Герои

Семиотика мертва, да здравствует культурная эволюция

"Тарту – странное место, где два студента-докторанта могут жить в центре города и при этом топить печь…" 
21.11.2016
Познакомились мы лет пять назад: как водится, в коридоре Тартуского университета, перед какой-то конференцией.
Дом, в котором Олег на пару с однокашником по университету снимает жилье, – это одноэтажное приземленное строение, разделенное на несколько квартир. В квартире две жилые комнаты, кухонька, прихожая с установленной прямо там душевой кабиной. Удобства – в неотапливаемом предбанничке. Изначально дом строился как конюшня, затем где-то после прихода Советской власти в Эстонию здесь устроили бараки для солдат. Забавно, что в начале XXI века здесь обитают докторанты.

Олег предлагает чаю, и мы устраиваемся поудобнее в большей комнате, занимаемой соседом Олега – Артемом. Обстановка аккуратная и даже в чем-то спартанская: диван, два больших стола, журнальный столик, стул и кресло. На подоконнике – кактусы. Большой книжный стеллаж. На стене в рамочке чуть кривовато висит плакат „Cultural Evolution Seminar“. На плакате – спираль ДНК, овивающая античный женский торс.
Cultural Evolution Seminar
  • – Мы с Артемом и еще одним другом, Пеэтером, делаем семинар по культурной эволюции. Это наша инициатива, мы попросили подругу, Машу К., чтобы она каким-то образом использовала свои умения в создании картинок для продвижения нашего семинара. Вот что получилось. Буквально несколько дней назад мы развесили эти плакаты по всему университету.

    Культурная эволюция – направление в социальных и гуманитарных науках, ставшее довольно популярным лет 10 назад. Главная идея состоит в том, чтобы соединить изучение культуры и дарвиновскую теорию эволюции: не просто как эволюцию во времени, а как изначальную вариацию, отбор и передачу наследственных черт следующим поколениям культурных носителей.

    Идея в том, чтобы составить «костяк» теории литературной эволюции, т. е. исследовать, каким образом разнообразные литературные формы (тропы, фигуры, комбинации сюжетных мотивов и проч.) эволюционируют во времени, соединяются друг с другом, мутируют; как происходит создание новых веток на эволюционном древе литературы; какие силы по-настоящему управляют ею. Это примерно такой же взгляд на культурные продукты, как у биолога – на живые организмы.
Данная теория может стать объединяющей площадкой для самых разных гуманитарных дисциплин. Это сильно похоже на то, чем пыталась быть семиотика в 60-е гг. XX в.
— Лес.медиа
— les.media
Франко Моретти, «Дальнее чтение»
По моей просьбе Олег показывает книгу, которую они переводили вместе с Артемом и еще одним молодым ученым «тартуского розлива», Алексеем В.
  • – Книга написана Франко Моретти, известным ученым-литературоведом, профессором в Стэнфорде. Кроме того, сейчас он научный соруководитель моей диссертации. Какое-то время назад я наткнулся на одну его (другую) книгу, которая меня сильно заинтересовала. После этого мы перевели с Артемом его статью и она получила хорошие отзывы в журнале НЛО. Ну а потом мы решили: а почему бы не перевести целую книжку?..
    В первом же издательстве, куда мы предложили перевод, нам ответили, что задумка отличная.

    «Дальнее чтение» – это новый подход к исследованию литературы, при котором мы изучаем литературную эпоху или определенный жанр как бы «издали»: берем не одно произведение или несколько, а сотни или тысячи текстов. При этом мы пытаемся найти во всем этом множестве романов или стихов кое-какие закономерности. Например, уменьшение количества глагольных рифм или увеличение количества диалогов. Дальнее чтение дает представление о том, куда движется литература, как она развивается. Этим оно отличается от традиционных методов литературоведения, когда ученый детально разбирает лишь одного автора – например, Достоевского или Шекспира. Такой традиционный подход обычно называют «медленным чтением».
В 2011 году Олег приехал в Тарту из Кременца (Западная Украина) учиться в магистратуре на семиотике. Закончив, поступил здесь же в докторантуру на сравнительное литературоведение. Сейчас идет уже четвертый, последний год обучения. Олег собирается дописать диссертацию этой весной и защитить ее в срок. В дальнейших планах – расширить материал до полноценной книги, популяризирующей подход культурной семиотики к анализу литературы.
  • – Я учился в Киево-Могилянской академии на общей филологии. Там я заинтересовался Юрием Лотманом и до конца бакалавриата купил все его книжки, которые можно было купить в Киеве. Я все это прочитал и решил, что я приеду в Тарту, раз тут есть такая возможность – учиться на магистратуре по семиотике. Здесь уже училась одна моя знакомая, так что я знал, что это в принципе возможно. Хотя, конечно, была идея, что это очень сложно и берут сюда одних гениев.

