Репортажи

Перемирие окончено?

Вооруженные силы Украины открыли огонь
по жилым кварталам Макеевки
28.10.2016
27 октября, около семи вечера вооруженные силы Украины открыли огонь по жилым кварталам Макеевки.
По сообщению городской администрации, в результате обстрела двое горожан погибли. Пятеро – ранены, в том числе, шестилетняя девочка. Обстрелами повреждены четыре многоквартирных дома и детский сад. 
Возле дома № 38 по улице Коккинаки суетятся коммунальщики. Убирают обломанные ветви, сматывают упавшие провода, разбирают побитый шифер. Крыши на углу дома почти нет – снаряд попал точно в ее нижний край, чудом не влетев в квартиру.
- Здесь была моя мама, - даже через двенадцать часов после трагедии Людмила растерянным взглядом обводит родную гостиную, как будто не может ее узнать.
— Лес.медиа
— les.media
Опознать вчера еще уютную комнату, в которой сегодня из мебели остался один скошенный старый шкаф, подпертый обломками кирпича, а потолок угрожающе шуршит осыпающимся строительным мусором, действительно тяжело. Дом, построенный в середине прошлого века, такого «подарка» на старости лет не ожидал, и теперь жалобно поскрипывает перекрытиями.

- Танковый снаряд, что ли, или мина 120-я, - говорит мужчина в военной форме,  оценивая через разбитый балкон вероятное направление стрельбы. – Тут же напрямую до «промки» (промзона между Авдеевкой и Ясиноватой, где постоянно происходят столкновения вооруженных сил республики и ВСУ – прим. ред.) километров шесть, не больше. 

Прошлым вечером 78-летняя бабушка Галина Ивановна Манякина осталась одна, проводив детей и внука на службу. Включила телевизор, около семи позвонила дочери. 

- Она говорит: «Бахает». Я ей – «Бери одеялко и иди в коридорчик». Только она вышла, как и прилетело. Слава Богу, мама живая! Сердце схватило, но соседи откачали, «Скорую» вызвали. Узнать бы врачей, что приезжали – им поклониться, спасли, - продолжает Людмила. – Теперь, наверное, окончательно в казарму переберемся. Что-то, наверное, сделают, но дом очень старый, кроме крыши надо будет проверять все несущие конструкции, еще и все водой позаливало. А  утром были из города, говорят: «Здесь ничего страшного». Как такие люди у власти оказываются?! И еще один, из райсовета кажется, говорит, мол, это не к нам, это к Порошенко. Ну, ничего, я до всех дойду!

Судя по интонации,  эта женщина только отходит от шока, а комиссии по оценке ущерба, представители которой беспомощно топчущейся на лестничной площадке, еще предстоит пережить в общении с ней нелегкие минуты. 
Снаряд попал в жилой дом. Военных объектов в ближайшей округе нет и никогда не было
Оставив их, едем в соседний район к Газетному переулку. По городским дорогам туда минут десять, но по прямой это всего на пару километров глубже в тыл, и вот именно этого расстояния для безопасности не хватило. Во дворе тоже оживленно. Из большой армейской палатки выглядывает дымоход буржуйки, а лист бумаги на входе свидетельствует, что здесь каждый желающий может попить чаю и согреться.

- Этой ночью здесь никто не ночевал. Наверное, не разобрались что это - для всех желающих. Только мы погреться по очереди забегали. А сегодня может и будут – не все же могут куда-то уехать, - рассказывает молодой румяный МЧСник.
- А Верка как раз дите со школы музыкальной пошла забирать, а тут… Хорошо, хоть газ не взорвался, а то б и дома не было, - женщина с двумя ведрами осколков останавливается, чтобы перекинуться парой слов с соседками.
— Лес.медиа
— les.media
Война ли, мир ли, а у женщин всегда найдется время поговорить о житейском, да, хотя бы о стеклах, оставшихся целыми после обстрела.

- Вон, видишь на трубе сварка, - крепкий мужчина в синей шапочке показывает пальцем на остатки газовой трубы, к которой работники «Донбассгаза» споро примеряют новую, - Это в прошлый раз перебило, в 14-ом.  Вчера ребята говорили, что из САУ стреляли. Сколько ж они бьют? От нас до Авдеевки же километров двадцать.
Разбор завалов после обстрелов привычная работа для местных коммунальщиков
- То по дороге двадцать, а так-то ближе, - поправляет его стоящий рядом пенсионер. – Он видно через дом пролетел и тут на излете попал, вон, прям в козырек. Мне вечером зятек дочку с внуками привез. Говорит, бахало как в четырнадцатом, так они руки в ноги и ко мне.
- Не слышали, девочка та выжила? Вечером писали, что ребенка ранили. Вчера быстро приехали, молодцы. И пожарники, и скорые ездили… Ну, что она делает?! Порежется же, - сам себя на полуслове обрывает наш собеседник и трусцой бежит к подъезду. 

На четвертом этаже, видимо, супруга убежавшего, как раз начала вынимать осколки стекла из оконного профиля, и хозяин квартиры, до того вольготно прогуливавшийся, чтоб не мешать уборке, решил взять опасную часть операции на себя. 
 
- Чтоб они сдохли, те сволочи, - в выражениях, неожиданных для благообразной престарелой дамы комментирует ночной обстрел старушка хорошо за 70. – Это ж надо, какого горя людям натворили. 
Макеевка. Жилой дом. От крыши ничего не осталось
Впрочем, после тяжелой военной ночи эмоции переполняют далеко не всех. Страх прошел, с убытком и ущербом уже смирились, через разбитые окна видно, как в квартирах идет уборка, а некоторые уже заделывают проемы фанерой. Власти обещали помочь с остеклением, но очевидно, что какое-то время придется жить так, а значит, каждый утепляется, как может. Говорят, к концу дня может дадут отопление и газ. 

Жизнь продолжается. «Минская подгруппа» готовится к видеоконференции, политики – к очередным заявлениям, жители поврежденных домов – к холодам, население республики – к горячей зиме. 

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...