрея оформлен в собственность дальневосточный гектар и эта поездка первая в его жизни на столь отдаленную российскую территорию, ознакомительная. Интересуюсь – как выбирал себе земельку? Отвечает – на глаз, по карте.
Посещение острова для новоявленного владельца оказалось связано с личным душевным потрясением (Тихоокеанское побережье и действительно первозданная природа перевернули душу Андрея), и скромными неприятностями в связи с присутствующими ограничениями для передвижениями в пограничной зоне для российских граждан. 
Пограничную зону на южно-курильских Итурупе и Кунашире сняли только в 2017 году, и свободными оказались лишь центральные поселения – Курильск на Итурупе  и Южно-Курильск на острове Кунашире, и дороги в направлении аэропортов – в Ясное и в Менделеево. Чем вызваны подобные изменения, на самом деле непонятно и требуют разъяснения. Зоны наиболее благоприятные и интересные для туристов находятся на приличном удалении и для их посещения требуются специальные пропуска. Большая часть территории расположена на территории государственного заповедника, то есть, там нет никого, в том числе и военных, но проход и на эту территорию, фактически туристическую зону, контролируется военными, а потом уже заповедником.
Сами военные признаются, что изменения не способствуют привлекательности мест и вносят неразбериху и неудобства для вновь приезжающих, но мало информированных граждан. И ситуация, когда гражданин становится нарушителем по причине минимального и абсолютно не принципиального нарушения (шаг в сторону с дороги в направлении аэропорта Менеделеево «за цветком» - уже является нарушением, поскольку свободной от погранзоны остается только проезжая дорога). Приехать на Кунашир, не дождаться своего пропуска, не распространенная, но и реальная практика - признаются военные. Причина вполне объяснимая - жить в Южно-Курильске в ожидании пропуска целый месяц не готов ни один нормальный турист.
Вместо того, чтобы развивать туризм и интерес к собственной стране, либо строят заборы и обносят колючей проволокой, либо не спешат эти заборы сносить.

С Андреем случилась точно такая же ситуация – не обремененный точными знаниями куда можно, куда нельзя, на своей российской же территории был задержан пограничниками в расположении Лагунного, и подвергся административному наказанию, хотя и не суровому. 
Большая часть Кунашира закрытая пограничная территория, указатели на острове стоят практически повсюду
Немного истории

На Южных Курилах я побывал последний раз в 2010 году. Изменилась система контроля, изменилась инфраструктура островов, транспортная система стала, по всей видимости, налаженной и отработанной. Южные Курилы в 90-х и 2000-х переживали не самые лучшие времена: бюджетные деньги до островов не доходили, и как признавались местные жители, оседали на Сахалине. Восстановление инфраструктуры и реальное строительство началось только с третьей программой после 2010 года. Но точку зрения, что большие деньги пошли на пользу и на действительно развитие островов, на самих Южных Курилах разделяют далеко не все и вполне оправданно: страдают не только люди, страдает дикая природа.
Центральная площадь в Южно-Курильске и классический вариант с бюстом покойного вождя и традиционной искусственной елью. Своего восточного лица у Южно-Курильска фактически нет - новоделы в этих местах только новоделами и остаются.
Курильский фермер

Он говорит, что кормит своим трудом примерно тридцать семей в Южно-Курильске, то есть, пусть будет сто человек. Это его возможности. Есть конкуренты, но про конкуренцию фермер предпочитает не говорить. Правила? Здесь они различаются – кто-то рискует больше и предпочитает платить штрафы за нарушение закона, кто-то, как он, каждое утро грузит свою продукцию в автомобиль и отправляется на местный рынок и полдня проводит в ожидании покупателей. После запрета покупки молочной продукции детскими учреждениями (средняя школа, детский сад) проблем стало значительно больше, снизились объемы реализации. Следующим шагом стала ликвидация ИП. Без поддержки государства, которая была предусмотрена государством, но игнорировалась, выжить в современных условиях на островах непросто. Дорогостоящая техника, закупка корма для скотины, а теперь еще и проблемы с реализацией – тот существенный перечень, который значительно усложняет фермерскую жизнь. 
Тайфун на побережье - типичная осенняя картина и горизонтальный дождь с ветром, от которого спрятаться практически невозможно
Непогода

Нет электричества и с океана затянуло-накрыло «шнягой» по меткому выражению инспектора Андрея Архангельского. Погоды действительно с утра нет – идет дождь, юго-западный ветер натянул на остров непогоду. Мокнуть не хочется – в местных условиях высушиться практически невозможно и одежда-куртка - все сохнет сутками. Самый распространенный способ просушки на острове – постиранное белье развешивают прямо на улице. Ветреная и солнечная погода процесс обезвоживания ускоряет. Кунашир по первому впечатлению остров чистого домашнего белья. Простейшие конструкции с развешенными постиранными вещами в хорошую погоду можно встретить практически в каждом южно-курильском дворе.

