Школы

Портрет в интерьере

второе задание Курса молодого бойца

21.11.2016
Всем привет! Итак, задание - портрет в интерьере. 5 фотографий  + 5000 знаков текста. Пойдите к кому-нибудь в гости и найдите 5 деталей интерьера, которые лучше всего характеризуют вашего героя. Пусть он сам о них расскажет, а вы спрашивайте. Смотрите внимательно вокруг и слушайте внимательно, задавайте уточняющие вопросы. Форма изложения - свободная - интервью, авторский текст, прямая речь героя, текст, разделенный на главки - как вам больше понравится. 

Дедлайн - воскресенье, 2 апреля, 12.00.  Я прочитаю и опубликую разбор полетов. Следующая встреча - воскресенье, 9 апреля, 18.00. 

Для вдохновения советую прочитать "Чемодан" Довлатова, а также вот эти репортажи авторов РР. Посмотрите, как и для чего используется этот прием, как правило это коротенький, но важный абзац. Обратите внимание - деталями интерьера могут быть не только предметы, но и звуки. 



Девять соток земли обработаны кое-как. Антоновка и слива плодоносят как бы сами по себе, без видимых усилий хозяйки. Она удивляется яблокам: «Странно, чем дольше лежат, тем медовее становятся». Никакой скотины она не держит. Из съедобной живности лишь соседские куры приходят на ее участок — снести яйцо-другое. Галина Чувина объясняет это своим привлекательным биополем. Все может быть.
Зато есть двенадцатилетний человекопес Гоша. Собачье в нем то, что ест без соли. А человечье — что отдыхает на персональном диване, куда запрещено садиться даже столичным гостям. Пес весьма смышлен: как только хозяйка принимается метать ножи, тут же уходит с линии огня. Впрочем, возможно, дело в опыте.
Единственное деревенское умение, которым Галина Чувина овладела в совершенстве, — это определять погоду по печной тяге. «Сегодня, — говорит, — дождя не будет: слышите, как печка весело урчит, — значит, давление высокое». А потом добавляет уже совсем не к селу, а к городу: «Могу формулу написать».




Рижский проспект, 10. Комната Федора. Вернее, свинарник. Отслоившиеся обои, потолок в разводах, штукатурка на полу — все это следы протечек. Три года назад, когда Федор разменивался с родителями, эта комната стоила почти миллион. Здесь он хотел зажить семейной жизнью со своей девушкой Катей. Сделал ремонт. Сейчас они ютятся в коммуналке Катиных родителей.
У кого-то из соседей забубнило радио. Сообщили, что Санкт-Петербург обогнал Москву по качеству жизни.
На столике в прихожей лежит кипа корреспонденции. Отправители из разряда «сердце екает»: аппарат полномочного представителя президента РФ в СЗФО, госжил­инспекция, жилкомитет, администрация Адмиралтейского района, прокуратура, военный комиссариат.
— Мне стали присылать повестки сразу после того, как я отказался сотрудничать с департаментом «Э».
У Федора нет отсрочек. Так что скоро ему идти служить. Вопрос, куда отправят.



Розовые обои с блестками, которые, наверное, когда-то казались шикарными, отклеиваются, большая двуспальная кровать проваливается, и только купленный в кредит телевизор выглядит благопристойно.
— Сломался телевизор, хотели отремонтировать, — как бы извиняется Татьяна, — а за ремонт шесть тысяч надо платить. Мы подумали, уж лучше новый купить…
Татьяна, массивная женщина с внешностью Фрекен Бок, живет на последнем этаже новостройки, возведенной на крайнем севере Москвы как социальное жилье для обитателей когда-то стоявших здесь хрущевок. Впрочем, за 10 лет и эта квартира уже успела прийти в плачевное состояние.


Зеленые стены, красные занавески, кожаный диван. Все аккуратно и лаконично. Кокетливая античная статуя в углу — наверное, единственный намек на то, что я нахожусь в борделе, вернее, на съемной квартире, где Айсу и Мелисса живут и принимают клиентов. Наш разговор идет через гугл-переводчик. Айсу забивает в него фразы по-турецки, я читаю их с экрана по-английски. Ни в одном из этих языков нет мужского и женского рода.


Чашка с Михаилом Шолоховым и "Тихим Доном". Зеленый чай. Иконы на стенах. Чеканный Георгий Победоносец. Бурка белая. Шашка, седло, нагайка, знамя. Портрет (изображение) лошади. Булава. Такие же продаются на рынке неподалеку.
На столе сине-белые шахматы. Расставлены в дебютной позиции. Готовы к бою.
Весь этот набор рождает ощущения краеведческого музея.
Видно, что хозяин кабинета пытается мыслить геополитически: есть глобус, политические карты страны и мира.
В списке казацких заповедей - такая: "Казаком нужно родиться, казаком нужно стать, казаком нужно быть!"


Место действия — город Киев. Кухня панельного дома. Окна заклеены пленкой, изображающей кучевые облака на синем небе. Одна створка открыта и показывает серое небо и бетонные высотки окраины Киева. На подоконнике цветут орхидеи, на плите кипит кастрюля. За столом Панкрат и Елена, муж и жена. Он сидит, скрестив на груди мускулистые руки. Она — в простом платье без рукавов — листает книгу о воспитании детей дошкольного возраста. С буфета на них смотрит парусный корабль, носом повернутый к окну.


В кресле у дивана, болтая тряпичными ножками, с­идит большой желтый Спанч Боб в красном галстуке. Стены оклеены зелеными обоями. Над диваном, п­окрытым бежевым покрывалом, рамки с семейными фотографиями, украшенные сердечками. В одной рамке газетная вырезка, в другой — два фото Дани и Ани с мужем, а посередине золотистые слепки младенческой ладони и пятки. Черно-белый кот на ковре играет осторожной лапой с машинкой. Тихо поет телевизор. Сопит Даня. Скребется дверной замок: пришел отец. Но не хрипы Дани мешают мне назвать это теплое желто-зеленое нутро чужой жизни семейным счастьем. Мне сделать это мешает Анин голос.

http://www.rusrep.ru/article/2013/06/11/semya