    Потом я прошел на семиотику и понял, что в принципе большую часть того, что нам нужно здесь прочитать и узнать, я давно прочитал и узнал. Но, конечно, я здесь познакомился с какими-то важными вещами, уже прямо не связанными с культурной семиотикой и Лотманом, – биосемиотикой, зоосемиотикой и прочим. Это потом помогло мне переквалифицироваться в «культурного эволюциониста».
Почивший товарищ
Единственная вещь в доме, которую Олег привез еще из Украины, – старый ноутбук.

Буквально на днях случилась трагичная история, знакомая каждому современному человеку: на давнего друга был опрокинут чай. Пришлось срочно искать замену. Машине было больше 8 лет, обычно ноутбуки столько «не живут». Олег приобрел его еще на втором курсе бакалавриата: проработал он без каких-либо особых поломок, сносно пережил все путешествия и переезды. На нем писались дипломные работы, подбирались материалы для исследования, просматривались фильмы и сериалы. Пеэтер одолжил Олегу свой старый ноут, так что пока проблема временно решилась. Наверное, можно было бы сдать сломанный компьютер куда-то в ремонт, но Олег не уверен, выпускают ли сейчас вообще подходящие запчасти.
Universitatis Tartuensis
На рабочем столе в комнате Олега (помещение в два раза меньше, чем соседнее; всего-то стол, кровать и книжная полка) – пара книжек, мобильный телефон, тетрадь, ручка, термос с эмблемой университета и самое драгоценное: распечатка наметок первой главы будущей диссертации. Заглядываю в бумажки: записи на трех языках, английском, украинском и русском. Родной язык Олега – украинский. В конечном виде диссертация будет на английском, но промежуточный текст он пишет, по собственному объяснению, на том языке, на котором в данный момент психологически проще написать абзац.

  • – Моя диссертация также связана с концепцией «дальнего чтения». В целом она она посвящена культурной эволюции литературы и в ней применяются количественные методы анализа. В литературоведении это направление практически не исследовано, появлялись лишь отдельные статьи на эту тему (того же Моретти, например). Диссертация, когда я ее напишу – а я ее напишу, – будет первой монографией на эту тему.
«Сердце» квартиры образует печка. Обе жилые комнаты – проходные: заходишь в первую справа от печи, обходишь ее по левую руку, попадаешь во вторую комнату, побольше. Из нее снова налево – вот мы и в изначальной точке. Складывается впечатление, что в процессе раздумий о чем-то высоком на таком маршруте можно намотать немало кругов.

Как это ни странно, но в Эстонии, где, по выражению одного моего знакомого, «вайфай так густ, что его можно ловить в воздухе рукой», а использование электронных технологий так глубоко интегрировано в общество, что все личные документы заменяет миниатюрная ID-карта, печное отопление не редкость. Легче не затевать масштабный ремонт и переехать в новый дом, а старое жилище сдавать тем же студентам. По деньгам, действительно, это выходит гораздо дешевле, чем снимать квартиру с центральным или тем более электрическим отоплением. Главное – не забыть вовремя заказать дрова и навостриться в мастерстве истопника.
  • – Да, кажется, что Тарту – это такое странное место, где два студента-докторанта могут жить в центре города и при этом топить печь… Ну, это удобно, я не жалуюсь. Уже научился нормально топить. В каком-то смысле это уже воспринимается без особой романтики: проснулся с утра, если холодно – топим печку…

    В общежитии я жил давно, потом снимал квартиры в разных местах. Потом мы с Артемом придумали, что будет весело снимать совместное жилье. Мы не очень долго искали подходящее место, главное было – более-менее в центре и относительно недорогой вариант.

«Сердце» дома
Стандартная докторантская стипендия в университете – 420 евро. Правда, благодаря разным фондам и грантам студентам, если повезет, периодически что-то доплачивают.

Рента квартиры, в которой живет Олег, стоит 250 евро в месяц. Плюс счета: электричество, интернет и, разумеется, дрова. Дрова, кстати, нужно докупить – уходит их больше, чем ожидалось.

Комментарии:

Вы должны Войти или Зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии...


  • а для стороннего читателя не помешал бы лид.
    а то не очень понятно, что предлагается читать, какой формат материала - воспоминания о человеке, о научной школе, что-то ещё.