Живу в одном из крайних в поселке домов. Конструкция здания и его местоположение не предполагали (двухэтажное строение) подключения к центральному отоплению (нет тепла и нет горячей воды, но установлен титан). В каждой квартире стояла печь для обогрева. Соседи по этажу ежедневно выносят золу. В нашем же жилище (напополам с Архангельским) новые русские постарались – облагородили жилую территорию евроремонтом и удалили пролетарское излишество – печь, сами же слиняли на материк. Теперь в квартире тепла нет, в ванной из-за непреходящей сырости буйным цветом цветет настенный-напольный грибок. Андрей в зимний период обогревает жилище масляным калорифером, в осенний беспокойный период старается экономить.
Приезжие и местные жители во время отлива копают лопатами на тихоокеанском побережье спизулу - морского моллюска 
Сытая жизнь 

 Местная сытая жизнь – размеренная и предсказуемая, наверное такая, какая и должна быть, настраивает на сонный лад (работа до пяти часов – почти у каждого бюджетника на острове,  выходные, когда поселок замирает, и почти общее правило – в обед люди в Южно-Курильске обедают! Расстояния в поселке таковы, что народ столуется, как правило, по домам. При этом люди редко ходят пешком, чаще ездят на автомобилях, почти нет велосипедистов. По вечерам встречаются на тихоокеанском побережье и в поселке редкие бегуны. Местные признаются, что бегают исключительно приезжие, у своих такой традиции нет, ленивы. Во всем остальном тихий и абсолютно провинциальный поселок без инициативы (хоть сверху, хоть снизу) и без какого-либо потенциала с крайне редкими исключениями (спортивная секция каратэ под руководством чемпиона мира Ильи Кучерова, да частный бизнес: там и там не принято расслабляться, поскольку нужен результат, а не отчеты). Общее впечатление от Кунашира - закончатся бюджетные деньги и народ с остров сбежит: понаехавшие, а здесь их теперь большинство, на острова прибывают никак не из-за патриотических чувств, исключительно из-за денег.
Тихоокеанское побережье и редкий утренний пешеход
Дикий курильский туризм

В конце 80-х, начало 90-х на островах был туристический бум: люди приезжали во множественном числе, по несколько тысяч человек каждый год. Этому способствовала открытость территории (путешествовали чаще всего соседи – сахалинцы, для которых одна, в крайнем случае - две ночи на корабле), хорошая транспортная система - в те времена ходили три корабля – два с Корсакова и один с Владивостока. Рейсы были устроены таким образом, что переплыть с острова на остров можно было в любом направлении. Кроме кораблей летал с Сахалина еще и гражданский самолет. Некоторые умудрялись летать и на военных.

В наши дни с Сахалина в море выходит только корабль «Игорь Фархутдинов», билеты на который можно купить, как правило, за три-четыре недели. Цена билета на самолет в одну сторону – 16 тысяч рублей из Южно-Сахалинска на Кунашир и Итуруп, но авиарейсы, как водится, на Дальнем Востоке, привязаны к капризной местной погоде, то есть, гарантии, что не придется неделю жить в Южно-Сахалинске, или корабль не пройдет опять же из-за непогоды мимо "вашего" острова, никто на Дальнем Востоке не даст.

В конечном итоге, в случае даже очень большого везения, на два южно-курильских острова - Кунашир и Итуруп - можно попасть с материка примерно за "экономные" 45-60 тысяч рублей. И это только в одну сторону и на одного человека, и только затраты на дорогу (!) Жизнь на островах дешевой не назовешь и эти расходы также приходится учитывать. Так что говорить о развитии туризма в этом крайнем восточном направлении, мягко говоря, преждевременно – даже по малому счету ничего для этого сделано не было. У сахалинских чиновников потенциала для развития туризма на своей территории явно не хватает, местные же курильские чиновники инициативой тем более не блещут: показательной оказалась встреча представителей безвизовой японской делегации на остров Кунашире: в качестве примера японская сторона привела всемирно известный национальный парк Сиретоко, который по информации посещает ежегодно более пяти миллионов человек в год. На вопрос японской стороны: сколько туристов могут принять на Кунашире единовременно?- местным предпринимателем и владельцем частной гостиницы был дан вполне внятный ответ - не более пятидесяти. На острове расположено еще две частных небольших гостиницы и российско-японский дом дружбы, который в первую очередь готов принимать японские безвизовые делегации и вероятно по этой причине на встрече о нем и не упоминали. С частниками же зачастую связаны командировочные, прибывающее на остров, редкие гости и не менее редкие отечественные туристы.
Плюс наличие пограничной зоны и стандартные тридцать дней в ожидании оформления пропуска - не характерная для активных туристов процедура, но без нее на Кунашире можно увидеть только аэропорт и Южно-Курильск.
Местные природные достопримечательности - вулканы, фумаролы, термальные источники удалены, наличие же бурых медведей и встречи с ними явление постоянное и никак не безопасное, однако безопасность для путешественников на острове не гарантирована ни одной государственной службой
Гибель смотрителя маяка на севере острова в районе мыса Ловцова в голодный для медведей 2017 год оказалась, к сожалению, показательной в определенном смысле.
Головнино – исконно российская территория

