Герои

«Слепые в стране «глухих»

Как в ДНР живется гражданам с нарушением зрения
18.03.2017
Дворец культуры «Родина», бывший когда-то вторым домом для слепых и слабовидящих дончан, располагается неподалеку от известного донецкого рынка «Мотодром». Здесь же, буквально через дорогу, находятся предприятие, на котором до войны трудилось несколько сотен людей с нарушением зрения.
У входа в Дворец культуры, нас встречает пожилой мужчина в очках и старомодной фуражке. Здесь же, прямо на улице, расположилась сотрудница местной библиотеки. Она сидит на заблаговременно приготовленном стуле, всем своим видом демонстрируя, что двери «Родины» открыты для посетителей. 

Мужчина представляется Леонидом Алексеевичем Бондарем. Его должность, по нынешним донецким временам, звучит парадоксально – председатель Донецкой областной организации Украинского товарищества слепых в Донецкой Народной Республике. Представляясь, Леонид Алексеевич иронически улыбается. Осознает, дескать, абсурдность ситуации.

Он приглашает нас осмотреть помещение и едва переступив через порог, мы тут же понимаем, отчего женщина предпочла сидеть на улице. Даже погожим мартовским днем, в ДК «Родина» неприлично сыро и холодно. Да так, что хочется укутаться поплотнее и надеть капюшон. 
— Лес.медиа
– Видите, промокло все, - произносит Леонид Алексеевич извиняющимся тоном, ведя нас по неосвещенному фойе.
— les.media
«А здесь, в последнее время, мы проводили всевозможные конкурсы и концерты. Здесь просто теплее», - говорит он, открывая перед нами дверь актового зала. Помещение явно знало и лучшие времена. Ковры набухли от сырости, а краска местами вздулась и начала отслаиваться. В последний раз, отопление в здании включали еще в 2014-м году.

На втором этаже еще холоднее. На стенах висят стенды с грамотами, разнообразные картины и аппликации. Все это, как нетрудно догадаться, результаты деятельности членов организации.

«Вот, обратите внимание, это слепые люди учатся вышивать и делать аппликации. А вот, посмотрите, наши коллективы на фото. В свое время, еще при Союзе, ДК «Родина» завоевывал гран при Большого театра. Это, скажу я вам, очень серьезно. И при Украине завоевывали гран-при. Вон там, взгляните, все грамоты висят. Это не голые слова. Есть у нас народный коллектив «Русская песня». Звание народного подтверждали каждые два года. Приезжала комиссия и в большом зале устраивали концерты. Но сейчас дворец не работает. Только я и остался. Потому, что если все брошу, то про слепых вообще забудут. А так я напоминаю, по министерствам хожу. Помощи прошу, то-се», - задумчиво произносит наш экскурсовод.
Украина нынче стала заграницей, а республиканские власти, по словам председателя организации, не питают к слепым дончанам и их проблемам ни малейшего интереса. «У нас в обществе сейчас примерно 930 – 950 человек. Говорю приблизительно, потому, что люди то приезжают, то уезжают. А до войны, в 2014-м году, было 1222 человека. Тогда мы еще работали. Но власти нами не интересуются. Обращался к ним миллион раз. Ну, пусть не миллион, но десятки раз – точно, - констатирует он, отмечая, что организация у них серьезная. С заявками и заявлениями, картотекой, членскими билетами и прочими атрибутами. И продолжает. - Результат обращений – что-то около ноля».

В темных и давно опустевших коридорах Дворца культуры, шаги звучат непривычно гулко. «Мы и сейчас пытаемся как-то работать, но, к сожалению, ДНР нас почему-то отторгает. Я и сам не понимаю, в чем причина. Ну, сказали бы, что денег пока нет и надо подождать. Мы даже обращение к Захарченко писали. А ответы всегда одни и те же. Либо «мы отправили ваше письмо на рассмотрение», либо «направили в профильное министерство». А потом – глухо», - недоумевает Леонид Бондарь, пока мы плутаем по коридорам.

На сегодняшний день, программа минимум – получить статус Республиканского общества слепых. Нужно это хотя бы для того, чтобы не представляться «украинским», обращаясь за помощью к Российской Федерации. Но, по словам председателя, государство их не регистрирует, ссылаясь на отсутствие необходимой для этого законодательной базы.
— Лес.медиа
– А вот и наша библиотека. Зайдем, посмотрим. Вот эти книги…
Я, знаете, побирался. Был у нас в 2015-м году Сергей Миронов. Это депутат Госдумы. Я пришел и пообщался с ним. Он тогда спросил, какая нужна помощь. Говорю, что трости нужны и книги. И вот – прислали. Учебники еще, набранные шрифтом Брайля. Это все Россия помогла.
— les.media
Перемещаясь от одной кипы литературы к другой, Леонид Алексеевич не перестает говорить, будто опасаясь, что мы потеряем интерес и просто уйдем. Мы же рассматриваем привезенные из России книги. Подмечаем, что одна из них написана известным российским писателем Захаром Прилепиным.