День села в Головнино и 70 летие со дня образования. Село образовано японцами и носило название Томари. Но вероятно в пику японцам празднуют именно с момента захода советских войск на острова. Через столетие, когда, есть надежда, мир с японцами утрясется - подпишется, историки вспомнят совсем о другой дате и переименуют село в японское Томари. Однако и сам Головнин был, по всей видимости, лихим дядькой. Читаю в википедии про него: именем Головнина названы - село в Южно-Курильском районе, залив в Беринговом море, пролив на Курильских островах, мыс в Америке и гора на Новой земле.
Головнин В.М. из старинной дворянской фамилии Рязанской губернии, родился в 1776 году. Отец его и дет провели службу в Преображенском полку, куда согласно обычаю, на шестом году от рождения был записан сержантом и он. Потеряв родителей, Головнин бы определен в морской кадетский корпус. Произведенный в гардемарины, участвовал в сражениях против шведов в 1790 году, за что был награжден медалью. В 1793 году был произведен в офицеры и с тех пор беспрерывно находился в походах. Время с 1801 по 1805 годы провел в Англии, куда был послан для службы на судах английского флота. В 1806 году Головнин был назначен командиром шлюпа «Диана», отправлявшегося для географических открытий и описаний в северной части Великого океана. 25 июня 1807 года «Диана» отправилась в плавание. На мысе Доброй Надежды она была арестована англичанами, но успешно вышла из бухты. В 1811 году на Головнина было возложено описание Курильских, Шантарских островов и Татарского берега. Здесь, во время работы на юге острова Кунашира, гарнизоном японской крепости Томари Головнин был коварно захвачен в плен, в котором прожил два года. В 1817-19 годах Головнин совершил новое кругосветное путешествие.
Три ветродизельных электростанции стоимостью 200 млн рублей были установлены в районе Головнино, увидеть в рабочем состоянии станции не удалось (две поездки на юг острова), но местные жители уверены, что они работают
Не состоявшаяся поездка в Дубовое к медведям

С утра планировал выбраться в Дубовое – Головнино, но проспал и не попал на единственный рейсовый утренний автобус (ездит раз в двое суток, что-то около 60 километров в одну сторону). Про Дубовое редактор южно-курильской газеты выразился в том духе – «на улицах поселка проще встретить медведя, чем человека. Люди из одного дома в другой бояться выходить». 
Старая часть Южно-Курильска, пожалуй, самое фотогеничное место на Кунашире. Деревянный Южно-Курильск постепенно уходит под снос, строятся новые более современные дома. 
Центральная часть Южно-Курильска восточной экзотикой не блещет: две неподъемные лавки-таксы, красная корова  с пробоиной на хребте (справа от собак-лавок), разноцветная бабочка и красные сердечки напротив Ильича - набор курильских "достопримечательностей" и провинциальной безвкусицы, привнесенной с материка - разочаровали с первых минут присутствия на острове.
Курильские медведи

Накануне, 14 октября, охотник-волонтер Георгий Кулинский отправился за очередным своим медведем. Убил или нет – неизвестно. 13 октября из тех же мест привез медведицу. Говорит, что зверю восемь лет, жаловались рыбаки. Мог попасть с ним на этот выезд, но не попал.

Убивать или нет – об этом у Кулинского уже не спрашиваю. Государственный инспектор Андрей Архангельский говорит, что люди сами виноваты – расплодили повсюду помойки, вот медведи и потянулись. На севере, на Охотской стороне, рыба с его слов, идет. И медведи, которые хотели, ушли на это, западное, побережье. В прежние годы, как говорят, медведей били всегда. Каждый год около десятка лицензий дается на отстрел.
Что я знаю про покой

С филатовского кордона приехал егерь Андрей Архангельский. Рассказал, что в окрестностях появились три медведя. Один – здоровый и черный – ходит вдоль побережья в непосредственной близости от кордона и никак не реагирует на присутствие человека.
«Это не нормально» - говорит Архангельский, звери потеряли страх перед человеком и техникой.
Ружья у Архангельского теперь нет, из средств самозащиты только один фальшфейер, но в критической ситуации он не поможет – утверждает филатовский егерь.

Выстраиваю планы по посещению этих северных медвежьих кордонов, хотя по большому счету – надо бы просто пропустить этот год во избежание неприятностей больших или малых.
Южно-Курильск - зимняя панорама со стороны "Орбиты". Крайняя на мысе улица - Океанская, постепенно уходит под снос.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...