Но, такая помощь – явление крайне редкое. Все потому, что организация не имеет республиканского статуса. «Нормально Россия нам помогать не может, при всем желании. Финансирования от государства – ноль. Мы раньше на государственной поддержке Украины жили. Выделялись средства нам – на оплату труда, на канцелярию разную, отопление ДК и прочее. Вот, например, озвученная литература у нас. Она уже старая. Давно пора на флэшки перейти, но это стоит денег, а я уже не знаю к кому обращаться. Писал обращение в Министерство социальной политики. Они там приняли постановление «Об обеспечении средствами технической реабилитации». Вы меня простите конечно, но это же украинское постановление №321. Слово в слово. А там, из 105-ти пунктов, только пять касаются слепых и глухих. Все прочие – для инвалидов-колясочников. Я понимаю, что им тяжело, но и у нас тоже…», - речь нашего собеседника прерывает «кукареканье» наручных часов.

Он тут же извиняется, объясняя, что без таких «говорящих» часов и трости, слепому человеку не прожить. Да и чтение – важная часть жизни людей с нарушением зрения. И одними лишь аудиокнигами не обойтись. Нужны книги, набранные шрифтом Брайля, которых всегда не хватает.

«Я ведь инженер и привык много читать. Теперь могу только одним глазком подсматривать. Слушаю, конечно, озвученную литературу, но это совсем не то же самое», - сетует он, указывая на шкаф, забитый морально устаревшими кассетами.

Когда-то эта библиотека наверняка была красой и гордостью «Родины». Сейчас же она превратилась в сырое и холодное помещение, где хранить книги просто нельзя. На столе библиотекаря стоит допотопный компьютер. Впрочем, его древность – это не самая большая проблема. Во-первых, электричество, телефонная связь и доступ к Интернет отключены, а, во-вторых, библиотекарь давно рассчиталась и ее функции исполняет женщина, которая, в данной сфере, мягко говоря, не специалист. 
Поежившись, интересуемся, как давно помещение не отапливается.

«Нет тепла уже три зимы, - отвечает Бондарь, - в 2014-м году, мы в последний раз отмечали здесь новогодние праздники. Уже тогда мы работали бесплатно. В последний раз, зарплату нам выплатили в сентябре. А потом директор распорядился выключить отопление. Выключили, спустили воду. Но систему уже сто лет не промывали. Все это замерзло и радиаторы полопались. Тогда стояли крепкие морозы. Я тут просил, побирался и нам прислали пятнадцать новых радиаторов. Но их нужно больше. Все упирается в то, кто мы. Фактически – мы никто», - отвечает Леонид Алексеевич, непроизвольно постукивая о подоконник костяшками пальцев.

Покидая библиотеку, он еще долго сетует, дескать, в былые времена сюда приходили сотни людей. Читали, обменивались книгами, обсуждали те или иные произведения. В общем, социализировались. Теперь же, библиотека работает всего несколько часов в день и приходят единицы.

«Знаете, я думаю, что может быть, мои призывы не доходят до Захарченко, а остальные почему-то..., - произносит он, отпирая двери своего кабинета, но тут же подбирается, - а вот и наше Управление Донецкой областной организации. Вы уж извините, но как есть. Сыплется все, но что поделать».

Крохотный кабинет председателя организации промерз, кажется, до основания. У стола, делая картину еще более сюрреалистичной, стоит большой вентилятор. Хозяин кабинета снова извиняется, объясняя, что если открыть окно, то станет немного теплее.

Заняв свое законное место, он тут же раскрывает пухлую папку, которую все это время держал в руках. Но столе появляется кипа самых разных документов.
– Вот…чтобы не быть голословным. Наше пополнение. Сейчас поступают новые ребята. У этого 
паспорт осколком пробит. 
— Лес.медиа
— les.media
Трое военных поступили. Все – инвалиды по зрению. Этот конкретный – водитель САУ. Раньше трактористом был. Потерял кисть руки и один глаз. Второй тоже не видит. Была у него гражданская жена – бросила, когда ему пенсию в 1800 рублей дали. Я договорился, чтобы его в дом престарелых, что в Новом Свете, взяли. А по документам у него, кстати, «бытовая травма». Вот так. И, чем дальше, тем больше будет таких людей. Ими нужно заниматься. Нужно срочно реанимировать общество слепых», - рассказывает он, показывая один документ за другим.

По мнению Леонида Алексеевича, люди вновь стали бы приходить в организацию, будь для этого соответствующие условия. Но, для этого, нужно, чтобы она вновь начала работать.

«Знаете, в 2014-м и 2015-м годах, нам давали российскую гуманитарную помощь для инвалидов по зрению. Все, конечно же, по документам. И люди приходили. Значит, мы нужны», - говорит он.

Но, по каким-то причинам, в последний раз, гуманитарную помощь, по словам Бондаря, выдавали еще в октябре 2016-го года – накануне Дня инвалида. С тех пор – ничего. Хотя, на официальном сайте МЧС ДНР, в перечне категорий граждан, которые должна получать гуманитарную помощь, в числе прочих, указаны инвалиды первой и второй групп. Материал опубликован десятого марта 2017-го года.

В папке у Леонида Алексеевича хранятся все обращения к государевым слугам и ответы на них. За три года бумажной волокиты, в ДНР сменилось несколько министров социальной политики, но воз и ныне там – сплошные «отписки». Есть в этой коллекции даже ответ на просьбу о встрече с главой республики Александром Захарченко. Если вкратце, то руководитель государства обещал выделить слепым дончанам толику своего времени тогда, когда оно появится.

«А вы к другим журналистам обращались со своей проблемой?», - осторожно спрашиваемы мы, разглядывая многочисленные «отписки».
— Лес.медиа
– К другим журналистам? Обращались. Но они говорят, что плохого не велено писать, - отвечает хозяин кабинета, оторвавшись от своих бумаг.
— les.media
 «Вот, посмотрите. Это перечень вопросов, которые я подавал на рассмотрение в министерство. Тут и трудоустройство, и культура, социальная и спортивная реабилитация. У нас шашисты и шахматисты, представляете, играют по памяти. Чемпионы Европы были. Женщина одна в Харьков уехала. Сейчас за Украину играет. Она вернется, если все будет нормально. И пловцы у нас есть – олимпийские чемпионы. Уже не при СССР даже это было, а при Украине», - вспоминает он.

Разговор снова возвращается к раненому ополченцу. Ему, оказывается, можно восстановить один глаз. И, по этому поводу, Бондарь даже обращался за помощью во Всероссийское общество слепых. Но те, будучи на балансе у государства, переадресовали просьбу в профильное российское министерство. И тут вновь дело уперлось в отсутствие у организации республиканского статуса. Логика подсказывает, что «украинская» организация должна решать проблему через Украину, однако это, по очевидным причинам, не представляется возможным.

«Раньше мы получали минимальную зарплату. Это 1100 гривен. Сегодня минимальная составляет 2500, верно? Если на всех, то это около пятидесяти тысяч. Неужели это такие большие деньги? Обращаюсь, пишу письма. Иначе – никак. Нам бы, во-первых, добиться, чтобы нас как-то признали, а, во-вторых, решить проблему финансирования. У нас, казалось бы, уже есть организация. Нам бы только помочь на старте. Я хоть что-то вижу, но другие совсем слепые. Мы вынуждены просить о помощи. При этом, мы хотим работать на своем предприятии, которое уже еле дышит, хотим зарабатывать сами», - констатирует он, снимая очки.

По части признания, выходит странно. Как объясняет Бондарь, их организацию пытаются приравнять просто к общественной. «Но мы созданы постановлением правительства Советской Украины. Вот, посмотрите на Статью №31 республиканского закона о социальной защите инвалидов. Написано, что льготы для инвалидов бывшего СССР должны сохраняться. Это действующий закон», - тычет Леонид Алексеевич в распечатку документа с обведенной маркером статьей.

Также, он обращает внимание на то, что, согласно Конституции, Донецкая Народная Республика является демократическим, правовым и, что особенно важно, социальным государством. Но по социальной части, учитывая все изложенное, явно наблюдаются большие проблемы.

Прощаемся уже на улице, поскольку находиться в промерзшем здании больше нет никаких сил. Леонид Алексеевич продолжает рассказывать нам о проблемах слепых. О том, что многие военные пережили сильные контузии, а это неминуемо скажется на зрении. Что проблемам слепых людей нужно уделять особое внимание. Что нельзя просто оставить их на обочине жизни, лишив возможности работать, социализироваться и, в конце концов, просто общаться друг с другом.

Наш собеседник не теряет надежды. Говорит, что собирается вновь писать высокопоставленным чиновникам, в надежде, что хотя бы один из них откликнется. Откликнутся ли? Надежды пока не видно.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...